Пасха в нашей жизни

Подготовил Петр Давыдов

Вот и наступил долгожданный праздник Светлого Христова Воскресения. Какие пасхальные торжества запомнились больше всего и что вообще значит для нас Пасха?, – с этими вопросами мы обратились к православным верующим.

Все всерьез, и радость – тоже

Протоиерей Игорь Шаршаков
Протоиерей Игорь Шаршаков
Протоиерей Игорь Шаршаков, настоятель храма Святителя Николая на Глинках в Вологде

Помните, в Откровении апостола Иоанна Богослова есть слова Христа, заключающие в себе всю нашу надежду, веру в победу, стремление встретиться с Ним: «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет. И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. И говорит мне: напиши; ибо слова сии истинны и верны. И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой. Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном» (Откр. 21:1-7).

Во время Пасхи читаешь эти слова совершенно другими глазами: Воскресение Христа дает тебе возможность прикоснуться к тому дивному миру, который на самом-то деле и является твоим домом, настоящей родиной, и куда ты всю свою жизнь действительно стремишься, пусть зачастую и не осознавая того. Ведь наши страдания от отсутствия справедливости, добра и любви в этом грешном мире происходят от того, что мы чувствуем, знаем свою принадлежность к миру Христа и свою неспособность приблизиться к Отчему дому собственными силами. А тут – такой путеводитель, такой дар от Бога, устраняющий все препятствия на нашей дороге к Нему: Христос воскрес.

Какие чувства владеют мной в эти дни? Думаю, тихая, но сильная, мощная радость от того, что я – Дома. Не хочется «расплескивать» это глубокое торжество радости и спасения суетливыми и «дежурными» восторженными криками и поеданием наконец-то позволенных церковным уставом куличей и яиц, мяса и молока.

«Се, творю все новое». Мне лучше всего удается увидеть эту новизну тогда, когда, отдохнув от сильнейшего напряжения Страстной седмицы и ночного Пасхального богослужения, я прихожу в храм утром. Чистый свет, тишина, в церкви – люди, которые пришли ощутить эту радостную тишину, а не зашли по случаю. Все всерьез. И радость тоже. Такая радость, которая говорит тебе о настоящем Отечестве – небесном. Это гражданство у тебя никто отнять не может, тут все взаправду.

Вместо подсвечников – банки с песком, а свету на душе больше

Нина Дмитриевна Лебедева
Нина Дмитриевна Лебедева
Нина Дмитриевна Лебедева, прихожанка вологодского храма Покрова Пресвятой Богородицы на Торгу

Чисто и светло на душе было на Пасху! По-настоящему всё было, не заунывно. Когда первую Пасху в нашем храме справляли, после его открытия в 1990-м году, так после службы в подвале все вместе сидели, ели куличи, смеялись. Да, бедно жили, но уж дружно – не сравнить, как сейчас! Помню, кто поесть что притащит, кто скатерть подарит, кто-то большущий сундук притащил – так его как сиденье сначала использовали, потом уж к делу приспособили. Банки с песком стояли вместо подсвечников – а свету на душе больше было.

Отец Василий, Царствие ему Небесное, когда пианино у нас появилось, всегда играл что-нибудь такое хорошее: то заплачешь, то засмеешься. Однажды на Пасху владыка Михаил к нам специально приехал поздравить. Легко с ним было: учтивый, не отчуждается, ласковый. Но и серьезный – всерьез про жизнь спрашивает, не играет.

Дружно мы, христиане, жили, дружнее, чем сейчас. В войну так, как сегодня не жили: тогда хлеба корку и ту пополам делили, а нынче для себя любимого кусок у другого вырываем. В деньгах счастье ищем, по Израилям, Италиям да Грециям с Финляндиями катаемся – паломники, тоже мне, а про настоящую-то святую землю – про душу свою – да про своих ближних и позабыли. Какой уж тут свет да чистота…

Так что на Пасху, да и всегда тоже, я молюсь о возвращении света, честности и чистоты в наши души.

Счастье, которое переживаешь снова и снова

Минаевы
Минаевы
Мария Андреевна Минаева, прихожанка храма святого праведного Лазаря

Моя первая Пасха – это Пасха 1993 года, когда мой отец, священник Андрей Пылёв, только еще рукоположенный, был направлен служить в Покровский храм под Кирилловом.

Перед Вербным воскресеньем меня, вполне городскую девочку, мама привезла на автобусе в Кириллов. Батюшка встречал нас, и весь пятикилометровый путь до Покрова мы прошли пешком. Для меня все было не просто ново, мне казалось, что я попала в какой-то удивительный, сказочный мир. В это нетрудно поверить, если тебе от роду неполных пять лет. Почему в городе серо, а здесь белым-бело и чисто? Я шла, уцепившись за руки родителей, и в какой-то момент за поворотом возник Покровский храм. Это удивительное ощущение не исчезло со временем. Проселочная дорога петляет, лес обступает ее, озеро вздыхает рядом, а потом, неожиданно – белая стройная колокольня и синий купол. Я люблю этот храм, и во многом за неожиданность его появления. Это всегда сродни чуду.

В Покрове нас встречала староста, Анна Ивановна Виноградова. Она жила в храмовой сторожке, и меня привела в восторг ее кровать с пологом. Кормили меня, как взрослую, обжигающим супом из «сушшика», как говорят в Кириллове, маленькой такой рыбки…

Всю Страстную неделю я ходила по храму как по какой-то пещере сокровищ. Просто не получалось охватить взглядом все его диковины! Сумрачный зимний храм с закоулками, в которых спряталось бесчисленное множество икон, таинственно указующий путь архангел Рафаил, столетние, со сдержанным благородством поблескивавшие лампады, украшенные «камнями» (и никто бы тогда не убедил меня, что они не драгоценные) и чудесно пахнущие книги на клиросе – огромные, пожелтевшие, с коричневыми пятнами, с потускневшим золотом, изданные в царской России…

Но в пасхальную ночь каждый закоулок храма оживился и наполнился светом. Гудел кирилловский люд, заполнив собой все таинственные уголки зимнего храма. Звенела мелочь на церковной лавке. Трещали свечи. Слипались глаза…

А потом был крестный ход, совсем не страшно темнело кладбище, вздыхало за ним весеннее озеро. И именно тогда в первый раз я услышала и запомнила сердцем, как острый момент счастья, несильный голос моего батюшки, поющий самые ожидаемые мной и теперь в церковном году слова.

Героиня одного из рассказов Алексея Ремизова жила «от Пасхи до Пасхи». Это очень точное определение, по-моему. Пасхальная ночь – счастье, которое дает Господь переживать снова и снова. Первый раз это счастье пришло ко мне в Покровском храме в 1993 году.

Праздник со слезами

Нина Федоровна Паничева
Нина Федоровна Паничева
Нина Федоровна Паничева, прихожанка храма Антония Великого, с. Пески (Вологодский район)

На Пасху я всегда плачу. Может, потому что уже старая стала. Еще от радости плачу: Христос смерть победил, нам всем жизнь подарил – как тут не радоваться? В пасхальную ночь я раньше, в советские годы, тайком приезжала в Вологду, там мы с подругой ходили в храм. Оцепление вокруг собора помню – не всех ведь пропускали на службу-то. Потом уже ходила в храм Покрова на Торгу – такие там службы были радостные, такой батюшка замечательный, отец Василий Павлов…

А когда рыбный завод отдал верующим в Песках храм Антония Великого, то, конечно, душа очень болит, чтобы и у нас службы были. Если уж не на саму Пасху, то хотя бы на Светлой Седмице надо послужить. Раз в месяц у нас в церкви только служба и есть – раз в месяц у нас настоящий праздник. Только мало людей-то ходит в церковь. Местных мало осталось, а дачникам, видно, не до Бога. Но мы сами, наверное, виноваты: сами так детей воспитывали. Вот и получаем таких, которым Бог не нужен. Прости, Господи! Помоги нам исправиться! Ты же воскрес – и нам помоги.

С Богом все можешь!

Михаил Некрасов, «просто православный человек», Вологда

Меня крестили еще в советские времена, когда я учился в шестом классе. Меня «отпросили» мама и бабушка с уроков в школе, и мы пошли в церковь... До сих пор помню: я со сломанной правой рукой стою на Таинстве Крещения, и в первый раз в своей жизни я должен перекреститься. Посмотрел на свою руку – рука в гипсе, начал креститься левой. Батюшка сказал: «Неправильно. Не обращай внимание на гипс. Бог исцелит руку»...

И я гипсовой сломанной рукой перекрестился. Священник сказал: «Ты Михаил, и архангел Михаил всегда будет рядом». Вот и слава Богу. И каждую Пасху, которую я встречаю в храме, я чувствую силу, мощь и доброту Бога, Его любви к нам.

Музыкальное Евангелие

Диакон Кирилл Киселев, клирик храма Воскресения Христова, Череповец:

– Мне очень запомнилась Пасха в Московском Сретенском монастыре. Это был 2005-й год. Я тогда учился в Сретенской семинарии. Собственно, год не так уж и важен, так как пасхальное торжество в Сретенской обители ежегодно становилось чем-то неописуемо радостным, ликующим и очень запоминающимся. Находясь на пасхальном богослужении там, лично я осознавал всем своим существом, что радость о Воскресении Господа распространяется буквально на всю вселенную, которая, во всем своем величии и многообразии славит Своего Создателя.

Почему так получалось? Ну, во-первых, колоссальный эффект создавал своим пением хор Сретенского монастыря. Это было просто какое-то благовестие в музыке! Гремящая, уверенная, всепобеждающая и неописуемо прекрасная хоровая проповедь, доступная и понятная, полагаю, любому человеку, даже впервые вошедшему в храм. Я бы мог даже остановиться на этом, потому что память об этом пасхальном пении останется со мной навсегда.

Пасхальное украшение хороса Сретенского монастыря. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru
Пасхальное украшение хороса Сретенского монастыря. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru
Но я не могу не упомянуть, как прекрасен был сам храм в ту пасхальную ночь, и последующие дни Светлой седмицы. Иконостас, хоросы под сводами храма, свечи священнослужителей – все было украшено цветами. Благоухание прекрасных роз наполняло храм, смешиваясь с меняющимися ароматами различных сортов ладана.

Все это: и пение, и убранство – приводило к тому, что, находясь на богослужении, ты, подобно послам равноапостольного князя Владимира, забывал, где находишься: на небе или на земле.

Но и это не все. Когда Пасхальная Литургия закончилась и прихожане принялись покидать храм (а точнее будет сказать, часть прихожан, потому что большая масса молящихся находилась на улице, не в силах попасть в заполненный храм), их встретил праздничный колокольный звон и – угощение. На монастырском дворе стояли длинные ряды столов, а каждый пришедший в эту ночь на богослужение получал из рук семинаристов по небольшой одноразовой тарелочке с ломтиком кулича, кусочком творожной пасхи, бутербродом с маслом, ну и, конечно, пасхальным яйцом. Вдобавок услужливые семинаристы вручали каждому чашечку с горячим какао. Все это можно было, подойдя к столам, не спеша съесть и выпить.

И когда колокольный звон закончился, ночной монастырский двор вдруг озарился огнями фейерверка. Крутящееся огненное колесо, водопад из огня, ракеты и петарды, а в довершение – две огромные светящиеся буквы: «ХВ» – не оставили равнодушными никого. Не помню, дышал я или нет, но шумно выдохнул, только когда эти буквы медленно погасли, и я увидел, что нахожусь на все том же монастырском дворе.

В разных храмах доводилось мне встречать День Светлого Христова Воскресения. Но именно эту Пасху, которую мне хочется назвать «ликующей», я запомнил больше всего.

Подготовил Петр Давыдов

13 мая 2013 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Пасха детства Пасха детства
Л. Селенская
Пасха детства Пасха детства
Людмила Селенская
И вдруг – удача! Не одна-две песни, а целый ночной концерт любимой группы. Мы не учли одного нюанса – ночь была пасхальная.
Пасхальное солнце Пасхальное солнце
Рассказ
Пасхальное солнце Пасхальное солнце
Рассказ
Олеся Дурсина
А посмотреть было на что! Вначале круг солнца вытянулся, словно огромная свечка, стремясь в вышину небес. Потом солнышко скрылось в облаках, и на какой-то момент в небе возник огромный сияющий крест.
«Христос, анэсти!» «Христос, анэсти!»
И тут они повернулись к нам. «Христос анэсти!» — сказали они черной, тревожной и настороженной толпе советских людей, плотно их окружавшей. Никто из нас им не ответил. «Христос анэсти!» — повторили они. А мы молчали. Не веря своим глазам, не веря своим ушам, они почти уже кричали — с надеждой, и с негодованием, и растерянно, и требовательно, и даже грозно, и с мольбой: «Христос анэсти! Христос анэсти!».
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×