Жития святых: недописанная книга

Иеромонах Симеон (Томачинский), Екатерина Степанова

Жития — это такая удивительная книга, которая не может быть окончена и никогда не будет, так как жизнь Церкви продолжается и сонм святых пополняется все новыми подвижниками. Директор издательства Сретенского монастыря, иеромонах Симеон (Томачинский) рассказал НС о новом русском издании житий всех святых, переосмысленном и дополненном.

    

Чисто практическая вещь

— Со времен свт. Димитрия агиография — наука, изучающая жития святых — шагнула далеко вперед, за эти века было сделано много исторических, археологических, текстологических и богословских открытий. На Западе например существует целый орден болландистов, который занимается исключительно изучением агиографической традиции. Ими была проделана огромная работа (которую мы, конечно, не можем воспринимать полностью, без определенных поправок). А на Востоке, тем временем, просияли и были прославлены многие новые мученики и исповедники, жития которых пишутся на наших глазах.

Составить новый, максимально полный, сборник житий святых Православной Церкви взялся насельник афонского монастыря Симонопетра, иеромонах Макарий. Свою работу он начал в 1970-х годах и за основу взял труд преп. Никодима Святогорца, жившего на Афоне в XVIII веке. Отец Макарий думал, что сможет немного дополнить эти жития новыми, что-то переписать в соответствии с последними научными открытиями и издать. Но уже по ходу выяснилось, что труд предстоит колоссальный и простой компиляцией дело не ограничится. Оказалось, что кроме новых, есть еще огромный массив забытых святых, а также святых, которых св.Никодим по каким-то причинам не включил в свое собрание. То есть нужно было не просто усовершенствовать готовое собрание, а создать новое.

Отец Макарий постарался включить в свой "Синаксарь" максимальное количество житий святых, память которых реально празднуется или праздновалась в древней Церкви. Причем, жития должны быть достаточно короткими, чтобы их можно было прочитать в течение 30-40 минут. Это чисто практическая вещь и объясняется длиной монастырской трапезы, за которой обычно и читаются такие сборники. Да и мирскому человеку, живущему в современном городском ритме, обычно просто некогда читать такие пространные повествования, как, например, у свт.Димитрия Ростовского.

Монах из Сорбонны

Большой интерес представляет тот факт, что сам отец Макарий по происхождению француз, выпускник Сорбонны. Бывший католик, обретший для себя православие в греческом, афонском — строгом его варианте. Отец Макарий получил прекрасное образование. Свой монашеский путь начинал вместе с известным православным богословом архимандритом Плакидой (Дезей), ныне настоятелем афонского скита во французском Провансе. Вначале их община располагалась в Метеорах, потом они перебрались на Афон, в монастырь Симонопетра, устав которого предполагает возможность насельников заниматься учеными изысканиями. Тем более, что основным послушанием отца Макария стало библиотечное дело.

Таким образом, наш сборник житий первоначально был написан на французском языке. Отец Макарий собирал жития и по источникам на других языках. Особую ценность для нас представляет то, что он включил в свое собрание много забытых святых Запада. То есть он продолжил дело свт.Иоанна Сан-Франциского и Шанхайского, который считал очень важным "новое обретение" западных святых. Например, св.Клотильда, королева франков, — практически не известная святая в нашей традиции, а между тем она почитается как равноапостольная. Для христианского просвещения Европы, в частности Франции, ее роль столь же велика, что и для нас роль св. равноапостольной Ольги. И таких примеров очень много. В сборник есть специальные обозначения для святых, не включенных в наш календарь, официальный календарь Московской Патриархии, и читатель всегда понимает, о ком идет речь. Мы также даем информацию о том, где был прославлен данный святой, какой Церковью и когда это случилось.

Не секрет, что в нашей стране и в других православных странах агиографические исследования не всегда находятся на достаточном уровне. На католическом Западе эта работа поставлена на более серьезные рельсы. Но механически переносить их достижения мы тоже не можем. И в этом смысле у нас было очень большое преимущество — отец Макарий, как носитель обеих традиций, уже тридцать лет назад сознательно укоренившийся в православии, мог осмыслить агиографические труды католиков — воспринять здравое зерно, которое там есть и отвергнуть гиперкритичность, которая присуща западному мышлению, когда, например, какой-то эпизод из жизни святого не обретается в источниках и объявляется не научным. Как, скажем, случилось со знаменитым чудом св.Георгия, где он побеждает змея. Оказалось, что это довольно поздняя вставка, этого эпизода нет в ранних списках жития. Но если мы говорим о житии, как о словесной иконе, то эта история настолько широко уже вошла в употребление, что отвергать ее сейчас — это все равно что зачеркивать церковное Предание. Жития святых отражают в первую очередь самосознание Церкви, это значительно более важное свидетельство, чем просто исторический источник.

    

6 томов по 800 страниц

С отцом Макарием я познакомился 6 лет назад на Афоне. К тому времени он уже 25 лет работал над составлением сборника. Помню, что читал какую-то книгу об Афоне и там упоминалось о монахе, который трудится над составлением новых житий святых. Когда я проездом оказался в монастыре Симонопетра, там была встреча с владыкой Афанасием (Евтичем), которого я хорошо знаю, — он читал у нас в семинарии лекции. Владыка уже собирался уезжать и садился в машину. Вокруг собрались монахи, чтобы его проводить. Я тоже подошел взять благословение. Владыка уехал, все стали расходиться, и я остался стоять у ворот с одним монахом. Я спросил его, не знает ли он библиотекаря иеромонаха Макария. Он ответил: "Это я". Так мы познакомились.

Конечно, сразу начали обсуждать возможность издания житий на русском языке. Выяснилось, что двое молодых ученых из Института всеобщей истории РАН уже занимаются этим вопросом. Потом я связался с Русским афонским обществом, согласившимся поддержать этот долговременный проект материально. Нити постепенно стали распутываться и соединяться. Уже в Москве я созвонился с учеными из Академии наук, которые стали научными редакторами этого издания. Они уже давно занимаются агиографией, имеют множество публикаций по разным темам.

Работа предстояла длительная и очень сложная. Нам предстояло перевести с французского на русский 6 томов примерно по 800-900 страниц, привести все тексты к единому литературному стилю, расширить и дополнить жития значимых для Русской Церкви святых и новомучеников, что-то написать заново, дополнить тексты научным аппаратом — ссылками, обозначениями, даже географическими картами. Проверить на историчность все тексты, которые отец Макарий брал из открытых переводных источников. Сверстать все заново и оформить иллюстрациями. Если всем этим будут заниматься один-два человека, работа может растянуться на десятилетия, поэтому мы собрали команду. В общей сложности, в течение пяти лет над созданием этого сборника трудились около 50 человек: примерно 20 переводчиков, литературные редакторы, корректоры, научные редакторы, бильд-редакторы, верстальщики и так далее.

Мы начали с того, что сделали "эталонный перевод" нескольких житий, на который можно было ориентироваться в стилистическом плане. Затем составили документ с инструкциями по использованию в переводе терминов, речевых оборотов, географических названий и имен собственных. (Например, имя французского короля, мужа св.Клотильды, - Clovis, то есть Кловис, в русской традиции передается обычно как Хлодвиг.) Нам нужно было выработать единый стиль, понятный подавляющему большинству, без нарочитых архаизмов, но в то же время соответствующий житийной традиции. За что нас, кстати, даже упрекали. Говорили, почему у вас «тюрьма», а не «узилище»? Но мне такие упреки кажутся странными — слово «тюрьма» вполне нейтральное, ничего неприемлемого в нем нет. Наша задача была сделать простой текст - текст на современном литературном языке, местами возможно высокого стиля, но не высокопарный, - который мог бы быть понятен большинству и был бы легко воспринимаем на слух, что тоже важно.

Работа продолжается

Получив переводы, мы провели с текстом очень серьезную работу. Литературный редактор проверял качество переводов и приводил их к единому стилю. Наши научные редакторы перечитали полностью все книги, постарались максимально учесть то, что в русской традиции для нас важно, и адаптировать это для русского читателя. Значимость тех или иных святых в Греческой Церкви и в Русской отличается. Некоторые жития нам приходилось переписывать, корректировать по нашим источникам, даже писать заново. Скажем, житие свмч.Илариона (Троицкого) мы писали сами. В некоторых случаях у отца Макария была только запись, что в этот день празднуется память такого-то святого. И если это значимый для России святой, нам надо было более подробно рассказать о нем и представить более адекватную версию его жития. Ясно, что о прп.Сергии Радонежском или прп.Серафиме Саровском мы должны рассказать более подробно, чем это необходимо во французском издании.

    

​Отец Макарий участвовал в процессе на всех этапах. Кстати, его собственная работа до сих пор продолжается: он постоянно дополняет текст, корректирует его. Недавно вышло второе французское издание. Оно во много переработано, дополнено, исправлено. Отец Макарий все время присылает нам новые и новые версии, добавления или информацию о каких-то новых святых, которых прославили на наших глазах. Например, недавно Греческой Церковью прославлен святой Георгий Карслидис. Отец Макарий хотел, чтобы русское издание, русская версия, стала в какой-то степени образцовой. Такой, по которой впоследствии будут сверяться все остальные переводы. Греческий, английский, итальянский и другие. Даже в своем французском первоисточнике, во втором издании, он поправлял многие моменты по русской версии. Поэтому работа, хотя и издана, но не закончена. Когда сборник вышел, отец Макарий написал нам, что его ожидания оправдались и русское издание получилось во многом лучше, чем другие.

Вопрос о том, как рассказывать о жизни святых в наше время, остается открытым и могут быть совершенно разные варианты — от детских изданий, до беллетризированных повестей или рассказанных совсем современным языком. Мне кажется, что преимущество нашего издания в том, что оно сочетает традиционный житийный подход к этим текстам с новейшими достижениями агиографии, с подлинно научным подходом. Мы затратили много сил, времени и кропотливого труда на это издание. Но все это пропадет втуне, если не будет востребовано христианским обществом, не будет прочитано верующими людьми, не будет внесено в свою жизнь, если не как руководство к действию, то как словесная икона, которая рисует образ святого. Теперь очередь читателя. Время его духовных, нравственных, интеллектуальных трудов по осмыслению жизни святых.

Иеромонах Симеон (Томачинский), записала Екатерина Степанова

Нескучный сад

18 июля 2013 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Андрей Виноградов: Как создать словесную икону святого? Андрей Виноградов: Как создать словесную икону святого? Антонина Мага В отечественной богословской науке растет интерес к изучению житийной литературы. Вместе с тем те, к кому обращены агиографические сборники и исследования, — воцерковленные христиане, при всем разнообразии доступных книг часто не имеют ориентиров для выбора и оценки предлагаемых изданий и нуждаются в квалифицированной консультации. О современных тенденциях агиографии и агиологии, а также о принципах, лежащих в основе разных типов житийной литературы, "Журналу Московской Патриархии" рассказывает кандидат исторических наук Андрей Виноградов. Новое продолжение агиографической традиции Новое продолжение агиографической традиции Беседа с историком Андреем Виноградовым Синаксарь, составленный иеромонахом Макарием Симонопетритом, и его русская редакция – особое явление в современной богословской науке. Если хотите, это первое научно выверенное собрание житий, где учтены исторические открытия, уточнены многие даты. И выход в свет этого синаксаря сейчас, когда тысячи людей приходят к вере осознанно и готовы учиться благочестию, читать книги, чрезвычайно своевременно. Синаксарь: Жития святых Православной Церкви Синаксарь: Жития святых Православной Церкви Это первое подготовленное на высоком современном научном уровне и в то же время общедоступное собрание житий святых. По полноте персоналий оно не имеет аналогов. В собрание вошли рассказы как о святых православного Востока, так и о святых Запада, прославленных Церковью до X века. Большое внимание уделено русским святым, в том числе новомученикам. Творец словесных икон.
Беседа с составителем Синаксаря, содержащего жития всех почитаемых Православной Церковью святых
Творец словесных икон.
Беседа с составителем Синаксаря, содержащего жития всех почитаемых Православной Церковью святых
В нашу эпоху, когда общение значительно упростилось, ничто не препятствует ввести в общецерковный Синаксарь жития этих ранее неизвестных нам святых. Этот вселенский характер православия должен быть явлен. Все это я подавал в сжатом изложении, в календарном порядке, так чтобы жития действительно можно было читать изо дня в день.
Комментарии
Татьяна30 января 2014, 11:00
Спасибо за Ваш труд, за то, что Вы благодаря новым технологиям, не всеми приветствуемыми в наше время несёте Слово тем, кто не может приобрести печатный материал, в силу не имения средств или же отстутсвия времени. Но зная о том просветительсте через книгу, она будет у того кто этого хочет
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке