Церковь Вестготского королевства в VII столетии

Сайт «Православие.ру» продолжает публикацию фрагментов книги церковного историка и канониста протоиерея Владислава Цыпина «История Европы дохристианской и христианской».

Толедский собор Толедский собор

IV Толедский собор

Церковь Испании, или Вестготского королевства, не обладала, подобно Восточным Патриархатам, Африканской или Кипрской Церкви, автокефалией, но, признавая над собой юрисдикцию Римской кафедры, она имела известную автономию: так, в Испании до XI века в употреблении была не римская, а древнеиспанская месса, которая позже получила наименование мозарабской. Испанская Церковь была разделена на митрополии, приблизительно воспроизводившие провинциальную структуру времен Римской империи: кафедры митрополитов находились в Толедо, Бракаре (Браге), Эмерите (Мериде), Гиспалисе (Севилье), Таррагоне и за Пиренеями, в Септимании, или Семиградье, на юге Галлии, оставшемся под властью вестготов, – в Нарбоне. В свою очередь митрополии состояли из епархий (диоцезов). В самой Испании насчитывалось около 70 кафедр. В вестготской Септимании находилось еще 7 епархий. Высшим органом церковной власти в Испании были соборы, созывавшиеся в столичном Толедо, которые и по своему составу, включавшему епископов и светских магнатов, и по компетенции были одновременно церковным и государственным институтом.

В 633 году в Толедо состоялся IV собор, созванный королем Сисенандом. В его деяниях участвовали 6 митрополитов, 56 епископов и 7 лиц, представлявших своих епископов, а также король со свитой. Председательствовал на нем Исидор Севильский (Гиспальский), в ту пору старейший по хиротонии епископ Испании. На соборе было оглашено составленное им исповедание веры с изложением тринитарного и христологического догматов и опровержением еретических учений. Принятые на соборе решения, изложенные в 75 канонах, затрагивают догматические, богослужебные и дисциплинарные темы. Собор признавал примат епископа Рима в вероучительных вопросах, что, разумеется, не было тождественно учению о непогрешимости папы, но уже содержало в себе идеи, дальнейшее развитие которых привело в XIX столетии к злополучному провозглашению доктрины I Ватиканского собора о папской непогрешимости. Каноны унифицировали порядок богослужения для всех церквей Испании, вводили «единый чин молитвы и псалмопения» (unus ordo orandi atque psallendi), который составил обряд, впоследствии, при мусульманском правлении в Испании, названный мозарабским. Несколько канонов (с 67-го по 74-й) регламентировали правовой статус иудеев, проживавших в Вестготском королевстве. Насильственное обращение их в христианство собор осудил. Христианам, имевшим еврейское происхождение, собор предписал избегать дружеского и бытового общения с их бывшими единоверцами.

На IV Толедском соборе, как и на соборах Вестготского королевства, предшествовавших ему, обсуждались не только церковные, но и политические темы. 75-й канон утверждал совершенный ранее акт лишения Свинтилы королевского титула и признавал узурпатора Сисенанда законным монархом вестготов. В этот канон включена анафема всем, кто впредь попытается свергнуть законного короля. Собор ввел выборный порядок в поставление короля. Избирали его сановники и епископы из числа готов благородного происхождения – претендентами на престол не могли быть клирики, простолюдины и иностранцы. Присягать на верность королю должен был весь народ.

Исидор Севильский считал государство богоучрежденным институтом, который стал необходимым из-за первородного греха

В основу политических решений IV Толедского собора было положено учение Исидора Севильского о государстве, которое он рассматривал как богоучрежденный институт, ставший необходимым вследствие первородного греха. «Поскольку после грехопадения человек не желает повиноваться Богу по любви, Бог покоряет его силой других людей, чтобы из-за поврежденной воли человек не уклонялся все время в сторону зла. Таким образом, власть возникает как средство удержания человека в рамках естественного закона. Главная цель власти – издание законов и забота об их исполнении. Власть, согласно Исидору Гиспальскому, – это не dignitas (почет), а officium (служение). Долг монарха – защищать Церковь от тех, кто посягает на веру и церковную дисциплину (от язычников, еретиков, схизматиков и иудеев). При этом королем (rex) может считаться только тот, кто правит, следуя законам, а тот, кто их нарушает и грешит, становится тираном»[1]. В этом учении Исидора, развивающем мысли, высказанные в свое время блаженным Августином, акцент в различении законной и тиранической власти ставится не на правомерности ее приобретения, а на соответствии проводимой политики нормам христианской этики. Он писал в «Сентенциях»: «Светские власти подчинены церковной дисциплине, и, хотя они стоят во главе государства, они связаны и ограничены узами веры, чтобы и веру Христову провозглашать своими законами, и само провозглашение веры сохранять добрыми нравами»[2].

Исидор Севильский

Исидор Севильский Исидор Севильский

IV Толедский собор стал последним из соборов, в деяниях которого участвовал Исидор, преставившийся 4 апреля 636 года. Точная дата его рождения неизвестна, но на свет он появился около 560 года в Гиспале (Севилье). Его отец Севериан, принадлежавший к знатному романскому роду, перебрался в этот город из Нового Карфагена (Картахены, которая незадолго до его переезда стала столицей испанских владений Ромейской империи) вместе с супругой, старшими сыновьями Леандром и Фульгенцием и дочерью Флорентиной. Севериан скончался вскоре после рождения младшего сына Исидора, а его вдова вместе с дочерью вступила в одну из обителей, где позже стала аббатисой. Леандр стал опекуном и наставником Исидора в церковных и внешних науках, позаботившись о том, чтобы дать младшему брату, обладавшему исключительной любознательностью и способностями, добротное образование. Возведенный на Гиспальскую кафедру, Леандр передал Исидора в опеку сестре Флорентине, которая после кончины матери управляла монастырем, где она вместе с нею приняла постриг.

