На службе у Пресвятой Троицы

Вышел новый, мартовский номер журнала «Монастырский вестник». Его тема – «Молитва и труд: стройка души». Один из материалов номера посвящен Свято-Троицкому монастырю в Хевроне и встрече с его прежним настоятелем иеромонахом Алексием (Елисеевым), ныне епископом Галичским и Макарьевским.

Среди местных жителей одного из древнейших городов мира Хеврона (в Палестинской автономии) трудно найти православных верующих. Тем не менее три раза в неделю по утрам над Хевроном плывет колокольный звон. Дело в том, что в самом центре этого мусульманского города, на участке площадью 9 гектаров, расположен Свято-Троицкий русский монастырь святых праотец Авраама и Сарры. Для того чтобы узнать, как в таких непростых условиях устраивается жизнь обители, как правильно подходить к вопросам воспитания братии и строительству в монастыре, мы провели один день с настоятелем Свято-Троицкой обители иеромонахом Алексием (Елисеевым), ныне епископом Галичским и Макарьевским. Тогда мы еще не знали, что видим отца Алексия в качестве игумена на Святой Земле в предпоследний раз и в его жизни грядет новое назначение. Но обо всем по порядку.

Джигит особенный

Впервые мы увидели иеромонаха Алексия в 2016 году, на Светлой седмице в Горненском монастыре в Иерусалиме. Во время крестного хода на него невозможно было не обратить внимания: громкие и радостные приветствия «Христос воскресе!» на грузинском, греческом, румынском языках, а когда он брал в руки кропило, все понимали, что сейчас «достанется» хорошо, с избытком. Всё это вызывало всеобщую радость и ликование, а священник Горненского, отец Виктор, заметил: «Это джигит особый!»

Когда мы готовились к поездке на юбилей настоятельницы Горненской обители игумении Георгии (Щукиной) в прошлом ноябре, в Русской духовной миссии нам предложили написать про Свято-Троицкий монастырь святых праотец Авраама и Сарры в Хевроне: «Там монашествующая братия, такая великая святыня, как дуб Мамврийский, на участке ведется работа по устройству сада библейских растений и игумен коммуникабельный, может многое рассказать».

Молчанием предается Бог

День, который мы провели с иеромонахом Алексием, получился насыщенным и необычным. Начался он с Литургии в Горненском, куда приехали священники Русской духовной миссии и представители Иерусалимской Патриархии, чтобы поздравить матушку Георгию с юбилеем. После службы прибыл Патриарх Иерусалимский Феофил. Пообедав, в сопровождении отца Алексия мы отправились в Хеврон.

Так как Хеврон находится на территории Палестины, ехать туда на машине с израильскими номерами рискованно. Арабское такси вызвать не удалось, и нас согласился подвезти до Вифлеема директор паломнической гостиницы Русской духовной миссии Георгий Ромашук.

Когда выезжаешь из Горненской обители, то попадаешь на территорию израильской больницы Хадасса.

– А вы знаете, что эта земля раньше была монастырская? – замечает отец Алексий.

– Да, слышали.

– В советское время ее забрали. В больнице есть витражи Марка Шагала, но у меня не было желания их смотреть. Если пойти, значит, согласиться и принять сложившуюся ситуацию. С тихого согласия и молчания предается Бог.

Христианский и русский Вифлеем

По дороге в Вифлеем иеромонах Алексий рассказывает историю своей семьи, о себе в студенческие годы. По всему понятно, что перед нами личность незаурядная, с острым умом и чувством юмора.

– Помню, прихожу в институт в модном пальто, а ректор мне говорит: «Александр Емельянович, вам нужно быть скромнее!» На что я отвечаю: «Скромность – это путь в неизвестность» (смеется).

Пока мы ехали по улицам Вифлеема, наш собеседник показывал нам красивые здания, ранее принадлежавшие русским, которые жили в городе до 1952 года, после чего эмигрировали, в основном в Европу, поскольку тут стало страшно оставаться. Христианское население Вифлеема за последние годы очень сильно сократилось.

Проезжаем мимо Российского центра науки и культуры. Здесь раз в две недели отец Алексий проводит занятия в дискуссионном клубе, куда приходят русскоговорящие христиане: арабы, сербы, украинцы, белорусы. Темы обсуждаются самые разные: закон или свобода, личность и посредственность, объединение и единство.

– На первый взгляд кажется, что это лекции с философским уклоном, но на самом деле мы рассказываем о традиции русской богословской школы, русской мысли.

– А много народу приходит?

– Когда четыре, когда двадцать, когда сорок. Если не придешь ради четырех слушателей, то к тебе никогда не придет двадцать.

Абуна Алексий

Храм-крест Храм-крест
    

Таксист-араб, который везет нас из Вифлеема в Хеврон, – христианин. На стекле его автомобиля висит древнехристианский символ – рыбка. Он заводит разговор с батюшкой, который ему представляется как «абуна Алексий». Абуна – значит отец.

– В Хевроне нет ни одного православного верующего, поэтому в монастырском храме нет прихожан, – отмечает иеромонах Алексий. – Только на Пасху, Рождество и Пятидесятницу приезжают гости – посольские работники и несколько жителей близлежащих городов, но не из Хеврона. В остальное время у нас лишь братия монастыря и паломники.

– И как вам живется в таком враждебном окружении?

– Здесь можно говорить о том, что нет поддержки извне, так как народ рядом инославный. Но похожая ситуация может быть и в России. Часто православный народ, который живет вокруг, так же равнодушен. Мир одинаков везде: христианские нравственные ценности повсеместно отходят на задний план.

Об отце Антонине и цели паломничества

Пасха в Горненском Пасха в Горненском

Отец Антонин изменил отношение к Русской Церкви: до него здесь ее ассоциировали только с политикой

Участок в Хевроне, где праотцу Аврааму явилась Святая Троица, был первым приобретением архимандрита Антонина (Капустина) на Святой Земле[1]. Это единственный участок Русской Церкви, связанный с ветхозаветной историей. Свято-Троицкий монастырь существует с 1925 года.

– Об отце Антонине в основном говорят как о человеке, приобретавшем святые места для нашей Церкви. Я бы сказал, что не это главное. Он изменил отношение греческого иерусалимского священства к Русской Церкви, к русскому народу и священноначалию. До него нашу Церковь здесь ассоциировали только с политикой. Также он изменил отношение к паломничеству. Ведь святыня сама по себе не меняет человека, целью паломничества должно быть изменение себя.

Не стены, а братия

Подъезжаем к обители. Из прошлых посещений Хеврона запомнилось, что по монастырской территории бродили забавные вислоухие козы, ослики, и верблюд даже был. Сейчас их не видно.

– Это животные сторожа-араба. Мне пришлось его уволить: он брал деньги за въезд с паломнических автобусов, что недопустимо.

Иеромонах Алексий несет служение в Хевроне семь лет, и за это время участок преобразился.

– Первые три года я старался не предпринимать никаких серьезных решений и изменений, изучал ситуацию. Нельзя приезжать и слету вводить свои порядки. Бывает, люди, получив новое послушание, сразу начинают что-то сносить или возводить. А зачастую нужно просто сохранить то, что есть. Самое главное для игумена – это спасение душ братии. Попечение об их душах должно быть на первом месте, а потом уже забота о стенах, зданиях и иконостасах.

Попечение о душах братии должно быть на первом месте, а потом уже забота о стенах, зданиях и иконостасах

– Отец Алексий, как вы собирали братию здесь?

– Когда меня сюда назначили, я спрашивал владыку Панкратия (Жердева), где монахов брать, как монастырь восстанавливать. Он подсказал искать среди ребят, которые ездили ко мне в молодежные лагеря на Валааме, ходили на катехизаторские курсы. И еще напомнил мой же вопрос, который я задал когда-то одному архимандриту: «Как в монастыре совершается делание из послушника в монаха?» Так вот, технологии нет. Каждый человек неповторим, и эту уникальность нужно сохранить, поэтому ко всем должен быть свой подход. Дело игумена – направить, а Господь уже Сам управит.

Когда трудно было, я звонил владыке Панкратию, он делился опытом, учил использовать негативный опыт, чтобы не совершать ошибок. На Святой Земле можно видеть, как развивается монашество у греков, румын, коптов, их опыт тоже интересен.

Хранитель Мамврийского дуба

Мамврийский дуб Мамврийский дуб
    

Сразу при въезде в монастырь слева видим большой виноградник, справа – оливковую рощу. В планах у иеромонаха Алексия – изготовление своего вина и оливкового масла, чтобы монастырь мог жить на собственные средства. Помимо сравнительно молодых олив в обители есть оливы, чей возраст предположительно около трех тысяч лет.

Дальше дорога огибает Мамврийский дуб. К 170-летию Русской духовной миссии в Иерусалиме ведутся работы по его консервации, защите древесины от гниения и вредителей. По светскому образованию отец Алексий агроном, поэтому к данной работе у него обстоятельный, научный подход. Впрочем, как и ко всему, что он делает.

К участию в реставрации дуба привлечены специалисты Лесотехнической академии Санкт-Петербурга и других организаций. На следующий после нашего визита день запланирован приезд реставратора, и можно будет приступать к работам.

Кисточка в руках Бога

Храм и лаванда библейского сада Храм и лаванда библейского сада

От Мамврийского дуба, через остатки Мамврийской дубравы, дорога ведет к корпусу, где живут насельники. Внутри уютно, все сделано со вкусом.

– Батюшка Алексий, тут так красиво! По приезде в обитель вам пришлось реставрировать корпус, храм? Как определить, с чего начинать, в каком объеме проводить работы, где брать средства? И самое главное: как совместить молитву и строительство в монастыре?

– Во всем должна быть гармония. Например, если начать с реставрации храма, золочения куполов, великолепных росписей и иконостасов, а при этом братии негде жить или к храму не будет нормального подхода, нет гидроизоляции, электричества, то такой храм будет смотреться вызывающе.

К обустройству келейного корпуса тоже надо подходить осмысленно, исходить из потребностей братии: если живет два человека – одно дело, восемь – уже другое. Не всегда стоит делать все сразу, внешнее должно соответствовать внутреннему. Средств часто не хватает, но это только так кажется. Господь всегда посылает на то, что необходимо именно сейчас. Я не раз в этом убеждался.

При бдении самого себя, своих мыслей и дел любая работа будет сослужением и соработничеством Богу

А случается, что средства есть, но сделать не получается, потому что не пришло время. Тяжело бывает с этим смириться. В любом случае человек должен понимать, как сказал однажды художник Шишкин, что он всего лишь кисточка в руках Божиих. А если мы берем в руки кисточку и начинаем сами творить, то ничего хорошего не будет.

Еще раз хочу повторить, главное – это внутреннее наполнение. Никогда не надо увлекаться строительством. Делать нужно только то, что в данный момент соответствует внутренним потребностям братии. Тогда дело будет служить Богу, а не удовлетворению человеческих амбиций.

А насчет совмещения молитвы и строительства, так это просто. Молитва – делание постоянное. По словам одного святителя, бдение – это не непрестанные ночные молитвы, земные поклоны и чтение Псалтири, а бдение самого себя, своих мыслей и дел. Когда это наблюдение есть, любая работа будет осознанной, будет сослужением и соработничеством Богу, будь то роспись храма или копание траншеи.

От Литургии к Литургии

В келейном корпусе есть домовый храм. Ежедневно там совершается полунощница, а Литургия – только в зимнее время.

– Это, как правило, период от праздника Крещения Господня до Страстной седмицы.

– Разве после Богоявления на Святую Землю не приходит весна?

– Да, но за декабрь и начало января стены главного храма сильно охлаждаются и еще долго сохраняют холод, температура внутри примерно на семь градусов ниже, чем на улице. Когда служим, изо рта пар идет.

– Как часто служите Литургию?

– Трижды в неделю: во вторник, четверг и воскресенье. Я хотел бы служить чаще, но для братии это будет тяжело. Как мне сказал один батюшка: «Братию-то пожалей!»

Все-таки у нас тут очень много хозяйственных забот. А если совершать Литургию каждый день, то совершенно особый ритм жизни должен быть, сосредоточенность во всем. Вообще, конечно, надо жить от Литургии к Литургии. Жизнь должна проходить в стремлении к Таинству. Я с первых лет на Валааме стремился к частому причащению, за что многие меня тогда осуждали.

Миссионерство жизнью

Дороги монастыря. Панорама Хеврона Дороги монастыря. Панорама Хеврона

Мы приехали в Хеврон в понедельник, это санитарный день в монастыре. Братия занята уборкой кухни, трапезной, келий. В Свято-Троицкой обители сейчас живут два монаха, включая самого отца Алексия, три послушника и несколько трудников.

Старейший насельник монах Авраамий подвизается здесь еще с тех пор, когда участок находился в ведении Русской Зарубежной Церкви. Он несет послушание в монастырской лавке, которая открывается в период посещения монастыря паломниками.

Если позволяет время, игумен сам встречает паломников, рассказывает об обители, наставляет. Послушникам общаться с паломниками не разрешает. У них другие занятия: брат Сергий – повар и звонарь, брат Максим – водитель и снабженец, брат Димитрий – певчий и келейник отца Алексия.

– Принимать паломников необходимо, но нужно сохранять это место своим образом жизни, этим свидетельствовать о Христе. Чтобы видели, какой он, русский православный народ. Миссионерство образом жизни – вот главная задача миссии на Святой Земле. Ценно, когда, приходя в наш храм, человек говорит: «Я тут как дома».

Отец Алексий показывает нам главный монастырский храм святых праотец Авраама и Сарры, спроектированный итальянским архитектором. Он очень необычен по внешнему виду, сочетает в себе византийский, западный и русский стили. В интерьере четко прослеживаются семь зон по числу дней творения. Храм органично вписан в окружающий ландшафт, сдержан, но в то же время имеет оригинальную деталь на фасаде в виде великокняжеской короны. Если подняться на колокольню, то видно, что храм представляет собой крест.

Визуальная проповедь

Вид на библейский сад и башню, построенную архимандритом Антонином (Капустиным) Вид на библейский сад и башню, построенную архимандритом Антонином (Капустиным)

Новое детище иеромонаха Алексия – создание в обители библейского сада. Это требует огромного труда. Мы приезжали в Хеврон в 2009 году, и, помнится, когда заходили за монастырский храм, чтобы пройти к древней гробнице в углу участка (по предположению архимандрита Антонина (Капустина), гробница предназначалась для святых Захарии и Елисаветы), приходилось идти по заваленной разным мусором и камнями территории.

Сегодня на участке устроены террасы, дорожки и лестницы, созданы цистерны для сбора дождевой воды. Для того чтобы здесь что-то могло расти, пришлось насыпать слой земли высотой два с половиной метра (естественный слой был всего 20 сантиметров).

Террасы сделаны таким образом, что со временем, когда растения подрастут, они не будут нуждаться в искусственном поливе. В результате проведенных ландшафтных работ участок смотрится выше и мощнее, чем есть на самом деле. Это важный психологический аспект для местного населения. Участки земли, которые пока не засажены, планируются под оливковые рощи и виноградники.

Далее попадаем в аптекарский огород, которому может позавидовать любой ботанический сад: лавровишня, лимонная трава, разные сорта розмаринов, можжевельников, лаванд, мят, полыней и сантолин, карри и тимьянов – чего тут только нет.

Батюшка Алексий показывает нам иссоп – растение, упоминаемое в 50-м псалме, а также мирсину, которая встречается в Книге пророка Исаии. Рядом приготовлен участок для мирта и ладанника, из которого получали масло для производства ладана.

Наш сад – это визуальная проповедь, которая действует подсознательно

Растения для сада отец Алексий ищет по всему Израилю и Палестине. В общей сложности со временем в монастырском библейском саду планируется высадить около 120 видов растений.

– Некоторые виды очень трудно найти, – поясняет наш собеседник. – К примеру, ливанский кедр. Случалось, покупаю кедр, а он оказывается либо атласским, либо гималайским. Непрофессионалу это не важно, но я «вредный», мне важно (улыбается).

В библейском саду необходимо посадить растения либо упомянутые в Библии, либо те, которые использовались во времена событий Священного Писания. Вот, например, что за растение, с которого собирали манну небесную? Есть предположение, что это гребенщик, растущий на Синайском полуострове. В Израиле такой не продается, за ним нужно ехать на Синай, а иначе это будет не библейский, а псевдобиблейский сад.

Библейская тематика представлена не только растениями, но и сочетанием растений и элементов ландшафтного дизайна: лестницы, дорожки, каменные площадки и прочее. Участок, где проходит наш разговор с отцом Алексием, символизирует исход евреев из Египта.

– Если говорить кратко, то наш сад – это визуальная проповедь, миссионерство, которое действует подсознательно. А еще сад нужен для братии, чтобы, видя эту красоту, им не хотелось выходить в мир. План сада я вынашивал три года. Проектирую все сам, подпорные стенки делают рабочие, а в посадках растений, поливе участвует вся братия.

Три пути к Богу

Из окна колокольни Из окна колокольни
Во время работ на участке было обнаружено большое количество фрагментов керамики византийского периода. Также нашли гробницу, которой не было в описании участка, составленном архимандритом Антонином. Наткнулись на нее случайно, когда расчищали мусор. Все эти находки дают основание полагать, что на этом месте когда-то было два византийских монастыря. Есть на участке и пещерный храм – в пещере времен Авраама.

– Вот восстановим храм, и тех, кто желает уединения, буду отправлять сюда на месяц с запасом воды и еды (смеется). А вообще на территории монастыря сохранилось три типа памятников: природные, археологические и святыни. Они сокровенно символизируют собой три пути человека к Богу: плотской, душевный и духовный.

– Масштаб сделанного вами впечатляет. Видно, что был проделан титанический труд.

– Знаете, проблема многих в том, что они ощущают себя временщиками. Это неправильно. Куда бы тебя ни направили, надо служить и нести послушание так, как будто это твое место упокоения. Помню, когда было уже решение о переводе меня в Хеврон, на Валааме ожидали приезд патриарха. Я помогал с организацией, братия удивлялась: «Зачем тебе это? Ты уже назначен в Хеврон!» А я отвечал: «Пока не сел в самолет, это мое послушание».

Дело близится к вечеру, и солнце окрашивает окружающее пространство золотыми красками. Мы стоим около башни, сооруженной отцом Антонином (Капустиным), смотрим на русский участок, представляем, как будет красиво, когда воплотится все, что задумано, и подрастут деревья.

– Эх, прикипаю я к этому месту, а монах не должен этого делать…

«Кто упрям, тому на Валаам»

Колокольня монастыря и панорама Хеврона Колокольня монастыря и панорама Хеврона

Поднимаемся на крышу братского корпуса, чтобы полюбоваться «огненными языками» хевронского заката. Пока идем по узкой лестнице, батюшка предостерегает, чтобы никто не оступился и не упал, – он знает тут каждый сантиметр. На крыше под звуки муэдзинов, среди зажигающихся окон домов мусульманского города мы говорим о монашеском пути нашего собеседника.

У меня было много вопросов к отцу Иоанну (Крестьянкину), а он вместо ответов спросил: «А чего ты сам хочешь?»

– В какой-то момент я понял, что жизнь, которой живу, для меня противоестественна (я тогда бизнесом занимался). Решил поехать к архимандриту Иоанну (Крестьянкину). У меня было много вопросов, а он вместо ответов спросил: «А чего ты сам хочешь?» Меня это возмутило: я не получил готового рецепта. Мой духовник подсказал, что смысл был в том, чтобы я сам взял на себя ответственность за решение.

В следующий приезд к отцу Иоанну я сказал, что хочу изменить свою жизнь, и получил благословение в монастырь: «Кто упрям, тому на Валаам!» А я на Соловки хотел или в Оптину пустынь. Дозвониться в эти монастыри не удалось, а на Валаамском подворье с первого раза трубку взял сам наместник.

При первой встрече мы проговорили с владыкой Панкратием шесть часов, после чего он велел приехать на следующий день, как говорится, с вещами. Утром я вдруг подумал о родственниках и в обитель не поехал. Отправился снова к старцу Иоанну. Он мне дал удивительное благословение: не общаться с родственниками. Вот так я оказался в монастыре, 4 октября 1995 года.

Профессионализм во всем

Олива возрастом около трех тысяч лет Олива возрастом около трех тысяч лет

У монаха обязательно должен быть авторитет, тогда все будет хорошо строиться

На улице совсем стемнело и похолодало. Игумен зовет пить чай в трапезную. Ароматный напиток с местным растением марамией располагает к дальнейшему разговору.

– Отец Алексий, в чем вы видите основную проблему современного монашества?

– В отсутствии авторитетов. Многие говорят: «Нет праведников, нет старцев». Если человек, живя в подвале, никогда не видел неба, это не значит, что его нет. Старец – это не маг и чудотворец, а духовник – не тот, кто управляет человеческой личностью, будто перед ним робот. Старцем может быть и духовник или просто человек воцерковленный.

У монаха обязательно должен быть авторитет, будь то духовник или архиерей, тогда все будет хорошо строиться. Еще важно не застревать в неофитстве, самообразовываться, но обязательно под чьим-то руководством, иначе опасно. По-мирски говорят: «Профессионализм должен быть во всем». В монашестве то же самое.

Игуменство и теория вероятности

Вечер в Хевроне Вечер в Хевроне

– Кем быть сложнее: настоятелем монастыря или простым монахом?

– Проблема многих обителей в том, что зачастую единственный, кто проявляет послушание в монастыре, – это игумен. У меня в Хевроне тоже похожий момент был. Я тогда сказал: «Ну хорошо, делайте тогда все сами». Многие забывают, что такое игуменство. В первую очередь – это готовность брать ответственность на себя. Послушники, монахи за себя-то часто не отвечают. При этом человек легко берется судить другого, а нужно о своем послушании думать.

Для меня самым счастливым был период, когда я был просто монахом. Много было свободного времени. Сейчас его вообще нет. В те минуты, когда братия могут что-то почитать душеполезное, игумену надо смотреть документы, изучать законы, составлять отчеты. Даже в отпуск непонятно как поехать: как оставить монастырь? На данный момент могу сказать, что игуменство для меня – самое тяжелое послушание.

– Но ведь у игумена больше свободы действий. Монах же все время должен находиться в послушании, а это трудно.

– Если игумен думает, что он сам себе хозяин, что хочет, то и делает, то это конец монастырю, конец игуменству. В первую очередь игумен принадлежит Церкви, потом – братии. Но вот вопрос: как отец или как администратор? Или как христианин? Лично у меня это постоянная внутренняя борьба: как совместить, что выбрать? Это как задачи по теории вероятности.

Аксиос!

Закат. Вид из монастыря Закат. Вид из монастыря

Удивительным образом Господь сводит людей и открывает их сердца друг другу. Так произошло и у нас с отцом Алексием. При встрече уже в Москве, он с присущим ему чувством юмора отметил: «Я вас в Хеврон не звал, сами приехали, так что теперь уже никуда от меня не денетесь».

По словам одного замечательного батюшки, служащего на Русском Фаворе, недалеко от Ново-Иерусалимского монастыря, не каждый священник имеет право называть себя отцом, это надо заслужить. Любовь, забота и искренность, которые есть в иеромонахе Алексии, говорят сами за себя: он настоящий пастырь и отец.

27 декабря 2016 года решением Священного Синода отец Алексий был избран на архипастырское служение. При наречении во епископа Галичского и Макарьевского он сказал: «Воспринимаю это избрание как волю Божию, уповаю на всесильную Его милость и молюсь о том, чтобы быть мне послушным Отцу Небесному “даже до смерти” (Флп. 2: 8)”».

Елена Галкина
Фото: Елена Галкина

Монастырский вестник. 2017. № 3 (39).

19 марта 2017 г.

[1] Материал об архимандрите Антонине (Капустине) см.: Монастырский вестник. 2017. № 1 (37).

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Венец всего – любовь». Ч. 1 «Венец всего – любовь». Ч. 1
Беседа с архим. Хризостомом
«Венец всего – любовь». Ч. 1 «Венец всего – любовь». Часть 1
Беседа с архимандритом Хризостомом (Тавулареасом), игуменом монастыря святого Герасима Иорданского
Александра Никифорова
Первые 12 лет я жил совершенно один. Сам изготавливал свечи. Вода была дождевая. Потом появился источник: я вижу в этом чудо святого Герасима.
Израиль. Чуть-чуть. Израиль. Чуть-чуть.
Прот. Андрей Ткачев
Израиль. Чуть-чуть. Израиль. Чуть-чуть.
Протоиерей Андрей Ткачев
Так что ж вы не плачете, ступая на эти камни? Что ж сердце ваше не выпрыгнет горлом, как рыба на берег? Впрочем, всему своё время.
Святая Земля Святая Земля
ФОТОГАЛЕРЕЯ
Святая Земля Святая Земля. Фотогалерея
Антон Поспелов, Гурий Балаянц
Иерусалим, Вифлеем, Назарет, Вифания, Капернаум, Кана Галилейская, гора Фавор. Храмы Воскресения и Рождества Христова. Монастыри св. Марии Магдалины, прп. Саввы Освященного, прп. Герасима Иорданского, прп. Феодосия Великого, монастырь на поле пастушков.
Комментарии
Владислав24 марта 2017, 00:00
Спаси Всех Господи!Чудесное место!Посчастливилось тут побывать с семьей в прошлом году!Много нового и интересного!Укрепи всех нас Господи!Дай нам сил жить по воле Твоей!Спасибо всем создателям портала ПравосливиеРу!!!
Ирина22 марта 2017, 16:00
Этой осенью была там в паломничестве. Батюшка-экскурсовод рассказывал, что звонить в колокола там боятся из-за мусульманского населения. Так что вряд ли там по утрам слышен колокольный звон...
Татьяна Жук22 марта 2017, 15:00
Очень радостно опять встретиться с отцом Алексием. Мы были здесь с паломнической поездкой. Очень простой, теплый человек отец Алексий.Вспоминаю со слезами и грущу по Святой Земле.
Виктория22 марта 2017, 08:00
Очень понравилась эта статья, было интересно,спасибо.Какое-то утешение я получила, повеяло оптимизмом, радостью.Захотелось побывать в этом монастыре, все увидеть своими глазами, поговорить с отцом Алексием.Спасибо!
Марина21 марта 2017, 16:00
Очень интересно! Спасибо большое!
тамара21 марта 2017, 12:00
Владыке Алексию,Божией помощи на месте нового служения,всегда и во всём.Елена,спаси Вас Бог за такой интересный рассказ.Как будто побывала в Хевроне,в монастыре,увидела отца Алексия наяву.Четыре года прожила в Израиле,а в Хевроне не побывала,а жаль,многое потеряла,не увидела такой монастырь и Маврикийский дуб,может,и отца Алексия встретила бы...Увы...Храни всех,Господи..И приятного всем поста..
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

×