Непростое послушание монахини Варвары

ФОТОИСТОРИЯ

Продукты на подворье со своего хозяйства Продукты на подворье со своего хозяйства
    

Раннее прохладное утро. Минуем придорожный указатель с надписью «Минск», перечеркнутый диагональной чертой, и выезжаем за пределы города. Подворье женского Свято-Елисаветинского монастыря расположилось на территории бывшей военной базы, в 19 км от города. Официальное название подворья «Центр реабилитации для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию». Сейчас тут около 20 человек. У насельниц за плечами непростой жизненный опыт; наверное, половина сестер имеют судимость, кому-то негде жить, многие страдают от разного рода зависимостей. На подворье свое хозяйство. Раз в неделю сюда приезжает духовник монастыря протоиерей Андрей Лемешонок. Храм, доставшийся подворью от прежних хозяев территории, сгорел, и Литургия теперь служится в маленькой уцелевшей крипте под церковью. Монахини монастыря ехали на подворье петь за Литургией, а мне очень хотелось встретиться с матушкой Варварой – руководителем центра. Про подворье на Вишневке я слышала и раньше, и в представлении возникал, конечно, вполне конкретный образ монахини – руководителя «реабилитационного центра». Велико же было мое удивление, когда встречать нас вышла невысокого роста, хрупкая, очень светлая и простая, улыбчивая матушка.

Фундамент сгоревшего храма Фундамент сгоревшего храма

Уцелевшая часть сгоревшего храма Уцелевшая часть сгоревшего храма
    

– Очень часто, смотря на текущие события с точки зрения себя сегодняшнего, не понимаешь, зачем с тобой происходит то или иное, не видишь связи между случившимся. А потом, спустя какое-то время, оборачиваясь назад, понимаешь, что всё происходившее не случайно, что это были определенные повороты, которые вели тебя к тому, к чему нужно было прийти, – Господь тебя вел. Хочется спросить вас, матушка, о тех поворотных точках, событиях, которые привели вас в монастырь.

– Я даже не знаю, что вам рассказать. У меня всё мирно, тихо, спокойно было. Каких-то поворотных событий никогда не случалось. Я выросла в верующей семье. Нас в семье четверо, у меня был достаток и возможность помогать братьям, сестре. Но время шло, и я стала задумываться: вот я помогаю, а мне хочется, чтобы те, кому я помогла, помогли другим, чтобы шла какая-то цепочка добра, – а ее не было, и это меня мучило. Смысл жизни терялся, возникал вопрос «для чего?» Приходили мысли о том, что надо что-то менять в своей жизни.

Я сама себе ничего не придумывала, но Господь привел ко мне удивительным образом девочку 16 лет – у родителей ее беда была: алкогольная зависимость. Я стала ее попечителем. Это иначе как Промыслом Божиим не назовешь. После совершеннолетия она вышла замуж, а я ушла в монастырь.  

– Не страшно было брать на себя такую ответственность? 16 лет – трудный возраст.

– Я просто видела, что это не мое хотение. По своему желанию я бы этим не занималась, я бы пожалела себя. Господь так распорядился. Понятное дело: взять с улицы 16-летнего подростка, не имея никакого опыта в воспитании детей, – это не просто. Я знала, что без Божией помощи я справиться с этим не смогу. Мне пришлось оставить работу: я прекрасно понимала, что Вике надо будет уделять много внимания. Мы месяца три-четыре жили на минимум средств: у меня были свои незначительные накопления плюс ее пособие детское. Благо, одежда была у нас практически одного размера, и Вика мою носила. Она была зашуганным детеночком, с сильным отставанием в развитии. Поначалу так жили: она в школе, а я дома сижу, штудирую ее уроки, чтобы ей можно было объяснить то, что они в школе прежде проходили, ведь она даже не знала, что такое дробь.

Матушка Варвара (Атрасевич) Матушка Варвара (Атрасевич)
    

– Выходит, вы были для нее не только опекуном и воспитателем, но и педагогом?

– Мы с ней всё вместе учили, вместе читали. «Войну и мир» так одолели. Я обычно утром раньше вставала. У нас был договор: я просыпаюсь, и сколько прочту за время, пока она не встанет, столько она должна будет прочитать за день. И вот я просыпалась рано утром, читала, будила ее. Потом она поняла, что чем дольше спит, тем больше ей читать днем, и она сразу, как только глаза открывала, кричала: «Тетя Таня, я уже проснулась».

Однажды так было. Они «Евгения Онегина» проходили, а у меня любимой героиней была Татьяна Ларина, и я ее письмо наизусть помнила. А тут им задали его учить. Вот едем мы на машине к школе, и я спрашиваю: «Вика, ты выучила?» Она: «Ну, так». Я говорю: «Тебе не повезло: я письмо Татьяны знаю наизусть. Сейчас будем учить, пока едем». И выучили. За чтение этого письма Вика потом получила 10 баллов. Пришла такая счастливая! За все те задания, темы, на которых я заостряла ее внимание, которые мы вместе разбирали, подтягивали, она обязательно получала поощрение. Для нее это было как стимул. И она старалась тогда больше вникать, внимательнее слушать. Но это была только Божия помощь, потому что подобные чудеса просто так не закажешь. Всё могло сложиться иначе.

– А как пришло решение принять постриг?

– Мне всё время думалось, что я, наверное, какая-то не такая; чувствовала себя чужой, хотя было всегда очень много знакомых. Они очень удивились моему решению принять постриг, ведь у меня в жизни не было каких-то таких нужд или трагедий.

Духовник монастыря протоиерей Андрей Лемешонок Духовник монастыря протоиерей Андрей Лемешонок
    

    

Я ходила в Свято-Елисаветинский монастырь на службы, на беседы с отцом Андреем, потом приезжала трудиться в трапезной в течение полугода… Потом я подумала: надо идти в монастырь, это будет более полезно, раз я хочу людям помогать. Господь вот так определил.

– Какое было первое монастырское послушание?

– В керамической мастерской. Около четырех лет я там проработала.

– А как же так случилось, что маленькую хрупкую монахиню отправили на такое сложное послушание – в керамическую мастерскую?

– Я тогда была еще инокиней и на послушание напросилась сама (улыбается). Но работа в керамической мастерской не было мне по сердцу. Всё думалось: разве за тем я пришла в монастырь, чтобы опять заниматься какой-то такой, внешней деятельностью? Но послушание есть послушание. Надо терпеть. А позже я поняла, что основная работа даже в керамической мастерской должна быть с людьми. Вот когда это поняла, тогда стало легче трудиться и по-другому пошла работа.

– А как вы оказались на подворье?

– Вот как раз тогда, когда я уже смирилась: керамика – значит керамика, Господь начал создавать такие ситуации, что я поняла: Он готовит к чему-то другому.

Батюшка на собраниях вспоминал очень часто про Вишневку, говорил о том, что подворье женское нужно и будет. Только он всё не знал, кого из сестер туда определить. А я, придя в монастырь, всё просилась у матери Марфы ездить на мужское подворье нашей обители (там подсобное хозяйство монастыря) – помогать, хотя бы по выходным: мне это было близко, поскольку выросла я в деревне, хозяйство знала, любила ковыряться на грядках… И когда батюшка заговаривал о подворье женском, мне это так ложилось на сердце. Но, естественно, я и не думала, что буду работу там возглавлять, думала, что кому-то в помощь буду, хотелось вместе с кем-то трудиться.

Оказалась я перед выбором: керамика, которая всё-таки была мне не по сердцу, или подворье. И я сказала батюшке, что хочу попробовать поработать в Вишневке. Батюшка сразу меня благословил: хочешь – пожалуйста. Но предупредил при этом: ты должна забыть про себя и жить только для этих женщин, тогда будет толк в твоей работе. Этими словами батюшка, наверное, хотел меня остановить, если я попросилась туда по легкомыслию. Но меня его слова, наоборот, укрепили и мне по сердцу пришлись, потому что так и должно любое дело делаться: нужно забыть про себя и всем существом своим предаться этому делу.

Про Вишневку мне рассказывали, что это большой поселок, и я с ужасом думала: «Господи, помилуй! Ведь они же все разбредутся! Как я их там собирать буду?» Но всё оказалось не так, как говорили. И сложности здесь совсем другие, не те, которые представлялись. Здесь уединенное место. А уединение – это очень непросто.

Одна из насельниц подворья Одна из насельниц подворья
    

    

  

Игуменья Свято-Елисаветинского монастыря матушка Евфросиния (Лаптик) Игуменья Свято-Елисаветинского монастыря матушка Евфросиния (Лаптик)
    

Одна из насельниц подворья Одна из насельниц подворья
– А было что-то, чего вы больше всего опасались, ожидая приезда насельниц подворья?

– Я ничего не боялась. У меня часто бывали периоды в жизни, когда Господь учил Ему доверять, а к тому времени я уже давно поняла, что от меня всё равно ничего не зависит и надо просто принимать то, что Господь дает. Если сопротивляешься, это никакой пользы тебе не приносит.

А трудности у нас были, конечно. С теми, кто жил здесь прежде; и приходилось оформлять очень много юридических документов. Поэтому было благодатное время, когда недели две-три, наверное, я в монастыре молилась. Потом мы стали приезжать сюда каждый день: уборкой занимались, территорию осваивали – она же большая. И вот батюшка благословил первую насельницу – она была беременная – и сразу вторую… Поначалу нас было мало, мы один только домик занимали. Потом уже и второй заселили. Все потихонечку шло, постепенно. Господь всегда по силам дает.

– Что, по-вашему, главное в той помощи, которую вы подаете сестрам, живущим на подворье?

– На самом деле я сама помочь ничем и не могу – помогает Господь. Это я сейчас очень хорошо понимаю. И моя задача просто не мешать Господу действовать. Но у нас всех обязательно должно быть чувство сострадания друг к другу, и даже не просто к каким-то конкретным людям, конкретному человеку, а вообще ко всем. Когда этого сострадания нет, то во всех твоих попытках делать что-то доброе, полезное будет, наверное, какая-то фальшь.

– Насельницы подворья – женщины со сложными судьбами и характерами. Работать и жить с ними непросто. Необходимо быть для них авторитетной. Вас они уважают, но и боятся. В чем секрет вашего авторитета?

– Да мне и самой удивительно, что меня боятся, хотя я не представляю почему (улыбается). Наверное, они чувствуют, что я их не боюсь. Не знаю, не могу объяснить.

Тут как раз мимо проходила одна из насельниц подворья Юлия, которая и включилась в нашу беседу.

Юлия: Да, для нас матушка Варвара авторитет. Она мать – духовная мать. Конечно, матушка бывает и строга – ну, как и мама родная.

– Так что же нужно сделать, чтобы стать авторитетом?

Юлия: Любить, наверное. Да, матушка строгая и требовательная. Но она всего своим примером добивается, а не словами. Матушка не говорит: «Идите и делайте то или это», а сама принимается за какую-нибудь нужную работу. И вот ты проходишь мимо, видишь такую маленькую матушку Варвару работающей, и становится стыдно, как это она одна что-то делает. Наша матушка редкий трудоголик.

– Матушка Варвара, вы к сестрам подворья относитесь, вероятно, иначе, чем когда-то относились к девочке Вике, о которой рассказали?

Матушка Варвара: Нет. Им может быть 50 лет, а они такие же дети и ведут себя точно так же. И, как дети, требуют внимания к себе. Все сестры очень разные, многие с очень сложными судьбами. Но для меня не имеет значения, сидел ли человек, пил ли… Ты всё равно видишь в них Божие творение. А такой взгляд нельзя искусственно, специально выработать – это может только Господь дать.

Помню, как пошла однажды в отделение, а из палаты выскочила ко мне больная с острым заболеванием на почве алкоголя. Девушка лечилась до этого где-то в городе, но там ужасно плохо было. Она меня за руку схватила и говорит: «Вы возьметесь за это или не возьметесь?» Я говорю: «Нет, у меня другое послушание». Для меня это был шок, но слова ее настолько врезались… Чувствовалось, что то был явный призыв взяться за это дело, причем больная конкретно упоминала алкоголизм. Я долго думала об этом, а потом постепенно всё подвело к Вишневке.

К вашему первому вопросу о событиях и их связи: вот сейчас смотрю и понимаю, что даже то попечительство, которое у меня было до монастыря, тоже было промыслительным. Если в жизни происходят пусть и сложные моменты, но ты не протестуешь и не пытаешься по-своему что-то сделать, а принимаешь их, то они потом вспоминаются и приносят значительную пользу. Наверное, уже тогда Господь знал, что и как будет, просто ждал того времени, когда я буду готова принять вот это.

Очень много в собственной жизни видишь разных примеров того, что когда душа не готова принять еще что-то, то Господь просто ждет.

    

    

    

    

Будущий склад Будущий склад
    

    

– Чему бы вы хотели научить сестер, живущих здесь?

– У меня нет задачи чему-то их обучить. Я просто хочу, чтобы они научились доверять Богу, не надеялись только на себя – это единственное, что может человека действительно удержать от каких-то соблазнов. Когда человек начинает надеяться на себя, он обязательно спотыкается. Для них сейчас я авторитет, но как мне хочется, чтобы этим авторитетом и ориентиром был для них Господь! Чтобы они шли трудиться не потому, что боятся: я на них рассержусь, – но понимая: это труд для Бога. Вот этому научить очень сложно, и пока всё иначе. Мне батюшка говорит: «Чего ты от них хочешь? Люди всю жизнь жили во грехе, а ты хочешь, чтобы они за год-два изменились? Бросили курить?» Другое дело, что часто желания нет изменяться.

– Но они же становятся другими, меняются?

Домики, в которых живут матушка и насельницы Домики, в которых живут матушка и насельницы
– Конечно, меняются. Вы знаете, как это радостно – видеть хотя бы пару сестер, которые уже начинают немножко поддерживать других, оказывать друг другу помощь. Уже доверие появилось, отношения изменились. И если раньше было такое: прикрыть чей-то грех, не сказать о чем-то, то сейчас они начали понимать, что это неправильно, что если покрываешь чей-то грех, то потом этому человеку только хуже, – и они уже чувствуют свою вину и ответственность за него. Диавол пользуется тем, что душа сама себя загоняет в угол; человек старается никому ничего не говорить, но ему только хуже. А когда человек не боится говорить, тогда и побеждает. Сестры уже потихонечку учатся этому опыту. Я им сказала: если вас что-то мучает, то попросите: «Сестры, помолитесь, у меня такая беда». Вот одной сестре с алкогольной зависимостью раз захотелось выпить, и она ходила по всему подворью и всем рассказывала: «Я хочу выпить». Мы за нее все молились. Она вечером говорит: «И чего это я ко всем подходила и про то, что выпить хочется, рассказывала? Уже совсем и не хочется». Но если бы она молчала, то в конце концов желание бы победило, но она стала его открывать – и оно пропало. Когда люди начинают это понимать, тогда, наверное, действительно, есть какие-то изменения. Главное – не останавливаться, потому что если ты остановился и подумал, что ты уже что-то преодолел и можно передохнуть, то попадешь в ловушку. Ведь что в духовной жизни, что в борьбе с зависимостями, что в ремесле – в любом деле простой не бывает полезен. Чтобы человек ни делал, он не должен расслабляться. Ведь если ты хотя бы чуть-чуть дал слабинку – тут-то враг этим и воспользовался.

– Вы здесь живете как одна большая семья. Какими должны быть, на ваш взгляд, идеальные отношения?

– Мы стараемся жить как семья. Мне одна послушница раз сказала: «И как вы там живете? Ведь вас столько!» Тогда нас было 15 человек, все разные, разного возраста, разного сословия, у каждого свой негативный опыт жизненный за плечами, у каждого свои какие-то вредные привычки – и все ютятся в одном домике. Я не знала, что ей сказать тогда. Я и сейчас сама этого не понимаю. Бывают, конечно, и какие-то размолвки, трения, обиды друг на друга. Но за всё время у нас один только раз была драка среди наших подопечных. Мы учимся принимать каждого человека таким, какой он есть, не создавать какие-то рамки, вгоняя его туда, не пытаться его переделать, но постараться его хорошие качества укрепить.

– Но ведь когда потакаешь любым желаниям человека, он деградирует…

– Нет, не потакать, а принимать. Не гладить по головке, когда человек плохо делает, а даже если и отругать его за что-то, то чтобы эта его негативная черта не вызвала в тебе осуждение. Осуждение ведь может быть незаметным, а это тяжкий грех, который очень быстро разрушает.

Литургия совершается в уцелевшей крипте храма Литургия совершается в уцелевшей крипте храма
  

    

    

    

    

Когда человек приходит к нам, неделя, две – его состояние адекватное, со всеми он любезный, всё хорошо. Но потом начинается то фырканье, то недовольство, то раздражение, и ты уже понимаешь, что где-то у человека проскользнуло осуждение – начинается оно с этого. И если не остановился, сразу не пресек, то тяжело будет. Вчера накануне Литургии сестра одна уже собирала чемодан. Не помню уже точно, с чего всё началось. Она следит за Захаром (так козла назвали), и вот видит она из окна, что Захар сам по себе гуляет, и у нее первая мысль: кто-то выпустил специально. И такая ярая обида сразу, злость. И так ее понесло, что у меня было желание неправильное, немонашеское – свернуть ей шею, честное слово. Потому что рядом были три пожилые женщины, больные, а она на них с таким шипением! Я ей очень мягко сказала: «Иди-ка из трапезной, прогуляйся, успокойся». Позже она вернулась и говорит, что уезжает. Я ей: «Очень хорошо. Вот завтра будет батюшка, возьмешь у него благословение – и езжай на все четыре стороны, куда хочешь: никто тебя держать не будет». Мы с ней немножко еще поговорили – она любит поговорить, – а потом я взяла ее с собой на поле работать, и к вечеру она немножко остыла. Потом объяснила, что ей очень важно исповедоваться и причаститься и не покурить перед Литургией – а для нее это очень тяжело. Она встала на исповедь и спрашивает: «А что говорить?» – «Да вот то, что ты вчера проживала, то и говори, про твою злость, раздражение – обо всём, что ты чувствуешь, говори». А после причастия она сказала: «Мне стыдно за вчерашнее». Никуда уже не поехала, всё мирно, тихо, хорошо. Ей действительно тяжело, у нее очень сложный характер, и она это понимает. Но она старается и, действительно, заметно меняется. А сестры просто не обращают внимания на эти перепады настроения, пытаются как-то загладить конфликты, смягчить ситуацию.

Благословение насельницы на работу почтальоном Благословение насельницы на работу почтальоном
    

На подворье целая кроличья ферма На подворье целая кроличья ферма
    

    

– Матушка Варвара, о чем вы мечтаете?

– Ни о чем.

– Как? Разве такое возможно?

– Я боюсь о чем-то думать, чего-то просить у Бога. Прошу только дать сил, чтобы принять то, что Он посылает.

Сейчас наоборот, начинают сбываться мечты, которые были когда-то в юности. Я отцу Андрею уже говорила, что, когда еще жила в миру, мне всегда больно было видеть детей интернатовских, жалко было, что есть такое разделение на интернат для детей и ЛТП для взрослых (ЛТП – вид лечебно-исправительного учреждения, предназначенного для тех, кто по решению суда направлялся на принудительное лечение от наркомании и алкоголизма. – Авт.). И всё время была мысль о такой структуре, где бы эти женщины могли жить, лечиться и сами заботиться о детях. Я потом, уже когда подворье наше появилось, батюшке рассказала об этой своей мечте прежней. И он говорит: видишь, теперь твоя мечта может воплотиться в реальность. И я сейчас понимаю, что, действительно, этот наш маленький участочек может быть вот таким: там можно жить насельницам, на другом участке – трудиться, а вот тут могут проживать их детки под присмотром. Так что мамы могут жить вместе с детьми. Вот только пока никто не знает, как это реально организовать. Но для Бога нет ничего невозможного…

Послушание в поле Послушание в поле
    

На столе матушки Варвары лежит лист с разработкой проекта Женского благотворительного приюта в Вишневке, по которому, кроме храма на 200 человек, предполагается строительство хосписа, швейного цеха, керамической мастерской, корпуса для людей с расстройством психики, корпуса на 100 человек для людей, страдающих зависимостью, семейного комплекса, спортивной площадки.

Юлия Руденко
Фото автора

12 ноября 2013 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Дерзнуть на большее: о пути в монастырь и о монашестве Дерзнуть на большее: о пути в монастырь и о монашестве
Игум. Михаил (Семёнов)
Дерзнуть на большее: о пути в монастырь и о монашестве Дерзнуть на большее
Игумен Михаил (Семёнов) о пути в монастырь и о монашестве
Юлия Посашко
О том, как связано послушание с любовью, как возможно выстроить монастырь на пустом месте, почему старцы — не волшебники и отчего монах никогда не оправдывается.
Как постом излечились наркоманка и алкоголик Как постом излечились наркоманка и алкоголик Как постом излечились наркоманка и алкоголик «Если уйти из Церкви – пасть очень легко»
Исповедь бывших наркоманки и алкоголика
Александра Боровик
Однажды в состоянии наркотического опьянения я зашла в храм… Мне больше некуда было идти. А через несколько дней начинался Великий пост...
«Монашество – это счастье. Но это и крест» «Монашество – это счастье. Но это и крест»
Иером. Петр (Бородулин)
«Монашество – это счастье. Но это и крест» «Монашество – это счастье. Но это и крест»
Иеромонах Петр (Бородулин)
Считать, что причины ухода в монастырь в каких-то внешних обстоятельствах жизни, – это заведомая ошибка. Не внешние обстоятельства приводят в монастырь. Быть человеку монахом или не быть – решает Бог, Которому открыто не только прошлое и настоящее, но и будущее человека.
Инокиня Павла Инокиня Павла
О. Рожнёва
Инокиня Павла Инокиня Павла
Из цикла «Истории Митейной горы»
Ольга Рожнёва
Людмила сидела в нерешительности, и ей казалось: все двери закрыты. Ждала какого-то знака, определения. На автовокзале было немноголюдно. Вдруг она увидела знакомого священника…
«Алкоголизация приносит России техногенные катастрофы, ДТП, пожары» «Алкоголизация приносит России техногенные катастрофы, ДТП, пожары»
Нарколог Татьяна Улезко
«Алкоголизация приносит России техногенные катастрофы, ДТП, пожары» «Алкоголизация приносит России техногенные катастрофы, ДТП, пожары. Потери исчисляются в 1 триллион 700 миллиардов рублей в год»
Беседа с наркологом Татьяной Улезко
Кто защитит общество? 80% убийств – в состоянии алкогольного опьянения, 70% ДТП со смертельным исходом – в состоянии алкогольного опьянения.
Одни приходят в монастырь жить, а другие – спасаться Одни приходят в монастырь жить, а другие – спасаться
Игум. Георгия (Щукина)
Одни приходят в монастырь жить, а другие – спасаться Одни приходят в монастырь жить, а другие – спасаться
Беседа с настоятельницей Русского Горненского женского монастыря на Святой Земле игуменией Георгией (Щукиной)
Одни приходит в монастырь жить, а другие – спасаться. Те, кто идут, чтобы только в нем жить, поступают в монастырь без призвания. В этом случае и келья им не нравится, и послушание они не могут нести. Во всем они привередливы, даже трапеза – и та для них не такая. А те, кто идут в монастырь по призванию – ради Господа и ради спасения души, – они всё будут терпеть. Им всегда и везде хорошо.
Комментарии
Елена 7 февраля 2017, 21:57
Очень хорошая статья!Огромное спасибо!Появляется надежда в то,что самый дорогой человек может спастись,уйти от зависимости!Огромное спасибо!
прот. Сергий18 ноября 2015, 23:37
М.Варвара истинная монахиня. О если бы все монахи понимали суть своего служения.
Лариса27 ноября 2013, 00:31
Спасибо огромное автору за такую хорошую статью .Замечательная матушка...прочитала от начала и до конца ...Жаль что это так Далеко от нас ...Интересно есть такие подворья у нас в Тюменском крае ???.Ещё раз скажу огромное спасибо всем !!! Всей редакции портала тоже большое спасибо !!! Мне интересна ваша работа ..Я всегда смотрю ваши темы и видео ...
Вадим14 ноября 2013, 14:12
При желании ваши пожертвования вы можете отправить на расчетный счет монастыря:

Пожалуйста, после отправки пожертвования, напишите сообщение монахине Анастасии (контакты указаны ниже) в котором необходимо указать, что деньги перечислены на развитие подворья женского Свято-Елисаветинского монастыря в деревне Вишневка.

Почтовый адрес: ул. Выготского, 6, г. Минск, 220053, Беларусь
Свято-Елисаветинский монастырь. Перечислить на банковский счет в российских рублях (для иностранных граждан)
Религиозная организация «Свято-Елисаветинский
монастырь Минской епархии Белорусской Православной
Церкви», УНН 600684609, юридический адрес: 220053,
Республика Беларусь, г. Минск, Марусинский пер., д. 3

благотворительный счет в российских рублях
3135003945513 в банке «Приорбанк» ОАО, ЦБУ 101, БИК
153001749, г. Минск, ул. Тимирязева, 65А.

назначение платежа: пожертвование

При переводе денежных средств обязательно пишите только слово «Пожертвование» и обязательно (для юридических лиц) сообщайте о своем переводе (сумма, дата перевода):

Телефон: 375 29 690 49 88 (монахиня Анастасия)
E-mail: mon.anastasia@obitel-minsk.by
Skype: s.natali-mon
Александра13 ноября 2013, 20:15
Здравствуйте!
А можно ли разместить данные для отправки пожертвования через Вестерн Юнион?

Спаси Бог!

Александра
Ксения13 ноября 2013, 14:12
Преклоняюсь перед Вами матушка Варвара, пусть Господь укрепляет Вас, не каждый способен творить добро, это труд и самопожертвование, а "мы" все больше о себе, помолитесь и о нас грешных. Спаси Вас Господи!!!
Раба Божия Ксения.
Мария13 ноября 2013, 10:28
Дай тебе Господи, матушка, сил и разумения.
Наташа Михалёва13 ноября 2013, 00:24
Дорогая Юля, спасибо за интересный репортаж. Радуюсь твоему умению видеть современность и тонко, неповторимо ее фиксировать.
Svetlana Bryant12 ноября 2013, 23:45
Спасибо за статью! Это пример для нас истинной любви,терпения и силы.
Нина12 ноября 2013, 21:52
Удивительная женщина. Как прятно читать и как на ее фоне сама выглядишь гордой, несмиренной и эгоистичной...
р.Божия Ирина12 ноября 2013, 19:02
Прекрасные фотографии!
Очень они поддержали статью.
Спасибо.
татьяна12 ноября 2013, 17:29
Спасибо за статью и фоторепортаж.Помоги ГОСПОДИ м.Варваре осуществить мечту,здоровья и терпения.
Татьяна12 ноября 2013, 15:54
Как же счастливы те, кто нищ и гол. Никто не простирает нам ними руку, чтоб отобрать плоды их любви к Богу. А можно ли эту любовь отобрать?
Галина12 ноября 2013, 14:58
Очень хорошее дело делают в Вишнёвке .Сколько у нас неустроенных в жизни людей ,которым и жить то негде .Дай вам Бог сил и здоровья в вашем нелёгком труде .
ТаняСем12 ноября 2013, 14:54
Господи милосердный,помоги матушке Варваре воплотить ее мечты,ведь это,действительно спасение душ заблудших,и,если в миру тебя осудят и опозорят,не говоря уже о помощи какой-то,то в православном мире обязательно Господь утешит и поможет через такие вот "подворья"!Ведь все друг за друга молятся там,а в миру попробуй рассказать кому,что"я хочу выпить"-у виска покрутят или еще хуже помогут впасть в этот грех до самого дна,не в осуждение будет сказано,вот и хочется,чтоб таких матушек было больше,ведь они как оазис большой среди нашей "греховной" пустыни!!!
Анастасия Клепикова12 ноября 2013, 13:42
Спасибо за статью. Дай Бог м. Варваре здоровья и терпения.
Юлия Руденко12 ноября 2013, 12:42
Подробнее узнать о женском подворье, а так же при желании оказать помощь. можно на официальном сайте монастыря:

http://www.obitel-minsk.by/_oid100089136.html
http://www.obitel-minsk.by/_oid100101886.html
Ксения12 ноября 2013, 09:51
Очень хорошая статья и фоторепортаж. Какое правильное, благое дело совершается, ведь каждая из этих женщин спася себя сможет спасти хоть и не тысячи, но кого-то еще.
Жаль что нет реквизитов, чтобы можно было оказать финансовую помощь. Как говорится с миру по нитке..., и может быстрей бы делалось такое хорошее дело.
Я12 ноября 2013, 06:40
Спасибо большое! Вот гонят,гонят современные люди православных, а они привечают тех,кого люди называют алкоголиками, наркоманами и позором нашего общества!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×