Свое образование Исидор завершил в епископской школе Гиспала, обладавшей прекрасной библиотекой, часть фондов которой была приобретена иждивением его отца Севериана. Исидор был исключительно вдумчивым и усердным читателем книг, так что, обладая незаурядной памятью, он некоторые из них запомнил дословно и мог цитировать их, не имея этих сочинений у себя под рукой. За время обучения он не только овладел науками классических тривиума и квадривиума, усовершенствовал знания родного латинского языка, но и изучил греческий и еврейский языки, читал Священные книги и творения греческих отцов, а также сочинения древних философов в подлиннике. Приобретение книжных знаний Исидор сочетал с молитвенным и аскетическим опытом.

В 579 году брат Исидора епископ Леандр был направлен сыном короля Леовигильда Герменегильдом, который, приняв Православие, поднял мятеж против своего отца-арианина, в Константинополь, чтобы договориться о вооруженной помощи со стороны императора. Там он познакомился с апокрисиарием Римской кафедры Григорием, впоследствии папой. Хотя мятеж был подавлен и Герменегильд казнен, Леандр в 585 году смог вернуться на свою кафедру. Более того, он стал наставником другого королевского сына – Реккареда. С наследником престола был коротко знаком и Исидор, и оба брата, беседуя с ним, внушали ему мысль об ошибочности арианского учения. Заняв королевский престол в 586 году, Реккаред год спустя под влиянием бесед с Леандром и Исидором принял Православие, а в 589 году созвал III Толедский собор, который утвердил Православие как государственную религию Вестготского королевства.

В 590 году Исидор принял постриг и углубился в научно-богословские исследования, к которым имел особое расположение. Но старший брат рукоположил его в диакона и призвал к участию в делах церковно-административных. Когда в 599 году Леандр серьезно заболел, Исидор был хиротонисан в пресвитера – брат видел в нем своего преемника, – и после его кончины, последовавшей в 600 году, Исидор был избран и затем хиротонисан на Гиспальскую кафедру, которую он и занимал до конца жизни. В первые годы епископского служения ему пришлось защищать свою паству и всю Православную Церковь Вестготского королевства от притеснений со стороны узурпатора Виттериха, который, будучи сам арианином и опираясь при совершении переворота на партию своих единоверцев, пытался вернуть вестготов к исповеданию еретического учения. При его преемнике короле Гундемаре авантюра с восстановлением арианства была оставлена. У занявшего после него престол короля Сисебута Исидор был главным советником по церковным делам и по вопросам внутренней и внешней политики.

С королем Свинтилой Исидор также поддерживал дружеские отношения. Есть основания предполагать, что, когда в 631 году Свинтила был свергнут с престола с помощью франков, заступничеству святителя Исидора он был обязан сохранением жизни. С королем Сисенандом у Исидора не сразу наладился контакт: король отверг предложенную Исидором кандидатуру на вакантную кафедру Таррагоны. И все же Сисенанд отдавал должное благочестию, обширности эрудиции, острому и ясному уму и опытности архипастыря.

Кончине митрополита Исидора предшествовала долгая болезнь, в продолжение которой он с особой ревностью предался делам христианского милосердия. В течение полумесяца в епископскую резиденцию ежедневно приходили нищие, которым страдавший от телесных недугов митрополит раздавал деньги на пропитание. Перед смертью он призвал к себе епископов Иоанна и Епартия и попросил их принять у него исповедь, которую принес публично в кафедральном соборе, сидя у алтарной преграды. Затем он просил прощения у присутствующих, распорядился раздать нуждающимся все свое имущество, причастился Святых Таин и был отведен в келью, где четыре дня спустя мирно отошел ко Господу. В 1598 году Исидор был канонизирован Католической церковью. В среде современных католиков сложился не имеющий официального статуса культ Исидора как покровителя интернета: в 1998 году папа Иоанн-Павел II установил празднование дня интернета 4 апреля – это дата кончины Исидора.

Исидор Севильский, которого принято считать последним из латинских отцов Церкви, оставил исключительно богатое литературное наследие. Свой самый масштабный труд «Этимологии, или Начала» («Etymologiae sive Origines») он писал в течение 20 лет. Название трактата связано с тем, что, по убеждению автора, слово, его происхождение позволяет проникнуть в суть обозначаемого им предмета. И хотя с лингвистической точки зрения некоторые из приводимых им этимологических экскурсов ошибочны, сама эта идея остается актуальной и находит созвучие в современных философских концепциях. Историческая ценность «Этимологий» заключается в том, что в них с максимальной полнотой отразился свод знаний в области богословия, философии, социальных и гуманитарных дисциплин, естествознания и техники, которые доступны были современникам Исидора. «Этимологии» пользовалась популярностью на средневековом Западе, воспринимавшем их как полную энциклопедию доступных человеку знаний о Боге и мире. Первое печатное издание трактата вышло в начале эпохи книгопечатания – в 1472 году.

Исидор Севильский написал и ряд других трактатов: по библеистике, каноническому праву, аскетике, философии, естествознанию, грамматике, истории, нумерологии, хронологии, астрономии и космологии, и среди них: «Вопросы на Ветхий и Новый Завет («De Veteri et Novo Testamento quastiones»), «Книгу о числах в Священном Писании» («Liber numerorum, qui in sanctis Scripturis occurrunt»), «О церковных должностях» («De ecclesiasticis officiis»), «О природе вещей» («De natura rerum»), «О различиях» («Differentiae»). Его главный богословский трактат назван «Три книги сентенций» («Sententiarum libri tres»). В нем он в основном опирается на творения святителя Григория Великого.

Из многих исторических трактатов Исидора особую ценность представляет труд «О происхождении царей готов, вандалов и свевов» («De origine Gothorum et regno Sueborum et Vandalorum»). Хотя сам Исидор происходил не из вестготов, но из латинян Испании, в этом труде он обнаруживает вестготский патриотизм. Он с восхищением пишет об уме, воинской доблести и героизме народа, создавшего на территории римской Испании государство, в котором местное население хотя и не имело привилегий, принадлежавших завоевателям, но не подверглось печальной участи париев, которая обрушилась на покоренных вандалами афроримлян.

Известный интерес, при этом не лишенный курьезности, представляет трактат Исидора, озаглавленный «О свойствах народов» («De proprietatibus gentium») и разделенный на две части с перечнем достоинств и пороков разных народов, к каковым он относит «зависть иудеев, неверность персов, лукавство египтян, хитрость греков, раболепие сарацин… обжорство галлов, пустое тщеславие лангобардов, жестокость гуннов, нечистоту свевов, дикость франков, глупость саксов, тупость баваров, изнеженность гасконов, сладострастие скоттов, пьянство испанцев, суровость пиктов… злобу британцев, нечистоту славян, алчность норманнов»[3].

Творения Исидора Севильского рано получили известность в кругах ученого монашества за пределами Испании, в особенности в Ирландии, оказав влияние на дальнейшее развитие богословской и исторической литературы Запада, на естественнонаучные представления людей раннего средневековья.

Церковь Испании в середине VII века

Король Сисенанд Король Сисенанд
Король Сисенанд умер в один год с Исидором. В 636 году королевский престол перешел к Хинтиле. В источниках нет сведений о том, каким образом он стал королем, вероятно, что не по праву наследства и не через переворот, но по избранию советом знати и епископата, в соответствии с 75-м каноном IV Толедского собора. За время своего краткого правления он дважды созывал в столице королевства соборы. Первый из них состоялся уже в первый год его царствования. Председательствовал на V Толедском соборе епископ Цезаравгусты (Сарагосы) Браулион. В соборе участвовало 22 епископа, а еще двое епископов прислали своих представителей. В Толедо не приехали епископы из Септимании. Причины этого бойкота неизвестны, но, возможно, они связаны с местным сепаратизмом. На соборе присутствовали король и государственные сановники. V Толедский собор принял 9 канонов, большая часть которых направлена на защиту привилегий короля, из чего можно заключить, что Хинтила столкнулся с оппозицией, вероятно, со стороны готской аристократии, и нуждался в церковной поддержке.

Прошло полтора года, и в январе 638 года он снова созвал собор. На VI Толедском соборе присутствовало 53 епископа, из которых трое представляли епархии Септимании. Поэтому в источниках он иногда называется собором епископов Испании и Галлии, в состав которой в прошлом входила и Септимания. Помимо церковно-дисциплинарных тем и этот собор, очевидно по инициативе короля, издал каноны, направленные на упрочение власти монарха. Собор постановил отлучать от Церкви политических эмигрантов в случае их поимки и доказательства их измены, заключавшейся в причинении вреда Вестготскому королевству. Собор также постановил изгнать из страны всех, кто уклонялся от исповедания кафолической веры, иными словами – иудеев и ариан, а тем из них, кто принял Православие, собор предписал сделать на сей счет публичное заявление. Это решение не было, однако, исполнено, возможно, потому, что король Хинтила, вероятно настаивавший на этой радикальной мере, скончался через полтора года после собора – 20 декабря 639 года.

Его преемником стал Хиндасвинт. При нем в 646 году состоялся VII Толедский собор, который учредил при столичной Толедской кафедре постоянно действующий синод в епископском составе. Поддерживая короля в его стремлении укрепить власть монарха, собор принял решение подвергать анафеме всех соучастников преступлений против трона, включая клириков и епископов. Никогда в истории вестготской Испании – ни раньше, ни позже – королевская власть не была такой сильной, как при Хиндасвинте. Это не значит, что в его правление в Испании утвердился абсолютизм. И готская знать, и весь народ завоевателей страны, и епископат оставались участниками верховной власти, но пресловутая готская страсть к переворотам встретила со стороны короля мощный отпор. Как и создатели абсолютных монархий нового времени, вроде Людовика XI, Генриха VIII, Ивана III, Хиндасвинт, опережая эпоху, стремился к трансформации феодальных магнатов в служилую аристократию. Удалось ему это лишь отчасти и лишь ненадолго.

После его смерти престол перешел к его сыну Реккесвинту, в течение четырех лет разделявшему с отцом правительственные труды. В самом начале самостоятельного правления Реккесвинт столкнулся с враждебными действиями со стороны готской знати, понадеявшейся, ввиду неопытности короля, на реванш. Застрельщиком мятежа выступил митрополит Евгений II, в свое время поставленный на Толедскую кафедру по воле Хиндасвинта. Он сочинил от лица усопшего короля эпитафию, в которой тот признавал себя злодеем и преступником. Содержание эпитафии получило известность. Враждебный выпад первоиерарха внушал оппозиции мысль о слабости Реккесвинта. Мятеж возглавил Тарраконский герцог Фройя, который привлек на свою сторону язычников басков. На стороне короля остались латинские аборигены Испании. Мятеж был подавлен. Имущество его участников было конфисковано в пользу короны. Ради примирения Реккесвинт не предал побежденных противников смерти, вопреки клятве своего отца не щадить мятежников.

Фруктуоз основал несколько монастырей, в том числе и семейную обитель, куда поступали целыми семьями

О прощении мятежников короля просил епископ Думии Фруктуоз в послании, которое сохранилось в составе сборника «Вестготские письма». Сын аристократа и военачальника, он с детства мечтал о монашестве. Его учителем был епископ Паленсии Конанций. Когда отец его умер, он раздал унаследованное имущество беднякам, а в отцовской вилле устроил монастырь, сам же удалился в лес и там проводил жизнь отшельника. Хотя сам Фруктуоз искал уединения, люди, стремившиеся к монашескому житию, приходили к нему, и он основал две обители: мужской монастырь в Комплуте и женский в Ноне. Кроме того, он создал еще один необычный семейный монастырь, в который поступали целыми семьями, после чего отцов поселяли в нем вместе с сыновьями, а матерей – с дочерьми. Авторитет Фруктуоза был исключительно высок, и король, получив его послание с просьбой о милосердии к преступникам, откликнулся на этот призыв. Фруктуоз собирался отправиться в Египет, чтобы подвизаться в посте и молитве на родине монашества, но король запретил ему выезд из страны. По воле Реккесвинта он был поставлен епископом Думии, а в 656 году возведен на митрополичью кафедру Браги, в прошлом – столицы королевства свевов. Перед кончиной Фруктуоз попросил принести его в храм и там положить на крест, выложенный из костей. На этом кресте он и преставился 16 апреля 665 года.

После подавления мятежа, 16 декабря 653 года, Реккесвинт созвал очередной, VIII Толедский собор. В соборе участвовали 60 епископов, 18 аббатов, а также сам король и 18 сановников. Епископат Испании стремился к отмене суровых законов Хиндасвинта, направленных на подавление мятежных поползновений аристократической оппозиции, и Реккесвинт вынужден был считаться с церковной иерархией, пользовавшейся огромным влиянием на народ. На соборе король заявил, что клятва его отца Хиндасвинта казнить мятежников противоречит королевской обязанности милосердия. Собор принял это заявление и объявил амнистию всем эмигрантам, бежавшим из королевства в правление Хиндасвинта.

Реккесвинт представил собору для обсуждения свод законов, составление которого начато было еще при его отце. Редактированием свода занимался епископ Цезаравгусты (Сарагоссы) Браулион. Благодаря участию Браулиона в его подготовке новый кодекс приобрел стройный план с делением на части, титулы и главы, заметно отличающий его от хаотичных «правд» варварских королевств. Образцом ему служил кодекс Феодосия – более совершенный и полный «Corpus iuris civilis» святого Юстиниана был избыточно сложным для государства вестготов. Собор одобрил этот свод, внеся в него поправки. В 654 году он был обнародован с названием «Книга приговоров» («Liber iudiciorum»). Известно и другое название этого свода – Закон визиготов (Lex Visigothorum). Среди новелл кодекса – предоставление бедным права судиться епископским судом. «Книга приговоров» предусматривала наказания рабовладельцев, изувечивших своих рабов. Клиенты, либертины и рабы, совершившие преступление по воле своего господина или патрона, не несли за содеянное ответственности, которая возлагалась на их господ или покровителей.

IX Толедский собор, созванный в 655 году, не оставил заметного следа в церковной и политической истории Вестготского королевства. То же самое можно сказать и о X соборе, состоявшемся в 656 году. В его деяниях участвовало лишь 17 епископов, а еще 5 иерархов прислали в столицу на собор своих представителей. На нем не присутствовали ни король, ни светские сановники – такое заключение можно сделать исходя из того обстоятельства, что под соборными актами нет их подписей. После 656 года до конца царствования Реккесвинта соборы уже не созывались, что представляло собой отход от сложившейся церковной и политической традиции Вестготского государства.

На многих полотнах испанских живописцев запечатлено видение Пречистой Девы, явленное Ильдефонсу

В 657 году, после смерти митрополита Толедского Евгения, вдовствующую столичную кафедру занял 50-летний уроженец этого города Ильдефонс, самый знаменитый церковный деятель Вестготского королевства после Исидора Севильского, в отличие от которого он имел не романское, но готское происхождение. Уже в раннем детстве он обнаружил набожность, полюбил молитву и вопреки воле отца поступил в Агалийский монастырь. Унаследовав немалые средства от родителей, он употребил их на устроение нового монастыря. На Западе Ильдефонс почитается как святой чудотворец. На многих полотнах великих испанских живописцев запечатлено видение им Пречистой Девы, восседающей на горнем месте в соборном храме. Среди святынь Толедского кафедрального собора, чтимых по сей день, – камень, на который, по вере паломников, ступила Пресвятая Дева, когда явилась в видении Ильдефонсу. Он был выдающимся духовным писателем, и главная тема его трудов – учение о приснодевстве Божией Матери, с особой полнотой разработанное в трактате, который так и называется «О приснодевстве Святой Марии против трех неверных». Ильдефонс почитается как один из основателей богословской мариологии.

Ему принадлежат также «Комментарии к пониманию Таинства Крещения», сочинение «О распространении духовной пустыни», книга «О знаменитых мужах», представляющая собой продолжение одноименного труда Исидора Севильского. Сохранившиеся проповеди Ильдефонса свидетельствуют о том, что он обладал не только пламенной верой, но и даром слова, способностью находить путь к человеческому сердцу, уму и воображению, способностью убеждать и вести за собой свою паству. Он преставился в 667 году. По характеристике «Мозарабской хроники», «Ильдефонс… своими златыми устами искусно говорил о девственности нашей Госпожи, вечной Девы Марии, о порядке, являющемся синонимом процветания, и вере, прочно укрепившейся во всех Церквях. Написанные им книжицы широко ходили по Иберии, поэтому верующие, кто некогда читал их, освежили изложенное в памяти, в то время как простые люди нашли великое утешение, припав к источнику учения»[4].

Церковь Испании в конце VII века

Толедо в наши дни Толедо в наши дни

Реккесвинт скончался на королевской вилле Гертикосе в окрестностях Саламанки 1 сентября 672 года, не оставив наследника. На избирательном соборе, созванном после его смерти, королем избран был герцог Лузитании Вамба, ранее отличившийся как полководец. 19 дней спустя состоялась его коронация. Над ним совершен был также чин миропомазания, описанный в «Истории Вамбы» архиепископа Юлиана. Российский медиевист Ю.Б. Циркин писал, что Вамба «стал, по-видимому, первым вестготским королем, чей приход к власти был ознаменован этим обрядом, имитирующим коронации и помазания и ветхозаветных царей, и византийских императоров»[5]. Историк недооценил степени новизны этого акта. В Византии обряд миропомазания императоров был введен значительно позже, так что образцом для вестготов могло послужить лишь помазание, которое совершалось над царями Израиля и Иудеи. Возможно, что и до Вамбы вестготских королей помазывали миром, но никаких документальных сведений об этом нет. На основании косвенных данных можно предположить, что помазание совершено было над Лиувом II в 601 году, но оно не стало тогда непременным элементом обрядов восшествия на королевский престол, а вот преемники Вамбы все уже были «королями-помазанниками». С тех пор начало правления в источниках стало датироваться совершением именно этого обряда. Помазание короля французский историк Л. Мюссе нашел, наряду с «коронационной клятвой (впервые засвидетельствованной в 628 г.)», самым значимым институтом из тех, которые «толедская монархия завещала Европе… Поэтому она достойна той почти фанатической преданности, которую внушала, даже посмертно, первым поколениям испанцев периода Реконкисты»[6], но это была уже действительно посмертная честь.

Помазание короля – «самый значимый институт из тех, которые толедская монархия завещала Европе»

Вамба не жалел средств казны на украшение Толедо, стремясь придать ему блеск, подобающий столице королевства: «На третий год после принятия королевского скипетра Вамба обновил город Толедо великолепными и искусными сооружениями. Причем обновленные здания и скульптуры должны были быть подписаны стихами; так, на воротах железным стилом на ярком и сверкающем мраморе были высечены стихотворные строки: “Царь Вамба знаменит, и город сей воздвиг он с Божьей помощью на славу для народа”. А в память о неких великомучениках, чьи имена он присвоил надвратным башням, он сделал аналогичную надпись: “О святые, чье присутствие озаряет сие место, защищайте город и народ с непрестанной благосклонностью”»[7]. Свое благочестие Вамба демонстрировал и этой надписью, и тем, что он повелел чеканить на монетах изображение креста. На некоторых монетах крест увенчивает голову короля.

В 675 году Вамба созвал XI Толедский собор. С предыдущим собором его разделяет длительный срок в 18 лет. В соборе участвовали епископы и аббаты из Испании и Септимании, но, за исключением самого короля Вамбы, светские лица на нем не присутствовали. Поэтому на нем, в отличие от предыдущих соборов, обсуждались почти исключительно церковные темы. Собор осудил и отверг практику продажи епископских мест. На основании этого решения собора в декабре 675 года Вамба издал два закона, направленных на ограничение имущественных прав епископата: «один из них запрещал епископам захватывать сельские церкви и монастыри, которые либо включались в имущество епископской церкви, либо передавались другим лицам, связанным с епископами… Другой закон… требовал, чтобы дети от браков церковных отпущенников со свободными становились королевскими рабами, а имущество таких пар в случае отсутствия законных наследников переходило не Церкви, а королю»[8]. Хотя эти законы изданы были на основании соборного решения, но, очевидно, оно принято было под давлением короля. Во всяком случае взаимоотношения между королем и епископатом после XI Толедского собора омрачились взаимным недоверием.

Митрополичью кафедру столицы с 667 года занимал Квирик, который ладил с Вамбой, но в 680 году он скончался. Его преемником стал Юлиан, родители которого по происхождению были из иудеев, принявших крещение. В епископской школе в Толедо он получил основательное общее и богословское образование, писал книги – ему принадлежит «История Вамбы», и в этой биографии Вамба представлен идеальным христианским правителем, но написана она была уже после смерти короля, а в 680 году Юлиан участвовал в заговоре готской знати, результатом которого стало свержение Вамбы. Заговор возглавил внучатый племянник короля Хиндасвинта Эрвиг. «Он дал королю выпить настойку из растения, называемого spartus, и Вамба тут же потерял память. Когда городской епископ (Юлиан. – прот. В.Ц.) и дворцовая знать, преданные королю и не знавшие о напитке, увидели Вамбу в прострации и беспамятстве, они распорядились, чтобы он как можно скорее смог исповедаться и очиститься от грехов, дабы не умереть грешником»[9]. Это значило, что он принял монашеский постриг – возможно, это был прецедент хорошо нам известного из русской истории обычая постригать находившихся при смерти князей и потом царей. Когда Вамба пришел в сознание и осведомился о происшедшем, он смирился со своей участью и, по словам хрониста, «сразу удалился в монастырь. И там он вел благочестивую жизнь до конца своих дней»[10].

В ближайшее воскресенье после низложения Вамбы митрополит Юлиан совершил коронацию и миропомазание Эрвига. Своим возвышением Эрвиг обязан главным образом Юлиану. Дело в том, что, согласно соборно утвержденному законодательству, королем мог быть лишь человек готского происхождения. У Эрвига оно было лишь с материнской стороны, а это значило, что юридически он не был готом. Можно лишь предполагать, что Юлиан в сложившейся ситуации иным образом посмотрел на национальность миропомазанного им короля потому, что у его собственных предков при смешанном происхождении решающее значение при установлении принадлежности к иудейской общине имела религия матери.

В 680 году, когда началось правление Эрвига, Испанию, по свидетельству «Мозарабской хроники», «опустошил страшный голод»[11].

Из той же хроники известно, что в 681 году «Эрвиг созвал двенадцатый Толедский собор, где присутствовали 35 епископов, бесчисленное множество клириков и прочих христиан», но на нем не было ни одного епископа из Септимании и Тарраконской Испании. Возможной причиной их отсутствия была опала, которой подверглось духовенство этих провинций в результате мятежа герцога Павла. Помимо епископов и аббатов соборные акты подписали 15 государственных сановников. «В то время, – пишет автор «Хроники», – епископ Юлиан, происходивший из еврейского рода, подобно цветку розы, взросшему меж шипов, сиял над миром своими познаниями в христианском учении»[12]. Но председательствовал на соборе не он, а другой Юлиан – старейший епископ Испании митрополит Гиспальский (Севильский). Тон собору, однако, задавал Юлиан Толедский, и соборные решения принимались под его решающим влиянием, разумеется, при согласовании с его покровителем королем. XII собор постановил, что всякий, кто принял монашеский постриг, впредь уже не может брать в руки оружие и воевать, а следовательно, быть королем – верховным вождем войска. На этом основании Вамба, ставший монахом, не мог уже более оставаться королем. В связи с этим восшествие на трон Эрвига было признано правомерным.

В обращении Эрвига к собору особый акцент сделан на опасности для государства со стороны иудеев. Собор и в этом поддержал короля, с особенным энтузиазмом – митрополит Толедский Юлиан, даром что сам имел иудейских предков. Собор настаивал на принятии мер, которые бы подталкивали иудеев к крещению, угрожая им в противном случае конфискацией имущества и даже изгнанием из страны.

В прошлом, в 589 году, III Толедский собор, на котором арианские епископы и готская знать подписали православное исповедание, внес в него крайне неудачную формулу filioque – об исхождении Святого Духа не только от Отца, но и от Сына, хотя самый Символ веры в актах того собора не содержал этого искажения, и вот XII собор впервые включил злополучное filioque в самый Символ.

XII собор стал триумфом Юлиана. Столичная кафедра, которую он занимал, была официально признана первенствующей в королевстве, и занимавший ее епископ стал именоваться примасом Испании и Септимании и носить титул архиепископа, возвышавшегося над провинциальными митрополитами.

В 683 году Эрвиг созвал XIII Толедский собор, в котором участвовали епископы из всех провинций и 26 высших сановников королевства. Обращаясь с посланием к отцам собора, король предложил амнистировать жертвы репрессивной политики своего предшественника и возвратить им их конфискованное имущество. Собор, откликнувшись на этот призыв, постановил рекомендовать королю даровать свободу мятежникам, обращенным в рабское состояние, полностью восстановить их в правах, включая право свидетельствовать перед судом. XIII собор также принял решение о прощении всех недоимок по налогам начиная с одного года до восшествия на престол Эрвига. Собор вынес постановление о недопустимости впредь бессудных расправ над епископами и сановниками, облеченными высокими полномочиями. Исполняя волю собора, Эрвиг издал закон, по которому «епископ, придворный или гардинг (королевский дружинник. – прот. В.Ц.) мог быть смещен, арестован, подвергнут пытке и лишен имущества только по приговору суда, состоявшего из равных ему людей»[13].

В правление Эрвига очевидным образом укрепились властные полномочия не только светской знати, но и епископата, который со времен XII собора имел своего официального главу – архиепископа Толедского, статус которого приближался к королевскому. И вот в ноябре 684 года архиепископ Юлиан своей властью созвал XIV собор, вопреки традиции созывать соборы по инициативе короля, и председательствовал на нем. Правда, занимался он исключительно церковными, а не государственными делами. При закрытии предшествующего собора поступило обращение папы Льва II к епископам Вестготского королевства с призывом принять орос VI Вселенского Собора, отвергшего монофелитскую ересь и исповедовавшего во Христе две воли и две энергии – Божественную и человеческую, и в ответ на это обращение XIV собор выразил свою приверженность диафелитскому оросу VI Вселенского Собора.

Эрвиг выдал свою дочь Киксило замуж за племянника Вамбы по имени Эгика, а незадолго до своей кончины избрал его, а не одного из своих сыновей в свои преемники, взяв с зятя обещание оберегать права королевской вдовы, сыновей и дочерей короля, а также другое обещание – защищать всех подданных и править справедливо. 15 ноября 687 года Эрвиг скончался. Знать, собравшаяся у его одра, совершила акт избрания короля, выполнив волю почившего и провозгласив его преемником Эгику. Девять дней спустя архиепископ Толедский Юлиан совершил коронацию и миропомазание Эгики.

В самом начале своего правления, в 688 году, новый король созвал XV собор в Толедо «в преторианской церкви Божиих апостолов Петра и Павла. «Благословенной памяти светлейший учитель Юлиан был среди собравшихся там 60 епископов и огромного числа прочих клириков христиан, а также простого люда, горящего религиозным пламенем»[14]. В послании собору Эгика, воздавая ритуальную хвалу предшественнику, фактически заявил о ревизии его политики.

XV собор был последним, на котором председательствовал архиепископ Юлиан. 6 марта 690 года он скончался. Юлиан, канонизированный Западной церковью, стал первым примасом Испании, осуществляя юрисдикцию над всеми митрополиями Пиренейского полуострова и над Септиманией. С его именем связано внесение изменений в последование Литургии, позже, в эпоху исламского господства в Испании, названной мозарабской. После Юлиана Толедского осталось его богатое литературное наследие, включающее такие трактаты, как «Речь с порицанием тирании франков» («Insulatatio vilis storici in tyrannidem Galliae»), «О смерти», «История короля Вамбы», «О загробной жизни». В 686 году он написал трактат «Против иудеев» («Contra Judaeos»), в которой давал христианскую интерпретацию прообразовательных мест из ветхозаветных книг, а также предлагал разные способы обращения иудеев в христианство.

Составитель «Мозарабской хроники» рассказывает о временном недоразумении богословского характера, возникшем между папой и архиепископом Юлианом: «Юлиан, благочестивейший епископ столицы, отослал в Рим свою книгу о трех ипостасях; но слишком поверхностно ее изучив, Римский папа, не желая дать книге хода, возразил, мол, “желание порождает желание”, поскольку читал об этом двумя годами раньше. Епископ Юлиан, доказав собору цитатами из авторитетных трудов отцов, что посланная в Рим книга была правильной, составил сочинение в свою защиту и отослал его вместе с панегириком в честь императора, подобным отправленному раньше, в Рим с церковным посольством: священником, диаконом и субдиаконом, наиболее эрудированными слугами Церкви во всем, что касается Господа и знания Священных Писаний. Рим доброжелательно и благочинно принял сие сочинение, приказав всем прочитать его, и передал императору панегирик, восклицая: “Хвала тебе, Господи, до концов земли”. С теми же послами папа отправил господину Юлиану рескрипт с благодарностью и подтверждением того, что написанное им истинно и благочестиво»[15]. Во всяком случае из этой записи, хотя и несколько туманной, с очевидностью вытекает, что в ту пору на христианском Западе, при всем авторитете Римской кафедры, еще даже и не подозревали о папской непогрешимости.

Преемником архиепископа Юлиана на первенствующей Толедской кафедре стал архиепископ Сисиберт, участвовавший в заговоре против короля. Когда заговор был открыт, Сисиберт был низложен и на Толедскую кафедру перемещен митрополит Гиспалийский (Севильский) Феликс. По характеристике автора «Мозарабской хроники», новый примас «Феликс, епископ столичного города Толедо, был влиятельнейшим человеком скорее из-за своего высокомерия, чем из-за суровости и мудрости»[16].

В мае 693 года Эгика созвал XVI Толедский собор. Кроме епископов и аббатов в деятельности этого собора, как и предыдущих, участвовали высшие чины двора. Собор утвердил произведенное по воле короля низложение архиепископа Сисиберта, на которого было возведено обвинение в намерении не только свергнуть короля, но и умертвить его. Трудно сказать, насколько последнее обвинение было обоснованным. Собор вынес также постановление, которым миропомазание монарха признавалось совершаемым Самим Богом, так что всякое посягательство не только на его жизнь, но и на его власть было объявлено и государственным преступлением, и греховным противлением воле Божией. Согласно этому постановлению, всякий, кто впредь дерзнет поднять руку на короля, кто попытается свергнуть его или посягнет на его власть, учинив мятеж, подлежал конфискации имущества, и не только он сам, но и его потомки навсегда лишались права занимать должности при дворе.

По настоянию Эгики собор принял решение, защищавшее имущество сельских приходов от посягательств со стороны епископов: на случай конфликта со знатью и епископатом король рассчитывал на поддержку со стороны низшего клира. XVI Толедский собор принял также ряд мер, направленных на ограничение прав иудеев, которые, по мысли его участников, должны были подтолкнуть их к принятию христианской веры. Он ввел особый налог, который взимался с иудеев, не желавших креститься, а также запретил им вести трансграничную торговлю и вступать в какие бы то ни было сделки с христианами.

Изгнанные из Испании евреи подстрекали мусульман халифата к нападению на Вестготское королевство

В 694 году Эгика созвал в столице очередной, XVII собор. К тому времени выяснилось, что многие из евреев были замешаны в сношениях с владевшими Мавританией мусульманами и готовы были оказать им помощь в борьбе против христианского королевства вестготов. Еврейские эмигранты из Испании заодно с иудеями Мавритании подстрекали мусульман халифата к нападению на Вестготское королевство. Король предложил «заговорщиков», под которыми подразумевались все вообще иудеи, предать смертной казни. Собор, однако, принял более человеколюбивое решение: лишить их имущества и вместе с женами и детьми изгнать из Испании. Исключение было сделано для евреев, проживавших в Септимании. Собор предоставил королю право продавать иудеев в рабство. По постановлению собора, дети иудеев по достижении семилетнего возраста отнимались у родителей, если те отказывались креститься, и передавались на воспитание в семьи христиан.

24 ноября 700 года Гундерих, поставленный на столичную кафедру в том же году после кончины своего предшественника Феликса, совершил при жизни Эгики миропомазание его сына Витицы. Этот акт вызвал недовольство в среде фрондирующей знати, которое вылилось в мятеж во главе с герцогом Суинифредом, захватившим власть в столице и провозглашенным своими сторонниками королем. Эгика вместе с сыном бежал в Кордубу. Королю удалось подавить мятеж и вернуться в Толедо, но вскоре после этого, в 702 году, престарелый монарх скончался.

Престол унаследовал его сын Витица. В самом начале своего правления, в 702 году, Витица созвал XVIII Толедский собор, оказавшийся последним в истории Вестготского королевства. Акты XVIII собора, в отличие от предшествовавших ему, не сохранились. Они могли впоследствии подвергнуться осуждению и быть намеренно уничтоженными. Известно, что на этом соборе рассматривались каноны, изданные Трулльским Собором, состоявшимся в Константинополе в 691–692 годах. Поскольку в ряде соборных правил отвергалась практика, сложившаяся в Римской Церкви, папа Сергий отверг эти каноны и не признал за самим Собором того статуса, который был усвоен ему на христианском Востоке – как продолжения, или своего рода второй сессии, VI Вселенского Собора, но XVIII Толедский собор одобрил каноны Трулльского Собора. И уже только после завоевания Испании маврами король Астурии Фруэла Жестокий отменил постановление XVIII Толедского собора о признании трулльских канонов.

Гибель Вестготского королевства

Арабское завоевание Испании Арабское завоевание Испании

В 709 году король Витица скончался. После его смерти государство вестготов приблизилось к своей гибели, прологом которой послужила междоусобная распря. Часть знати на избирательном собрании высказалась за возведение на престол старшего сына Витицы Агила. Брат Витицы епископ Оппа, естественно, поддерживал кандидатуру своего племянника, на стороне королевского сына был и новый примас Испании митрополит Толедский Синдеред, но большая часть участников избирательного собора высказалась за герцога Бетики Родериха (Родриго), сына ослепленного по приказу Витицы герцога Кордубы Теудофреда. Его миропомазание совершил Синдеред. В «Мозарабской хронике» возведение на трон Родериха представлено как результат мятежа, правда, совершенного при поддержке знати – сената: «В четвертый год правления Юстиниана и 92-й год по арабскому летосчислению, когда Валид правил королевством уже пятый год, Родерик поднял мятеж и вторгся в королевство готов по наущению сената. Он правил только один год»[17].

Сторонники Агилы не признали законности поставления на престол Родериха. Агила вместе с матерью и младшим братом бежал из Толедо в Тарракону, туда же перебралась и часть готской знати. Мятежникам удалось овладеть Тарраконской провинцией. На их сторону встали и магнаты Септимании. Армия Родериха, однако, одержала победу над войсками сепаратистов, но они не были разгромлены и уничтожены. Гражданская война окончилась компромиссом. Агила признал своего противника королем, а тот, со своей стороны, оставил во владении сыновей Витицы колоссальные богатства – до 3 тысяч имений.

В 711 году в Испанию вторглись мавры, переправившиеся через Геркулесовы столпы (Гибралтар) из Мавритании. В сражении близ Херес-де-ла-Фронтера в июле 711 года вестготы потерпели поражение, которому предшествовал переход на сторону противника сыновей короля Витицы, перебежавших вместе со своими сторонниками в лагерь мусульман. Нет точных сведений об участи Родериха. Согласно арабским хроникам, его не нашли на поле битвы ни живым, ни мертвым, но найдена была его завязшая в трясине белая лошадь с седлом, украшенным рубинами и изумрудами.

Вестготское государство прекратило свое существование. Одной из причин его падения стало то обстоятельство, что одни короли даже и не пытались сломить аристократическую фронду, а другие, те, что стремились создать в Испании централизованное государство с сильной монархической властью, в этом не преуспели. Они либо при жизни терпели поражение, которое им наносили сплачивавшиеся против них магнаты, либо, подавив жесткими репрессивными методами оппозицию, они навлекали на своих преемников и наследников мстительную вражду обиженных сановников. Отсюда и бесконечная чреда переворотов и гражданских войн, подрывавших крепость государства и в конце концов сделавших его легкой добычей для врага. Известную роль в катастрофе королевства сыграло, вероятно, добросовестное, но неумное стремление христианского духовенства, благоверных государей и благочестивой аристократии обратить иудеев, в руках которых находилась торговля, и в особенности торговля деньгами – банковское дело, в христианство. Такими попытками вестготы нажили себе многочисленных врагов. Изгоняемые из страны, они переселялись в исламизированную Мавританию и там подстрекали мусульманские власти к вторжению в Испанию, внушая им надежду на легкую победу и богатую добычу и рассчитывая самим вернуться на родину, чтобы преуспевать там под покровительством в ту пору толерантной исламской власти.

[1] Православная энциклопедия. Т. 27. М., 2011. С. 425.

[2] Цит. по: Там же. С. 236.

[3] Цит. по: Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. 2. М., 1995. С. 357.

[4] Мозарабская хроника 754 г. // Восточная литература. Средневековые исторические источники Востока и Запада // http://www.vostlit.info/haupt-Dateien/index-Dateien/M.phtml?id=2053.

[5] Циркин Ю.Б. Испания от античности к Средневековью. СПб., 2010. С. 294.

[6] Люсьен Мюссе. Варварские нашествия на Европу: Германский натиск. СПб., 2008. С. 59.

[7] Мозарабская хроника 754 г.

[8] Циркин Ю.Б. Испания от античности к Средневековью. С. 299–300.

[9] Мозарабская хроника 754 г.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Циркин Ю.Б. Испания от античности к Средневековью. С. 306.

[14] Мозарабская хроника 754 г.

[15] Там же.

[16] Там же.

[17] Там же.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
О святой Евлалии, ее гусях и исламских террористах О святой Евлалии, ее гусях и исламских террористах
Михаил Матюгин
О святой Евлалии, ее гусях и исламских террористах О святой Евлалии, ее гусях и исламских террористах
Михаил Матюгин
В августе 2017 года исламские террористы хотели «уничтожить главные святилища христиан в Барселоне» – собор Святого Семейства Христова и кафедральный собор Святого Креста и святой Эулалии...
Охранительная миссия истории Охранительная миссия истории
Павел Кузенков
Охранительная миссия истории Охранительная миссия истории
Павел Кузенков
О том, в чем был прав Цицерон, как учебником истории развязать войну, почему Черчилль ценил учителей истории и что собственно делает народ народом.
Тегеран: Аятолла Мовахеди Кермани помолился о Владимире Путине и российских воинах Тегеран: Аятолла Мовахеди Кермани помолился о Владимире Путине и российских воинах
Один из духовных лидеров Ирана, Аятолла Мухаммед Али Мовахеди Кермани во время общетегеранской пятничной молитвы вместе с тысячами мусульман молился о российских вооруженные силах, вовлеченных в борьбу с террористами в Сирии, и о Владимире Путине.
Ливанский журналист: Россия – бастион традиционных ценностей, противоставший неоязычеству Запада Ливанский журналист: Россия – бастион традиционных ценностей, противоставший неоязычеству Запада
«Владимир Путин с самого начала своего президентства не отступает от традиций, снова и снова показывая, что Россия – бастион традиционных ценностей, противоставший неоязычеству Запада»
Башар Асад: Владимир Путин — единственный защитник христианской цивилизации Башар Асад: Владимир Путин — единственный защитник христианской цивилизации
«Когда я смотрю на состояние мира, я понимаю, что Владимир Путин — единственный защитник христианской цивилизации, на которого можно положиться», — сказал Президент Сирии.
Игумен Афонского монастыря: Лидер русского народа – настоящий христианин Игумен Афонского монастыря: Лидер русского народа – настоящий христианин
«Самое радостное, что можно видеть сегодня, – это то, что русский народ имеет во главе лидера, который является настоящим христианином, который верит и исповедует истинного живого Бога».
Распространение христианства в европейских провинциях Римской империи в эпоху гонений Распространение христианства в европейских провинциях Римской империи в эпоху гонений
Протоиерей Владислав Цыпин
Есть бесспорные свидетельства раннего присутствия в Галлии изрядного числа христиан. Об этом надежно свидетельствует послание «рабов Христовых, живущих во Виенне и Лугдуне, в Галлии, братьям в Асии и Фригии». Это – один из самых впечатляющих документов христианского мученичества. В нем речь идет о пострадавших за Христа в Лугдуне при императоре-философе Марке Аврелии в 177 году.
Комментарии
АлександрГ. 14 ноября 2017, 22:28
Прекрасная статья отца Владислава. А последний абзац, прямо перекликается со временем формирования централизованного государства на Руси. И последовавшим за ним Смутным временем.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×