Таинственный маяк

В издательстве Сретенского монастыря в серии для детей «Чудесные истории» вышла книга Дмитрия Дмитриева «Таинственный маяк» с иллюстрациями Галины Лопачёвой.

Дмитриев Д. А. Таинственный маяк : рассказы / Д. А. Дмитриев ; Худож. Г. В. Лопачёва. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2017. — 56 с. : ил. — (Чудесные истории). Дмитриев Д. А. Таинственный маяк : рассказы / Д. А. Дмитриев ; Худож. Г. В. Лопачёва. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2017. — 56 с. : ил. — (Чудесные истории).
    

В сборник вошли рассказы о разных периодах прошлого нашей страны. В разное время жили эти люди, но их объединяли вера, преданность своему делу, верность, любовь, преодолевающая все невзгоды.

Ранее в серии «Чудесные истории» был издан сборник рассказов Дмитрия Дмитриева «Волшебная скрипка. Сказочные истории».

Дмитрий Александрович Дмитриев – писатель, поэт и сценарист, много лет пишущий для детей. Многие его рассказы и сценарии были написаны для детских передач на радио «Радонеж» и телеканале «Радость моя».

Предлагаем читателям отрывок из рассказа «Таинственный маяк». История эта случилась давным-давно, еще до революции. В приморской деревне рыбаки рассказывали о таинственном маяке, до которого и доплыть-то никто не рисковал, так он был далеко, но свет от этого маяка не одного рыбака спас от верной смерти. Мальчик Сенька мечтал попасть на этот маяк, узнать его тайну. А мечты, говорят, сбываются. Как-то Сенька с отцом рыбачили и попали в сильнейший шторм…

«И в этой страшной темноте вдруг мелькнул знакомый огонёк.

– Маяк! – вздрогнул Сенька. – Нас несёт на скалы!

– Держись! – услышал он спокойный отцовский голос. – Теперь всё в руках Божиих.

Какое-то время они ещё пытались удержать лодку, но все их усилия были напрасны – шторм набирал силу. Их несло прямо на маяк, точнее – на подводные скалы, которые и делали недоступным это место.

И вскоре вокруг уже забурлила и заклокотала вода. Раздался сильный удар в днище, но добрые доски выдержали, и лодка с волной перевалила через какую-то преграду. Затем удары стали следовать один за одним, казалось, что днище сейчас будет разбито в щепу, но лодка держалась. Сенька не верил своим глазам – до берега оставалось немного.

– Мы спасены! – радостно воскликнул он. И в этот момент послышался жуткий треск, и в борту появилась пробоина.

– Отец! – только и успел крикнуть Сенька, как послышался опять удар и опять треск ломающихся досок, на этот раз пробито было днище. Сенька с отцом оказались в воде. Их понесло волной. Но волны за подводными скалами были уже не такими страшными. Так что Сенька с отцом смогли благополучно добраться до берега.

– Ну, похоже, не утонули, – тяжело дыша, улыбнулся отец. – Слава Богу! Теперь бы где-нибудь обсохнуть да непогоду переждать.

– Живы, что ли? – послышался чей-то голос. – Я вас давно заприметил в подзорную трубу.

Отец и Сенька оглянулись. Позади стоял бородатый мужичок невысокого роста.

– Живы, – осторожно ответил отец.

– Кто такие? – спросил мужичок.

– Рыбари мы, – сообщил Сенька. – А вы, дяденька, кто будете?

– Матрос береговой службы, Иван Савин. Назначен смотрителем военного маяка.

– Смотрителем маяка?! Военного?! – Сенька даже вскочил от такой новости. – Вот это да! И никто ничего не знает!

– Да тут и знать нечего. Пойдём к избе. Там и просушитесь. Только придётся карабкаться по камням. – Смотритель маяка указал на скалистую стену. – Изба наверху. Но ничего, я тут тропку обустроил… Если не спешить, то и по первости не опасно. Пойдём.

Сенька с отцом последовали за смотрителем. Тропка оказалась непростым испытанием, но все живыми и здоровыми поднялись наверх. А там их встретила сердитым лаем свора собак, не меньше дюжины. Рыжеватые с тёмными глазами, они были не особенно большого роста. Сенька невольно попятился от них, но смотритель остановил его.

– Стой, малец! Поднимались долго, спустишься за миг. – Он указал на обрыв, который начинался за спиною Сеньки, а затем прикрикнул на собак, и те умолкли. – Охотники собак дали, когда мы на большой земле на барки грузились. Теперь целая стая. Хорошие люди. И собаки хорошие: толковые и заботливые. Я им всем имена дал, как овощам на грядке. Вон Репа! А это Огурец! Вон Горох! Та, что поменьше, – Морковка! Это – Редька! Овёс. Лук… Впрочем, вы меня не слушайте, я до разговора ныне охочий… Пойдём в дом.

И вскоре отец и Сенька, завернувшись в какие-то истёртые холстины, уже ели горячую уху. А их одежда сушилась на каменной печи, более похожей на огромный колокол, сложенный из валунов с трубой посередине.

Сенька не мог оторвать взгляда от воинской формы, развешенной прямо на стене, и от настоящей военной винтовки со штыком.

– А как вы сюда попали? И откуда маяк взялся? – Сенька не мог скрыть своего нетерпения.

– Всё проще простого, – с удовольствием заговорил смотритель. – Собирался большой поход, с Северных морей не то к Индии, не то к Японии, нам не докладывали. Чтобы славу государева флота показать. Мирный поход, но по пути, по которому ранее не хаживали. И говорят, сам государь на флагманском корабле должен был пойти. Пошёл или нет, неизвестно, – военная тайна. Но велели в самых опасных местах срочно маяки устроить. Вот и сюда снарядили цельную роту сапёров с инженером. Да меня в смотрители определили на время, так сказать, квартирьером. Чтобы обжился по уму, обустроился, а там на замену служивых должны были прислать. На барках по реке спускались, страху натерпелись, места дикие, а норов у реки – хуже не придумаешь. Зато, когда добрались, сапёры так за дело взялись, что только ой! Ладно маяк, они и избушку поставили, даже курятник с курями заместо провианту. Сарай для коз, одним словом – целое хозяйство, прямо как у нас в селе. А маяк особый: простой по-военному да надёжный: знай жги себе костёр, а уж он светит до горизонту, так инженер обещал. Сказали: сиди сторожи маяк да разжигай вовремя огонь, скоро заменят тебя и заберут отсюдова по приказу. А там жди награды, а то и звание какое. Запасов оставили, как на армию, и обратно пошли, по реке против течения. Думаю, не сладко им пришлось… Но такая доля у служивых. Сладко на печке лежать да пряники жевать. Вот и служу, как велено. Ночью костёр жгу, днём отсыпаюсь да хозяйством заведую.

– Да маяку, поди, лет двадцать? – удивился Сенькин отец.

– По моим подсчётам, двадцать три, – улыбнулся смотритель.

– Двадцать три?! – воскликнул Сенька. – Это ж целая жизнь! И всё одному!

– Да не бывает человек один, – возразил смотритель. – Если, конечно, по совести живёт: с ним всегда Бог, так мамка меня учила. И иконка, которую она мне с собой на службу собрала, у меня есть. – Смотритель показал небольшой образок.

Сенька с отцом, перекрестившись, переглянулись: с иконы на них смотрел Николай Чудотворец.

– Да и долг свой выполнять надо, – продолжил смотритель. – Я как думаю... Может, и не было в тот раз флотилии, кто его знает, но место здесь опасное. И корабли, я гляжу, торговые нет-нет да пройдут, некоторые мигают в ответ. И лодчонки рыбацкие снуют, значит, и жизнь моя не напрасная выходит. Людям – польза. Или не так?

– Да так, так! О кораблях не скажу, а вот рыбари многие через твою верность от погибели спаслись. В каждом доме за этот маяк Николаю Угоднику молятся, считают, что это он помощь такую устроил.

– Так, может, он и устроил ради вашего брата меня на эту службу по милости Божьей. Так тем паче радоваться надо… А теперь пойду посмотрю, не угас ли огонь, а то с непривычки заболтался, язык аж немеет.

– Можно, я с вами? – попросился Сенька. – Только одевайся мигом, – кивнул смотритель маяка.

И вскоре Сенька уже стоял на башне, срубленной из брёвен, и смотрел на пылающий огонь, тот самый, о котором так любил он слушать разные истории и который казался таким таинственным.

А позже до глубокой ночи Сенька с отцом слушали смотрителя, а тот говорил, говорил и не мог остановиться. Он рассказывал о том, как изобрёл соху, в которую сам и впрягается, о том, что пшеница не прижилась, а овёс хороший урожай даёт, а потому хлеб приходится печь из овса. Ещё он говорил о том, что охотится редко, казённый порох бережёт, что соль можно выпаривать из морской воды, а когда рыба идёт на нерест вверх по реке, получается на год рыбы заготовить, о том, что в лесу пчельники дикие попадаются, а ещё ягоды, грибы, огород… Куры несутся, козы доятся… Сожалел смотритель маяка только о том, что в храм по воскресеньям нельзя сходить, да о том, что ржаного хлеба нету, такого душистого с поджаристой корочкой… Два дня Сенька с отцом прогостили у смотрителя, подсобили поправить ступени на маяке, помогли принести стволы молодых деревьев для замены слег на крыше сарая, но в основном они слушали всякие истории из жизни смотрителя маяка.

Прощались недолго, смотритель снабдил их всем необходимым и проводил по знакомым ему местам, а дальше Сеньке с отцом предстояло прокладывать путь самим.

Только через три с половиной недели еле живыми добрались они до своей деревни. Радости было – через край! Их посчитали погибшими. В честь возвращения праздник устроили. Сенькина мама всё время плакала, даже когда смеялась.

А Сенька с отцом всё рассказывали о смотрителе маяка. Скоро о нём уже знали и в соседних деревнях. И даже нашёлся ходок до губернского города, чтобы поведать о матросе береговой службы Иване Савине.

Говорят, в городе были восхищены верностью долгу простого смотрителя маяка и велели наградить его медалью и назначить денежное содержание. Но так и остался отставной матрос Иван Савин без медали и без содержания. Нельзя же оставить маяк, чтобы ехать за наградами. А добраться к нему – это дело не каждому по силам.

Но зато в каждой рыбацкой деревне теперь молились о здравии Ивана Савина, и о родителях его, и о всех сродниках».

Содержание

Таинственный маяк

Иконописец

Храм  

Пироги

Мамина молитва

Книгу можно приобрести:

·  на сайте отдела оптовых продаж Издательства Сретенского монастыря

·  в магазине Сретенского монастыря (г. Москва, ул. Большая Лубянка д.17,
тел.: +7 (495) 150-19-09)

·  в интернет-магазине «Сретение» с доставкой по России и странам ЕАЭС.

12 сентября 2017 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Сердцем моим страдаю о вас… Сердцем моим страдаю о вас…
Преподобный Серафим (Романцов)
Зиновий Чесноков, Николай Чесноков
В настоящем издании содержится не только рассказ о жизненном пути преподобного Серафима (Романцова); особенный интерес представляют выдержки из писем и советы старца, бережной с любовью собранные авторами в данной книге.
Повести и рассказы из духовного быта Повести и рассказы из духовного быта
Игнатий Николаевич Потапенко
Наиболее яркие произведения Игнатия Потапенко посвящены жизни приходского духовенства — жизни, знакомой писателю не понаслышке. Будучи сыном сельского священника, он сделался отличным бытописателем городков, деревень и местечек южнороссийских губерний, изобразителем мещанских нравов, чиновничьей психологии, беспросветного существования городских низов.
Homo religiosus: на путях поиска истины Homo religiosus: на путях поиска истины
Протоиерей Олег Корытко
В основе издания лежит курс лекций по предмету «История религий», читаемых автором, протоиереем Олегом Корытко, в Сретенской духовной семинарии на протяжении более 15 лет.
Священная библейская история Священная библейская история
Митрополит Вениамин (Пушкарь)
«Читая Священную Библию, надо всегда помнить, что она не научный трактат и не философская доктрина, а книга, заключающая в себе богооткровенные истины о спасении человечества. Библия говорит нам не о том, как движутся небесные тела, а о том, как нам взойти на духовное небо. Она повествует нам, как и что сделал Господь по Своей любви для человечества при посредстве израильского народа, чтобы дать спасение всем народам и всем людям».
Иисус Христос. Жизнь и учение Иисус Христос. Жизнь и учение
Книга 6: Смерть и воскресение
Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев)
Что говорят нам евангелисты о последних днях, часах и минутах Его жизни? Как описывают Его воскресение? Почему жизнь Иисуса закончилась столь мучительной и позорной смертью? На все эти и многие другие вопросы призвана ответить настоящая книга
В продажу поступил очередной тираж «Закона Божия» священников Гумеровых В продажу поступил очередной тираж «Закона Божия» священников Гумеровых
Второе, исправленное издание этого замечательного труда поступило в магазин «Сретение» при московском Сретенском монастыре.
Рождественский подарок детям Рождественский подарок детям
Нина Орлова-Маркграф
Автор рассказывает евангельскую историю Рождества Христова, объясняет смысл праздника простым, доступным для ребенка языком. Текст сопровождается загадками и стихами, которые делают чтение интересным и увлекательным.
Митрополит Николай (Ярушевич) Митрополит Николай (Ярушевич)
Книга посвящена митрополиту Крутицкому и Коломенскому Николаю (Ярушевичу; 1892–1961), выдающемуся архиерею и проповеднику, первому председателю Отдела внешних церковных отношений Московского Патриархата, пастырю, богослову, дипломату. Митрополита Николая современники называли «Златоустом XX века».
Божьи искорки. Невыдуманные истории Божьи искорки. Невыдуманные истории
Сергей Пылёв
Невыдуманные истории объединены одной мыслью. Исповедальные по сути, они представляют собой радостное откровение человека, который видит в течении обыденной жизни ее глубинную соединенность с Небом. Что бы ни случалось с автором этих рассказов, его родными и близкими, коллегами, а порой и вовсе малознакомыми людьми – все проникнуто ощущением Божественного смысла бытия.
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×