Митрополит Кирилл ответил на вопросы французского журнала «Diplomatie»

Москва, 4 октября 2005 г.

Во французском журнале «Diplomatie» (№16, сентябрь-октябрь 2005 года), посвященном проблемам современных международных отношений, опубликовано нижеследующее интервью митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, сообщает, сообщает "Служба коммуникации ОВЦС МП".

– Что представляет из себя сегодня православный мир? Каковы его приоритеты?

– Сегодня православный мир состоит из стран, на формирование культур которых наша вера оказала решающее воздействие. К ним относятся Болгария, Белоруссия, Греция, Кипр, Молдавия, Республика Македония, Россия, Румыния, Сербия и Черногория, Украина. Однако культурно-политические реалии на исторических территориях православного мира подвергаются заметным изменениям. В результате миграции и интенсификации общения между различными континентами православный мир уже не так однороден, как столетие назад. В то же время сильные православные общины появляются в странах, никогда не имевших православного населения. Сегодня они составляют неотъемлемую часть американского, арабского, албанского, польского, чешского, словацкого, финского и многих других народов.

В современном мире православных людей объединяют не государства, но преимущественно Поместные Православные Церкви. Поэтому более точное представление о границах православного мира можно составить по количеству паствы Православных Церквей в различных странах мира. Задачей Православных Церквей является прежде всего труд среди тех народов, которые вверены им Богом. Особенно это важно для Церквей, осуществляющих свою миссию в странах, не так давно освободившихся от оков государственного атеизма. В этих государствах предстоит совершить еще немало трудов, чтобы наши народы вновь осознали себя носителями православной цивилизации.

– Каковы взаимоотношения между Церковью и государством в православных странах?

– Православная цивилизация выработала свою особенную типовую модель отношений государства и Церкви, которая в правовом сборнике императора Юстиниана получила название «симфония». Хотя я не спешил бы авторизировать этот принцип церковно-государственных отношений как специфически восточно-христианскую традицию. В VI веке, когда император Юстиниан кодифицировал римское и византийское право, в Европе еще существовала общехристианская традиция, поэтому идея симфонии является общим наследием Запада и Востока Европы.

Необходимо признать, что эта модель оказывала и по сей день продолжает оказывать влияние на православное понимание церковно-государственных отношений. Однако надо различать историческое учение о симфонии, которое целиком принадлежит прошлому, и ее методологические основания, которые могут применяться и сегодня. Историческое представление о симфонии связано с монархической формой правления и идеологической ролью Православия. Государство и Церковь понимались как два равновеликих института – два Божественных дара, осуществляющих разные виды заботы об одном социально-культурном организме – народе. Государство обязывалось защищать Церковь, а Церковь - поддерживать государство. Подобная модель никогда не была реализована, так же как никогда не будет осуществлена в чистом виде демократическая модель.

Для нынешнего дня модель симфонии скорее имеет важную методологическую ценность. Напомню, что она была сформулирована как итог поиска оптимальной модели отношений Церкви и государства в течение почти двух столетий. До провозглашения христианства государственной религией в начале IV века между Церковью и государством была вражда. С ее прекращением возник серьезный вопрос о том, каковы должны быть отношения между Церковью и государством, чтобы эти два института пребывали в согласии, или, по-гречески, симфонии. В VI веке император Юстиниан дал свой вариант решения этой задачи, перечислив обязанности Церкви и государства по отношению друг ко другу. Однако в разные исторические времена содержание этих обязанностей может меняться, а методологический принцип – поиск мирного сосуществования Церкви и государства – оставаться тем же. Можно сказать, что Русская Православная Церковь, принимая в 2000 году Основы социальной концепции, в разделе, посвященном отношениям со светским государством, руководствовалась методологией модели симфонии и попунктно перечислила, при каких условиях и в каких областях возможно гармоническое сотрудничество Церкви и светского государства в настоящее время.

Сегодня есть и такие православные страны, как, например, Греция и Грузия, в конституциях которых закреплено особое положение Православной Церкви, поскольку подавляющее большинство населения этих государств является православным. На мой взгляд, нет ничего плохого и угрожающего свободе людей иных вер, если государство публично заявляет о своих особых отношениях с религиями большинства населения своей страны. В этом случае появляются четкие и всем понятные правила церковно-государственных взаимоотношений, которые лучше поддаются общественному контролю. Полагал бы, что и в России было бы полезно определить подобные особые отношения с четырьмя традиционными религиями нашей страны: православием, исламом, иудаизмом и буддизмом. Это позволило бы сотрудничать государству и религиозным общинам в различных общественных сферах пропорционально количеству верующих, принадлежащих к той или иной традиционной религии.

– Какова роль Православия в международной политике?

– На сегодня православного мира как чего-то единого в политическом отношении не существует. Единство духовно-культурной традиции позволяет говорить только о потенциале возникновения более тесного общения и взаимодействия между странами. На мой взгляд, православный мир мог бы успешно консолидироваться на основе, позволяющей ему сохранить свою идентичность в современном мире. Это могло бы выражаться в активизации гуманитарных контактов в сферах образования, СМИ, культуры.

Главная идея, которую могли бы совместно отстаивать представители православного мира, состоит в утверждении значимости национальных и религиозных традиций в современной международной политике. В некоторых странах православного мира, например, в России в течение веков удалось выработать модель мирных межцивилизационных отношений. Поэтому роль Православия в международной политике могла бы заключаться в содействии строительству многополярного мира, в котором найдется место различным мировоззренческим системам.

– Каковы взгляды Православной Церкви на расширение Европейского Союза?

