Почему женщин не пускают на Афон?

Почему женщина не может быть священником; почему женщин не пускают на Афон, в алтарь, на соборы? Что написано в Домострое об их правах и почему женщине нельзя то, что можно мужчине?Неужели она хуже?

Почему женщин не пускают на Афон

Святая гора Афон — полуостров в Греции, на котором расположено 20 крупных мужских монастырей (не считая более мелких монашеских общин). В Византии вход во все мужские монастыри женщинам был строго запрещен. Святая гора считается земным уделом Божией Матери — предание гласит, что Пресвятая Богородица и евангелист Иоанн отправились в морское путешествие, но попали в шторм в пути и сбились с курса, в конце концов пристав к подножию горы Афон, в том месте, где теперь расположен Иверский монастырь. Пораженная красотой этих мест, Матерь Божия попросила Господа сделать Святую гору Ее земным уделом. По завету Матери Божией ни одна женщина, кроме Нее, не может ступить на землю Афона. В 1045 году при византийском императоре Константине IX Мономахе был принят устав для афонитов, официально запрещавший женщинам и даже домашним животным женского пола находиться на территории Святой горы. Указ президента Греции от 1953 года предусматривает тюремное заключение на срок от 2 до 12 месяцев для женщин, нарушивших запрет (надо сказать, что во время гражданской войны в Греции 1946–1949 гг. на Святой Горе находили пристанище женщины-беженки, как и не раз во время турецкого владычества). Сохранение запрета было одним выдвинутых Грецией условий вступления в Евросоюз. Несмотря на это, периодически различные органы ЕС пытаются оспорить этот пункт. До сих пор этого сделать не удавалось, так как формально Афон находится в частном владении — вся территория горы разделена на двадцать частей между расположенными тут монастырями. Надо заметить, что византийский запрет на посещение монастырей лицами противоположного пола в Греции до сих пор соблюдается достаточно строго — не только на Афон, но во многие мужские монастыри не пускают женщин, а в большинство женских монастырей не пускают мужчин (кроме служащего духовенства).

Женщины на Поместных соборах

Большую часть церковной истории отсутствие женщин на церковных соборах обуславливалось словами апостола Павла: «жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви» (1 Кор, 14, 34-35). Русской Православной Церковью это правило строго соблюдалось вплоть до ХХ века. Даже на известном количеством предлагавшихся на нем церковных инноваций Поместном соборе 1917-1918 годов женщины (включая монашествующих), хотя и могли присутствовать, но не имели права голоса. Впервые в истории Церкви женщины приняли участие в Поместном Соборе РПЦ в 1971 году, когда избирался патриарх Пимен. Участвовали женщины и в работе Поместного собора 1990 года, избравшего Патриарха Алексия II.

Согласно канонам Церкви, полноправными членами Поместных соборов являются только преемники апостолов — епископы. Канонов, предусматривающих участие в соборах клириков и мирян, нет, хотя подобные случаи в истории Церкви, особенно после падения Византийской империи, были. В России в начале ХХ века развернулась широкая полемика об участии в соборах не только епископов. В результате членами собора 1917-1918 гг. были и клирики, и миряне. Ныне действующий Устав Русской Православной Церкви, принятый в 2000 году, также предусматривает участие клириков и мирян в Поместном соборе. Однако епископат удерживает за собой канонически обоснованный контроль за решениями Поместного собора: любое решение может быть принято собором только с согласия большинства присутствующих на нем епископов.

Почему женщина не может быть священником

Многовековая православная церковная традиция никогда не знала женщин-«священниц», практика «рукоположения» женщин в священнический и епископский сан не приемлется Православной Церковью.
Против женского священства есть несколько аргументов. Во-первых, «священник на литургии — это литургическая икона Христа, и алтарь — это комната Тайной вечери. На этой вечери именно Христос взял чашу и сказал: пейте, это Кровь Моя. ...Мы причащаемся Крови Христа, которую дал Он Сам, именно поэтому священник должен быть литургической иконой Христа. ...Поэтому священнический архетип (первообраз) – мужской, а не женский» (диакон Андрей Кураев, «Церковь в мире людей»).

Во-вторых, священник — это пастырь, а женщина, созданная как помощница, сама нуждается в поддержке и совете и потому не может нести пастырское служение в полноте. Свое призвание она призвана осуществлять в материнстве.

Не менее весомым аргументом является отсутствие самой идеи женского священства в церковном Предании. «Священное Предание — это не просто традиция, — пояснил нам профессор Московской духовной академии доктор богословия А.И. Осипов. — Важно уметь отличать случайные традиции от традиций, имеющих глубокие религиозные корни. Есть веские аргументы в пользу того, что отсутствие женского священства — существенная традиция. В истории Церкви первое столетие называется веком чрезвычайных дарований. Одновременно с крещением люди получали дарование, некоторые сразу несколько: пророчество, дар языков, дар исцеления болезней, изгнания бесов… Дарования, очевидные для всех, поражавшие язычников, убеждавшие их в значимости и силе христианства. В этот век мы видим иное отношение к Закону иудейскому, из которого исторически (но не онтологически) вышло христианство. В частности, другое отношение к женщине. Среди святых того времени есть равноапостольные Мария Магдалина, Фекла — женщины, которые по своим дарованиям оказались на одном уровне с апостолами, занимались тем же — проповедью христианства. Но нигде и никогда уровень их церковного почитания не соединялся с дарованием им священства.

Более того, когда во II-III вв. в секте маркионитов появилось женское священство, это вызвало решительный протест целого ряда почитаемых святых и учителей Церкви.
Божия Матерь, почитаемая выше Ангелов, не была священником.

Вопрос недопустимости женского священства в богословской литературе подробно не освещен: есть только отдельные высказывания по этому поводу. Но дело в том, что в науке новая теория принимается только тогда, когда есть новые факты, ее подтверждающие, и принципиальные недостатки, присущие предшествующей теории. Богословие — тоже наука. Так что по общему для всех наук принципу богословские аргументы должны представить не противники женского священства, а его защитники. Аргументы эти могут быть только из двух источников — Священного Писания и учения святых отцов. Ни в Писании, ни в святоотеческой литературе нет ни одного факта, подтверждающего возможность женского священства».

Для справки: первая женщина-«священник» в истории христианства появилась в одной из церквей Англиканского содружества (объединение англиканских церквей всего мира). Ее звали Флоренс Ли Тим Ой (1907–1992). В 1941 году, получив богословское образование, она стала диакониссой и служила в общине китайских беженцев в Макао. Когда японская оккупация Китая привела к тому, что община в Макао оказалась без окормления священника, англиканский епископ Гонконга рукоположил ее в сан священника. Это был вынужденный шаг. Так как это произошло за 30 лет до того, как какая-либо из англиканский церквей официально разрешила женское священство, доктор Ли Тим Ой прекратила священническое служение сразу после окончания Второй мировой войны. Она умерла в 1992 году в Торонто; к этому времени женское «священство» было введено в большинстве англиканских церквей, чем дальше, тем больше отступающих от апостольских установлений не только в этом вопросе. «Почему же протестанты дерзают вводить священников-женщин? Здесь есть внутреннее противоречие, — считает о. Иов (Гумеров), преподаватель Священной истории Ветхого Завета московской Сретенской семинарии. — Ведь в спорах с православными протестанты, чуть что, говорят: «А где это сказано в Библии?» Но в вопросе женского священства поступают прямо противоположным образом. Рассуждения о том, что если в Библии не сказано «нет», значит, можно — это формализм, лукавство и отказ воспринимать истинный дух Священного Писания».

Покойный митрополит Сурожский Антоний считал, что с богословской точки зрения вопрос о призвании женщины еще только должен быть проработан. «Я убежден, что мы должны вдумываться в эту проблему всеми силами ума, с полным знанием Писания и Предания, и найти ответ» («Православная Церковь и женский вопрос», Вестник РСХД, II-2002). О высоте и ответственности священнического призвания владыка писал так: «Священство — состояние, исполненное такого страха, что вожделевать его невозможно. Его можно принять почти что со священным трепетом, с ужасом, и, следовательно, сан священника — не предмет статуса, разве что мы низводим священство на уровень неквалифицированной общественной работы и проповеди и своего рода «христианского социального служения».

Известны слова Апостольских посланий обо всех верующих: «Вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Пет. 2,9). Как понимать эти слова? Митрополит Антоний Сурожский так объясняет эту мысль: «Мне кажется, можно ответить, что всеобщее священство состоит в призвании всех тех, кто принадлежит Самому Христу, кто через крещение стал Христовым… освящать этот мир, делать его священным и святым, приносить его как дар Богу. Это служение состоит в первую очередь в том, чтобы приносить Богу собственную душу и тело как живую жертву, и в этом приношении самого себя приносить — все, что наше: не только чувства, и душу, и мысли, и волю, и все тело, но все, что мы делаем, все, чего касаемся, все, что нам принадлежит, все, что мы можем своей властью освободить от рабства сатане, — действием собственной верности Богу».

Протопресвитер Николай Афанасьев в своей известной работе «Церковь Духа Святого» разделяет служение царственного священства — общее всем верным, и служение управления — пастырство или «особое», иерархическое священство. Царственное священство понимается единственным образом — как сослужение всей церковной общины в совершении Евхаристии. Но собрание верных не может существовать без предстоятеля, пастыря, получившего особые дары управления. «Управление принадлежит только особо призванным, а не всему народу, члены которого даров управления не получали, а без благодатных даров не может быть служения в Церкви. Поэтому служение пастырей отлично от служения народа Божьего». Именно к такому пастырскому служению (пресвитерскому и епископскому), согласно Преданию, не допущены женщины.

Всегда ли женщин не пускали в алтарь?

Стать алтарницей — то есть убирать в алтаре, подавать кадило, читать, выходить со свечами, — могут вдовы, девы или монахини после 40 лет. На Святой Земле в храме Гроба Господня в Кувуклию — пещеру, где воскрес Христос и которая служит алтарем храма, — может войти любой паломник или паломница и приложиться к смертному ложу Спасителя, то есть к св. престолу. Многих смущает тот факт, что при Крещении мальчиков вносят в алтарь, а девочек нет. Однако известно, что до XIV века всех детей на сороковой день после рождения воцерковляли («всороковляли») — вносили в алтарь. Мало того, и мальчиков, и девочек прикладывали к св. престолу. Крестили же детей примерно в три года, а младенцев — только в случае опасности. Позже, после того как крестить детей стали раньше, чин воцерковления стал совершаться уже не до, а сразу после Крещения, и тогда девочек перестали вносить в алтарь, а мальчиков — прикладывать к св. престолу.

Куда исчезли диакониссы

Диакониссы как особое женское церковное служение появились около IV века по Рождестве Христовом (хотя о диакониссе Фиве упоминается в Послании апостола Павла к римлянам, историки считают, что в то время чин поставления в диакониссы еще не сложился). В последующей византийской традиции диакониссами могли стать незамужние женщины старше 50 лет: вдовы, девы, а также монахини. Порядок чинов рукоположения диакониссы и диакона почти не различался (но молитвы поставления, конечно, были разными) — диакону в конце поставления вручали Чашу, и он шел причащать верующих, а диаконисса ставила Чашу обратно на св. престол. Этим выражалось то, что диаконисса не имела богослужебных обязанностей (единственная известная самостоятельная роль диаконисс в богослужении была связана с соблюдением благопристойности при Крещении женщин: после того, как епископ или священник возливал св. елей на лоб крещаемой, остальные части тела помазывала диаконисса). Диакониссы выполняли административные функции в благотворительных учреждениях, руководили женскими общинами. В Византии диакониссы просуществовали до XI века (к этому времени диакониссой могли стать лишь схимонахини), на Западе они исчезли примерно на полтысячелетия раньше — во многом из-за разрушения той социальной структуры, в рамках которой требовались. В Византии необходимость в диакониссах отпала по схожим причинам — социальные благотворительные институты перестали испытывать в них потребность. Позже институт диаконисс не восстанавливался, так как в них не было необходимости. Правда, несколько диаконисс было рукоположено святителем Нектарием Эгинским (1846–1920), основателем женского монастыря на греческом острове Эгина, но этот опыт не имел продолжения. В России диаконисс никогда не было — в древнейшей славянской рукописи чинов рукоположений (архиерейский Требник РНБ. Соф. 1056, XIV в.) чин поставления диакониссы отсутствует.

Почему мужчины и женщины в некоторых храмах стоят отдельно?

По традиции, восходящей к раннехристианским временам, мужчины и женщины стоят в церкви отдельно. Такое разделение соответствовало древним представлениям о благочестии. Условное деление храма на мужскую и женскую половины до сих пор сохраняется, например, у коптов. В Византии во многих храмах устраивались хоры (вторые этажи, идущие по периметру храма), где во время службы стояли женщины.

Только ребро или целая половина?

По одному из толкований Библии Бог сотворил женщину не из мужчины Адама, а из человека Адама, разделив его на две половинки: мужскую и женскую. Митрополит Антоний Сурожский так комментирует этот отрывок: «Переводы Библии часто говорят, что Бог взял ребро Адама (Быт.2:21). Еврейский текст предлагает другие переводы, один из которых говорит не о ребре, а стороне. Бог не отделил ребро, а разделил две стороны, две половины, женское и мужское. Действительно, когда читаешь текст по-еврейски, ясно становится, что говорит Адам, когда лицом к лицу встречается с Евой. Он восклицает: она жена, потому что я муж (Быт. 2:23). По-еврейски это звучит: иш и иша, одно и то же слово в мужском и женском роде. Они вместе составляют человека, и они видят друг друга в новом богатстве, в новой возможности перерастать то, что уже дано, в новую полноту.

Ужасы Домостроя преувеличены

Почему-то считается, что все ужасы традиционного семейного быта описаны в «Домострое» — русском семейном уставе XVI века (знаменитый священник Сильвестр был автором только одной из редакций «Домостроя»). Однако в этой книге мы находим только одну цитату, которую можно интерпретировать как поощряющую телесные наказания для женщин: «А увидит муж, что у жены непорядок и у слуг или не так все, как в книге этой изложено, сумел бы жену наставлять да учить полезным советом; если она понимает, тогда уж пусть так все делает, и уважить ее да жаловать, но если жена науке такой, наставлению не последует и того не исполняет (о чем в этой книге сказано), и сама ничего из того не знает, и слуг не учит, должен муж жену свою наказывать, вразумлять ее страхом наедине, а наказав, простить и попенять, и нежно наставить, и поучить, но при том ни мужу на жену не обижаться, ни жене на мужа — жить всегда в любви и согласии».

Никто не обижен?

Насколько распространено среди церковных женщин недовольство тем местом, какое отводит им Церковь? Мы cпросили об этом нескольких заметных православных женщин. Признаемся честно — начиная опрос православных соотечественниц, мы ожидали, что выбранные нами успешные, профессионально состоявшиеся, осуществившие свое призвание женщины острее других чувствуют и лучше других могут выразить ту женскую обиду, которая звучит в письме из Зарубежной Церкви. К нашему удивлению, ни одной обиженной среди наших собеседниц не нашлось!

Может быть, дело в том, что в Церкви любой разговор с позиции «я имею право» совершенно неплодотворен? Никто из нас — мужчин или женщин, неважно — не может ничего требовать «для себя» — потому что любовь не ищет своего. Требовать можно только с себя самих. Как хорошо, что женской, более мягкой и уступчивой природе легче это понять!

А что делать тем, кто все же обижен: мужчины слова не дают сказать? Я думаю, утешение есть. Если тебе действительно есть что сказать, и содержание твоей души и твоих слов действительно важно — можно не бояться, ты будешь услышана. Как были услышаны святые жены — да так, что память о них и их слова сохранились через века.

Тему «женщина в Церкви» невозможно ограничить объемом одного номера. О том, в чем истинное призвание женщин и одно ли оно на всех, чем опасна для нее активная общественная или церковная деятельность, ущербна ли ее жизнь, если она не замужем, почему сейчас так непросто найти «вторую половину», — этом читайте в следующем номере «Нескучного сада».

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту