Надо помнить, какого мы духа

Недавно мне пришлось услышать монолог одного православного юноши о неких сектантах. Они позвонили в его дверь рано утром и, сияя улыбками, жизнерадостно сообщили молодому человеку о том, что его любит Господь.

Что нужно делать в подобных случаях? На мой взгляд, лучше всего — для начала — тоже улыбнуться. Сектанты иногда говорят про нас, что мы, православные, улыбаться не умеем. На самом же деле, никто не улыбается так, как по-настоящему счастливый своей верой православный человек.

И с этой вполне нормальной, хотя и слегка (вполне допускаю) ироничной улыбкой нужно ответить:

— Ребятки, мы, православные, это знаем. Две тысячи лет уже как знаем. Если вы хотели сообщить мне это как новость, то ошиблись дверью. Совершенно искренне желаю вам и каждому из ваших единоверцев поинтересоваться Православием.

Продолжить речь конкретными рекомендациями — прийти в храм, почитать вот эту книжку, встретиться вон с тем замечательным батюшкой — вряд ли, увы, удастся: сектантские проповедники никогда не ходят поодиночке, а будучи в группе, контролируют друг друга. То есть они испарятся, скорее всего, поняв, что дверью действительно ошиблись. Но у кого-то из них ваша улыбка и ваши спокойные слова застрянут в памяти. И совершенно не исключено, что со временем семя даст плод.

Мне доводилось общаться с людьми, которые прошли (как правило, в молодости) через секты, прежде чем обрести Церковь. Я сама прошла — не через секту, правда, а через католичество. И помню, как болезненно реагировала тогда на резкие, злые слова некоторых православных о католиках. Моему обращению в Православие эти слова отнюдь не способствовали, скорее наоборот, обращению способствовали совсем другие вещи.

Но я отвлеклась от своего православного героя, от сердитого молодого человека. Он-то встретил сектантов без улыбки. А потом, в разговоре, посетовал на то, что они «не попались нашей бабе Гале, которая у нас в храме полы моет. Она шутить не любит. Она бы их тряпкой огрела. Слетели бы эти улыбочки с их физиономий».

— А вам не кажется,— несколько растерянно спросила я,— что в готовности вашей тети Гали огреть человека тряпкой ничего хорошего нет?

Другой мой знакомый шел многодневным крестным ходом (на всякий случай — это было не в нашей епархии) и вдруг от кого-то узнал, что вместе с православными этим самым крестным ходом с самого начала идет некий протестант. Ну вот, захотел почему-то и идет. И вероисповедания своего совершенно при этом не скрывает.

Во время привала мой знакомый нашел бедного протестанта среди крестоходцев и задал ему такую головомойку!.. Его не смягчили даже смиренные слова инославного о том, что он «…понять хочет». Поступком своим наш ревнитель очень гордится и не упускает случая о нем рассказать, мягко ретушируя картинку частичным покаянием: «Резковат я, конечно, был. Но с ними иначе нельзя!».

Однако мы не должны себя обманывать: агрессия, ожесточение, злость в подобных случаях — не от любви к Истине. Не от любви к Церкви. Это просто проявление нашей греховности, лукаво облагороженное, оправданное и возвышенное вышеназванными мотивами. Поэтому не стоит принимать свою вспышку за праведный гнев — если гнев вообще бывает праведным. А гордиться подобными победами — «Да я их, этих сектантов, так отшил!» — совсем уж глупо. От того, что вы их отшили, ровно ничего на этом свете не изменилось к лучшему.

Еще одна возможная причина нашей горячности и резкости в подобных случаях — неосознаваемая, скрытая неуверенность в собственной позиции. Кто спокоен, миролюбив и в нормальном смысле слова терпим? Человек уверенный; тот, кто действительно чувствует, что основание дома его — на камне (см.: Лк. 6, 48). Кто нервозен и вспыльчив? Тот, кому мерещится под ногами зыбучий песок. Поэтому, если мы (а кто из нас без греха?!) ловим себя на подобных агрессивных чувствах — у нас есть повод задуматься о себе. Может быть, мы никак не избавимся от тайных страхов, не можем довериться Богу? Мы ведь не только на сектантов так иногда реагируем, но и на неверующих, не всегда, конечно, щадящих наши чувства. И на своих единоверцев даже, которые делают что-то, с нашей точки зрения, неправильное, нарушают какие-то нормы: «Елена вчера мороженое ела, а сегодня — представляете?! — причащаться подошла! Ну, я, конечно, ей высказала! А Ольга Ивановна — в ее-то возрасте, как не стыдно! — уже два раза в мужской одежде в храм приходила! Нет, я на это молча взирать не намерена!». Не знаю, как у Елены с Ольгой Ивановной, а вот у этой бдительной прихожанки вид почему-то очень несчастный и глаза больные. Но вернемся к нашим сектантам. И зададим себе вопрос: а отчего люди в эти самые секты попадают? От хорошей жизни?

Несколько лет назад мне как журналисту пришлось заниматься одним из многочисленных ответвлений неопятидесятничества. Эти группы плодятся, как хомячки. О них почему-то мало пишут, гораздо меньше, чем об иеговистах, например, или о каких-нибудь сайентологах — может быть, из-за их малочисленности. Меж тем явление это крайне опасное. Достаточно сказать, что в секте, о которой речь, практиковались многочасовые моления громким криком (криком надо было «пробить семь небес»), и у большинства сектантов голосовые связки были сорваны напрочь, они едва хрипели. Это в возрасте от четырнадцати до двадцати — группа оказалась молодежной. До более взрослых лидеров, манипулировавших подростками, добраться было нелегко. А с подростками я общалась. На девяносто процентов это были дети из неблагополучных семей — нищих, пьющих, бьющих. В новую, необычную «жизнь с Богом» они кинулись от тоски, от беспросветности, от бездуховности той жизни, которой жили их родители и их ровесники в районном городке. За короткую свою жизнь они не видели ни одного по-настоящему мудрого и глубокого человека, который мог бы поговорить с ними об их проблемах, ответить на их вопросы, показать пути духовного поиска. По сути, они были беспомощны и беззащитны, как слепые котята. Их фанатизм рос в пустоте, не натыкаясь ни на какие сомнения — потому что не было в их жизни ничего такого, чему бы они по-настоящему доверяли. Испуганная (и правильно испуганная) появлением секты городская общественность подняла шум и принялась бороться — в основном вполне советскими методами. А юные приверженцы экстатического культа тут же объявили себя «гонимыми за Христа» и уже не сомневались в собственном блаженстве. Дальше был тупик. Но с той поры я помню: назойливый сектант, пристающий к нам со своими брошюрками и рассказами о случившихся на прошлой неделе откровениях, не столько преступник, сколько жертва. Это человек, которому никто вовремя не помог. Даже благополучнейшие с виду американцы-мормоны — жертвы: они ведь родились и выросли в плотной мормонской среде и зачастую не имели возможности даже читать иную литературу. Они получили свою веру от родителей, от бабушек и дедушек, и удивительно ли то, что они не смогли вовремя отнестись к ней критически? Их послали проповедовать в чужую страну, и им очень трудно усомниться в том, что проповедуют они здесь — не что-то другое, а истину. Усомниться — это ведь почти в пропасть прыгнуть, всякий ли к этому готов? Мы не были на месте этих ребят-мормонов и поэтому вряд ли можем их судить. Да мы ведь вообще никого судить — то есть осуждать — не должны.

Лучше задуматься о том, как мы, православные, встречаем человека — молодого или не очень, пришедшего к нам за помощью, пониманием, любовью. Дадим ли мы ему то, что ему требуется — чтоб не было у него причины искать помощи за иными порогами? Думаю, что это — лучший способ борьбы с сектами, если уж использовать такое словосочетание.

Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! Хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение (Лк. 9, 54–56).

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Мужество признать свою неправоту Мужество признать свою неправоту
Диакон Павел Сержантов
Книжечка владыки Мелетия попала мне в руки не по стечению внешних обстоятельств. Я специально искал ее. Зачем? Один близкий мне человек попал на приходе под влияние апокалиптически настроенных людей. Очень сложно было успокаивать человека, взволнованного устрашающими проповедями о грядущем царстве антихриста. Как раз тогда я и столкнулся с цитатой из митрополита Никопольского и Превезского Мелетия. Цитата была многообещающей, название цитированной книжечки тоже: «Начертание антихриста в Православном Предании».
Трансформация личности в саентологии Трансформация личности в саентологии
Татьяна Кузнецова
В саентологии – лжеучении, сочиненном Л.Р. Хаббардом, – целью жизни каждого человека является изменение его самосознания для достижения все более и более «очищенных» форм, имеющих своим пределом состояние существа, способного контролировать окружающий мир во всех его проявлениях. Для достижения этого предлагается практический способ изменения человека. Как следствие, все аспекты саентологии служат трансформации сознания индивида.
Комментарии
Александр.18 октября 2012, 00:33
Мы все совершаем ошибки,только одни их боятся,другие на них учатся.Необходимо обучение чувств в распозновании добра и зла.А это возможно только при личном опыте.Как мы учимся ездить на велосипеде?Падаем,опять встаём.Почему Господь дал таинство покаяния?Потому что знал удобопреклонность к погрешностям и тягу к Истине и свободе.Мы учим многих,но так должно быть,это опыт личностного совершенствования и понимания чувств ближняго своего.Тайна свободы выбора.В чём она?Ещё ни кто не смог дать на это ответ.Мы не можем познать себя,так как мы образ Божий.Совесть-чувство духа человеческого,тонкое,светлое,различающее добро от зла,даруемая человеку в момент зачатия и Богооткровение да будет нам путеводной звездой во всех наших начинаниях,желаниях и мыслях.
Владимир16 октября 2012, 15:57
По поводу поведения при встречах с сектантами.Да,приходят и зачем кричать,осуждать,кто я такой,они сделали свой выбор,а я свой.На то и дана человеку свободная воля,и он должен сам сделать свой выбор,осознанно.Они же пришли ко мне учить меня жить По Евангелию.Я их выслушиваю и спрашиваю у них,а у вас можно окрестить или обвенчаться? Молчат,тогда я им говорю извините.
Павел Барбашов15 октября 2012, 17:23
Станиславу. Прошу Вас извинить меня, но по моему в статье написано ни много ни мало, а самое необходимое при общении в подобных случаях. Бороться надо "с собой". Из Вашего сердца должна исходить любовь. И вокруг Вас это почувствуют все и вполне возможно без слов..
Татьяна15 октября 2012, 12:42
Согласна с Юлией. У нас в монастырь ходит бабушка, которая в полный голос, сидя на скамейке позади всех, отчитывает: "Не так молишься!", "Вон, глядите-ка, - побежала!", "Даже не перекрестилась!" и т.п. Вчера в женщине с признаками паркинсонизма бабуля сразу учуяла бесноватую и, даже не стесняясь, стала на нее показывать пальцем и толкать соседку по скамейке, выразительно при этом сообщая о своих подозрениях. По причине большого количества людей я не могла занять другое место, где бы молитвенный настрой не нарушался бы. Так и прошла большая часть литургии мимо меня. Вообще-то сказать, наверное, никто из нас не умеет "правильно" молиться, но ведь каждый из нас приходит в храм из любви к Богу и молится, как умеет, как может. Давайте будем терпимыми друг к другу. Это же такое счастье, когда люди приходят в храм!
Юлия14 октября 2012, 20:43
Эта статья актуальна для меня и для многих прихожан храма, в который я хожу. У нас много таких ревнителей благочестия, которые все ищут, где бы применить свою великую деятельность. Был такой случай: пришла на помазание беременная женщина, и добрая бабуля оттолкнула её со словами "сначала проходят мужчины". Да и ко мне тоже много придирались. Так что, если у них такое отношение к нам своим православным, то сектантов они разнесут в пух и прах... Это, действительно, доказательство слабости и просто безграмотности. Апостолы ходили проповедывать к язычникам, крестили их и не говорили с ними так, чтобы те бежали из храма далеко и надолго. А мы, люди грешные, позволяем себе так учить других уму разуму и становимся фарисеями. Да, мы, православные, исповедуемся, принимаем Тело и Кровь Христовы, читаем духовную литературу, но, как известно, не всякий, говорящий Христу: "Господи, Господи" спасется и наследует Царство Небесное. Давайте об этом помнить. То, что мы крещены, возлагает на нас больше ответственности. Мне искренне жаль людей, далеких от Православной Церкви и Божественной Истины, поэтому, когда они хотят нас понять, не надо их сразу отталкивать. Хотя эти люди приходят к нам с разными целями, поэтому нужно держаться правила: "Всех люби и всех бегай". Спаси Господи!
Станислав14 октября 2012, 20:05
Марина, то что не надо раздражаться все знают. Вы бы научили как говорить. Каждый может сказать иди в храм к батюшке на исповедь. У вас есть опыт общения с инославными, позитивный, когда после разговоа с вами люди задумывались и может приходили в храм? Словом вы их побеждали премудростью, знанием писания, истории церкви. Чтобы вы посоветовали как с ними общаться? Таким опытом стоило бы поделиться. А так сотрясение воздуха. Весь смысл статьи:не раздражайтесь православные, посылайте в храмы сектантов, они жертвы. Это хорошо и правильно но мало.
Геннадий - либерал13 октября 2012, 18:09
Марина. Простите, я внимательно прочитал Ваши методические рекомендации и у меня появились вопросы по содержанию: 1) В начале статьи говорится, что в некий дом намеревались проникнуть некие сектанты, цель визита которых, надо полагать, вербовка в свою группу. Однако в конце статьи в качестве заключения даются наводящее: "Лучше задуматься ... как мы, православные, встречаем человека...пришедшего к нам за помощью, пониманием, любовью". Вы, что "начали издалека" или хотелось сказать много и о разном? 2) Совет: "для начала — тоже улыбнуться" и сожаление: "Сектанты иногда говорят про нас, что мы, православные, улыбаться не умеем" кажутся нелепыми. Почему я или кто-либо должен улыбаться сектантам? Почему нельзя позволить себе не лукавить и, сохраняя искренность в своих чувствах, оставаться серьезным - если, я, например, не профессиональный рекламный агент? 3) Ваши жизненные наблюдения за сектантами также не кажутся убедительными: "сектант - не столько преступник, сколько жертва. Это человек, которому никто вовремя не помог". Кто говорит, что сектант - преступник, разве православный христианин - преступник? Почему он жертва, ведь лично Вы не считаете себя жертвой Католицизма или Православия? Почему ему никто не помог, разве он не в близком его душе обществе, где о нем заботятся и окормляют?
Владимир13 октября 2012, 16:31
Я по поводу причины неосознанной горячности и резкости,хочу привести вам свой последний жизненный случай.Я работаю при часовне,у меня территория 1.5га вообщем работы хватает.Вот недавно прихожане решили клумбу сделать,сняли дерн с газона все в кучу да и так все оставили.Проходит две недели,а все на своих местах,а у меня душа болит,скоро зима.Сел за стол в подсобке и начали меня одолевать мысли,естественно плохие.Рядом со мной сидела моя кошка я посмотрел на ее а она смотрит поверх меня,и взгляд у ее такой настороженный и она кого то видит,хотя там пустота.Я сразу понял в чем дело читаю молитву,мысли проходят,и кошка отвела взгляд.Надо учиться владеть своими чувствами и помышлениями,особенно там где Божия благодать,там полчища бесовщины,мы их не видим,а они есть.Так что любите жизнь такой какая есть,и верьте в БОГА.
Ольга13 октября 2012, 11:37
Когда с ними по доброму, они это считают за слабость и атакуют вас сильней. Надо не агрессивно, но в некоторых случаях строго быть с ними.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×