– Когда в странах Балтии, Православные Церкви которых входят в Московский Патриархат, проходили всенародные референдумы о присоединении к Европейскому Союзу, то Русская Православная Церковь в лице Святейшего Патриарха Алексия II высказалась о поддержке устремлений народов этих государств жить в едином политико-экономическом сообществе с другими европейскими народами. В то же время мы всегда говорили, что расширение Европейского Союза не должно создавать нового железного занавеса на Востоке Европы. Поэтому наша Церковь не хотела бы оставаться в роли стороннего наблюдателя за европейскими интеграционными процессами. Мы убеждены, что православная традиция призвана внести свой вклад в развитие единого европейского пространства.

В ответ на свою готовность соучаствовать в развитии европейской интеграции православные народы ожидают открытости западного мира к восприятию ценностей восточно-христианской традиции. Напомню, что с дальнейшим расширением Европейского Союза на страны православной традиции (Румынию, Болгарию) православные верующие составят значительное число европейских граждан. Если западные страны ЕС будут открыты к восприятию духовной самобытности этих стран, то европейскую интеграцию ждет исторический успех. Если же этого не произойдет, то неминуемо наступит провал этого грандиозного геополитического проекта.

Похожая проблема возникает и в связи с возможностью принятия Турции в ЕС. Все понимают, что это вопрос не только экономического и социального уровня развития Турции. Это прежде всего вопрос совместимости ценностей христианской и исламской цивилизаций. В настоящее время в турецком обществе наблюдаются отдельные процессы, которые свидетельствуют об отсутствии открытого и справедливого отношения к традиционным религиозным и этническим меньшинствам.

Некоторые европейские политики говорят: «ЕС – это не христианский клуб». Но за этими словами должны следовать реальные действия, связанные с рецепцией европейцами ценностей исламской цивилизации. Иммигранты из мусульманских стран и коренные европейцы пока плохо уживаются на территории самих стран ЕС, улучшение материального положения не решает проблему их культурной адаптации, а порой даже способствует росту их этнорелигиозной самобытности. Готова ли к этому Европа? Необходимо, чтобы принятию решения о возможном членстве Турции в ЕС предшествовала широкая дискуссия в обществах европейских стран, и окончательное решение этого вопроса происходило не исключительно на политическом уровне, а являлось четко выраженным желанием народов ЕС.

Русская Церковь не оставалась в стороне от развернувшейся в Европе дискуссии. Отдел внешних церковных связей, который я возглавляю, сделал заявление на этот счет перед тем, как Комиссия ЕС приняла решение о начале переговоров с Турцией о присоединении к ЕС. Позвольте, я процитирую небольшой отрывок из этого документа, в котором содержится наш взгляд на возможный вариант решения проблемы: «Безусловно, тесное соседство мусульманского и христианского миров может не только создавать разделения, но, преодолевая их, способствовать выработке модели мирного сосуществования этих двух цивилизаций. Вполне может оказаться так, что вхождение Турции в Европейский Союз заложит камень в основание моста между христианским и исламским мирами. Примеры России и республик Средней Азии, где христиане и мусульмане мирно уживаются на протяжении столетий, доказывают возможность цивилизационной совместимости в рамках одного политического образования».

В одном мы убеждены: мирное сосуществование с другой цивилизацией не должно означать отказа от собственной религиозной традиции. Возможность этого демонстрирует богатый опыт Русской Церкви в построении мирных отношений с исламской цивилизацией в рамках одного государства.

– Как Православие относится к межхристианскому диалогу?

– В 2000 года Русская Православная Церковь приняла документ, который называется «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию». В этом руководстве формулируются приемлемые для Православной Церкви цели и методы межхристианского диалога. Важнейшей целью диалога провозглашается восстановление единства христиан (Ин. 17. 21), о котором учил Иисус Христос. Признавая необходимость восстановления нарушенного единства, Православная Церковь утверждает, что оно возможно лишь в лоне Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, то есть в рамках той христианской традиции, которая существовала до разделения Церквей в XI веке.

Однако, общение между представителями различных конфессий по вопросам общественной жизни возможны уже сегодня и даже востребованы временем. Угрозы современного мира создают предпосылки для активного взаимодействия христиан для разрешения проблем, вызывающих общую обеспокоенность. Пожалуй, больше всего христианские Церкви волнует роль религиозного мировоззрения в объединенной Европе. Большинство христиан континента прилагает значительные усилия, чтобы христианские традиции стали органической частью европейской идентичности. Во время работы над проектом Конституции Европейского Союза Церкви сообща способствовали включению в нее статьи, предусматривающей диалог органов власти ЕС с религиозными организациями. Это важнейшее свидетельство о важности межхристианского диалога и совместных действий по отстаиванию общего христианского свидетельства.

Борьба с терроризмом – еще один из пунктов общехристианской повестки дня. Чтобы лишить проповедников экстремизма возможности использовать религиозную мотивацию для обоснования террористических атак, следует объединять усилия христиан и мусульман, развивая межрелигиозный диалог. Помня об этом, Русская Православная Церковь инициировала создание Межрелигиозного совета России и Межрелигиозного совета Содружества Независимых Государств. В рамках этих органов мы стремимся совместно противостоять террору и другим вызовам современности.

Несколько слов хотел бы сказать о препятствиях, возникающих на пути диалога христианских Церквей. Наша Церковь обеспокоена повышенной активностью западных конфессий среди народов, принадлежащих к православной традиции. Такими действиями наших братьев, которые уже давно получили название «прозелитизма», нарушается древний принцип отношений между разными христианскими Церквами. Об этом принципе говорил еще апостол Павел в послании к Коринфянам, не желая «хвалиться готовым в чужом уделе» (2Кор. 10. 16). Этот принцип предполагает учет интересов местной Церкви при осуществлении любых миссионерских и вообще религиозных мероприятий в землях, в которых уже есть своя христианская Церковь.

4 октября 2005 г.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту