Церковь – место работы: готовьте душу свою во искушение

Церковь – Тело Христово, но свое земное бытие она осуществляет и поддерживает, принимая форму организации – с руководителями и подчиненными, отделом кадров и бухгалтерией, материальной базой и финансами. Для сотен тысяч людей сегодня Церковь стала местом работы, источником скромных (как правило) средств к существованию. Это и работники епархиальных управлений со всеми их нынешними разделами и подразделениями, и журналисты церковных СМИ, и работники храмов… В первую очередь, речь идет, конечно, о мирянах, но и священники в определенном смысле тоже работники организации: подчиненные и начальники своих подчиненных.

Фото: игумен Петр (Барбашов) Фото: игумен Петр (Барбашов)
    

Что меняется для человека, когда Церковь становится местом его работы? Отличаются ли наши взаимоотношения на этой работе от таких же в любой частной структуре или госучреждении? Как совместить христианскую любовь с функциями администратора, ответственного за конкретный участок работы? Реально ли это вообще? Как реагировать на конфликты и иные проявления человеческой греховности в нашем «духовном ведомстве»?

Вот с этих самых проявлений, пожалуй, и начнем. На любой работе крайне нежелательны конфликты, склоки, доносы и тому подобное. Любого человека ранят раздражительность, жесткость и грубость начальника, несправедливые обвинения, безразличие к его личной ситуации, зависть и ревность коллег…

Как бы мне хотелось сейчас написать, что в Церкви этого нет! Увы. В Церкви, помимо многого другого, помимо совсем другого есть и это тоже. Не только есть, но и ранит гораздо глубже, переживается гораздо трагичнее, чем где-либо еще. Почему? Потому, что Церковь, по сути своей, никакая не организация-работодатель, а наша семья, духовная и кровная. Кровная, ибо через Причащение Святых Таин мы соединяемся телесно со Христом и друг с другом. Духовная, потому что само пребывание в Церкви подразумевает духовное родство. А чего мы ждем от собственной семьи, от близких? Ждем необходимого и незаменимого: любви, защиты, понимания и поддержки. Кто нам все это даст, если не семья? Беда, если этого нет в семье, если человеку дома плохо. Трагедия, если ему безотрадно в Церкви.

Но от кого, от чего это зависит – плохо человеку в Церкви или хорошо? А от кого зависит, хорошо или плохо человеку в семье – от всех или от него самого? Взрослый человек всегда сам ответственен за обстановку в своей семье, какими бы ни были характеры его домочадцев. Если он способен только жаловаться и злиться на них, он никогда не обретет в своем доме мира, не обретет и защиты от мира в другом значении этого слова.

Фото: игумен Петр (Барбашов) Фото: игумен Петр (Барбашов)
    

Что же посоветовать человеку, которому по тем ли иным причинам плохо в Церкви и, конкретно, на церковной работе? Сначала спроси себя, сделал ли ты сам то, что в твоих силах: постарался, чтобы другим было возле тебя хорошо, чтобы в вашем богоспасаемом епархиальном отделе царил мир и взаимопонимание? Мне приходилось наблюдать людей, которые, будучи ранены, терпя острую душевную боль, находили в себе силы поддерживать и согревать других, и этим обретали для себя поддержку и утешение. Я знаю людей, в том числе и священников, которые совершали такой подвиг на протяжении многих лет. Но бывает и иначе: будучи обижен, человек замыкается и ожесточается в своей обиде, и не только обидевшие, но и все остальные ему уже не милы. И вот такому человеку действительно плохо в Церкви… Впрочем, ему и в любом другом месте тоже будет нехорошо.

Однако легко рассуждать о других, а что я сумела сама, уже 4 года являясь церковным работником? В прошлом у меня были большие проблемы в отношениях и с собой, и с окружающими. Я очень болезненно переживала конфликты, свою, как мне тогда казалось, «непринятость» людьми, мучилась этим нестроением в своей жизни. И, когда переступила, наконец, порог епархиального управления, решила: ну, здесь-то у меня точно все будет в исключительном порядке. Здесь я на своем месте, и в любой ситуации окажусь если не на высоте, то, по крайней мере, на приличном уровне.

Увы! Реальность довольно быстро меня смирила, лишив наивных и гордых надежд. Но она же открыла мне и другое. Оказывается, в Церкви не нужно лепить себе положительный имидж. Не нужно вообще думать о том, какое мнение о себе ты сумел здесь внушить окружающим. Так же, как не нужно пытаться произвести выгодное впечатление на священника при исповеди.

В Церкви нужно просто видеть и понимать, насколько ты сам не соответствуешь тому, к чему причастен, что – вольно или невольно, в той или иной мере, – проповедуешь. Ведь и свечница, и уборщица в храме, тоже, в какой-то мере, проповедуют. В крайнем случае, они призваны хотя бы не вводить в искушение христиан своим поведением, отношением к людям и так далее. Что же тогда говорить о журналисте или катехизаторе? Их ответственность еще более велика. Даже просто задавая вопросы священнику или архиерею, записывая беседу с ним для газеты или телепередачи, мы должны обязательно ощущать, какая бездна отделяет эти вопросы и ответы от того, что реально представляем собой мы сами. То же – хотя и в гораздо большей, наверное, мере – должен испытывать священник, совершающий Евхаристию… И беда, если не испытывает. Это наше несоответствие настолько страшно на самом деле, что на все наши репутации и положительные образы нужно просто махнуть рукой. Вот что меняется для человека, когда он приходит работать в Церковь.

    

Кто-то спросит: а что, если верующий человек работает в обычной школе, или, скажем, в парикмахерской, для него такой путь познания перекрыт? Да нет, конечно. Но здесь, в «духовном ведомстве» – на мой, по крайней мере, взгляд, и из моего опыта исходя – понимание приходит гораздо быстрее. В какой комнате мы скорее найдем потерявшийся предмет – в полутемной или в ярко освещенной?

В какой-то момент я с Божией помощью поняла (насколько исполнила, не знаю; может быть, мне только кажется, что пытаюсь исполнять!) одну вещь: работа в Церкви невозможна без личной церковной жизни и без постоянной внутренней, духовной работы, той работы, к которой Церковь издревле каждое свое чадо призывает. Если не делать постоянно этих усилий, хотя бы и неумелых, несовершенных – у тебя начнется раздвоение личности. И ты понемногу превратишься в функционера. Можно написать «церковного функционера» или даже «православного», но слова эти должны быть в кавычках. Или – другой вариант: окажешься в тупике «несчастного сознания», будешь мучиться собственной фальшью и виной перед всеми. Наконец, третий вариант: просто выйдешь, выбросишься из Церкви – как из самолета без парашюта. Не только из той церковной структуры, в которой работаешь, но и из Церкви вообще. Это и мирянам, работающим в Церкви, грозит, и тем, кто в сане. Об этой угрозе, иначе говоря, искушении мне говорили, по крайней мере, два молодых священника и один семинарист. Но они-то сумели, слава Богу, правильно осознать свою ситуацию и найти выход. А вот один мой знакомый дьякон, тоже совсем молодой, предпочел, по его выражению, «сойти с поезда, пока поезд не заехал в тупик». У меня не было с ним откровенных разговоров, но я решусь предположить: искренне уверовав и придя в Церковь, он просто вовремя не понял, и никто ему не подсказал, что внешние события его жизни – учеба в семинарии, ее окончание, хиротония – должны быть неотрывны от внутреннего процесса духовного делания.

Без этого процесса, без духовного труда невозможно, наверное, перейти от сознания собственного несовершенства к неосуждению и прощению других. А без прощения на нашей работе нельзя… Я опять как-то странно говорю: почему именно «на нашей работе», христианину без этого вообще нигде нельзя. Но здесь – та же метафора с ярко освещенной комнатой, в которой все особенно хорошо видно. Для дела, которое нам приходится делать совместно с другими в миру, достаточно нормальных, корректных взаимоотношений. А дело, которое мы делаем здесь, в Церкви, требует от нас любви друг к другу. Здесь уместно напомнить, что привычное нашему уху слово «сотрудник» пришло из монашеского обихода и когда-то было синонимом слова «брат». Значит, наш труд изначально – братский и сестринский. Поэтому приходится прощать, любить, и – это обязательно – доброе в каждом человеке видеть в первую очередь, а то, что тебя травмирует, пугает, раздражает в нем – во вторую.                     

Отличается ли Церковь, как место работы, от любого другого места работы в лучшую сторону – если иметь в виду психологический климат и отношение к людям? На мой взгляд, отличается. Как бы ни был труден характер человека, работающего здесь – будь он завхоз в храме, завканцелярией в монастыре или руководитель епархиального отдела – этому человеку известно, что такое грех, раскаяние, покаяние и смирение. Для него оглянуться на себя, укорить себя, попросить прощения – не абсурдная мысль, а нечто естественное и должное. Так же, как и простить ближнего. Отсюда – высокая вероятность того, что случившийся конфликт не зайдет «в штопор» и не будет гноиться много лет, как незаживающая язва. Верующие вообще гораздо легче выходят из конфликтов – по сравнению с людьми, в этом смысле не определившимися. Хотя и им не всегда, увы, это оказывается под силу…

Как сочетается христианская любовь с функциями администратора, с необходимой на работе требовательностью к людям? На этот вопрос мне ответить трудно, у меня самой такого опыта нет. Поэтому я попросила двух священнослужителей ответить на этот, а заодно, и на другие, часто задаваемые, вопросы о работе в Церкви.

Иерей Михаил Богатырев Иерей Михаил Богатырев
Иерей Михаил Богатырев, настоятель храма во имя святого равноапостольного князя Владимира

– Настоятелю действительно приходится совмещать вещи, в принципе несовместимые: христианскую любовь и необходимую административную требовательность. Требуя, ругая, наказывая, предупреждая, увольняя, наконец, то есть, делая то, что иногда совершенно необходимо – настоятель переступает через себя. Он понимает: если оставить сейчас этого человека здесь, на работе в храме, то из-за него пострадают, а может быть, и уйдут из Церкви многие. И настоятель делает то, что должен, но потом ночь не спит. Случается и такое: человек приходит и просит прощения, обещает больше таких вещей не допускать. И вроде бы его раскаяние искренне, но… это происходит уже далеко не в первый раз. Ничего удивительного: каждый священник знает, что человек может каяться в одних и тех же грехах много раз, подчас десятилетиями. Господь прощает кающегося и велит прощать нам, но как быть, если речь не о личных моих, например, обидах, а о благе Церкви, о судьбе многих людей? Могу ли простить и не увольнять (а если уже уволил, то взять на работу обратно) человека, который постоянно грешит грубостью к людям, раздражительностью, вспыльчивостью, гневом? Конечно, бывают разные ситуации и разные люди. Кто-то просто не контролирует свои нервы или не справляется со своей жизненной ситуацией, а кто-то хам, как теперь говорят, «по жизни». Но, прощая, давая еще один шанс, настоятель всегда рискует и всегда ответственность берет на себя.  

Это наш крест, крест священников, настоятелей, тех, кому приходится совмещать пастырское служение с функциями администратора – функциями, в принципе, мирскими. И вряд ли у меня самого получается это совмещать. Скорее, не получается. Это также трудно, как не отвлекаться во время Божественной Литургии, если ты знаешь, что сразу после тебе надо бежать в Регистрационную палату, встречаться с потенциальным жертвователем, решать какие-то хозяйственные проблемы. У меня не получается начисто отсекать это от себя на время богослужения и включаться в эти проблемы сразу после него. Поэтому для меня самые благодатные дни – суббота и воскресенье. Я могу не думать ни о чем, кроме богослужения, кроме Евхаристии, и мне очень хорошо. А когда я погружаюсь во все эти финансовые и хозяйственные проблемы, я ловлю себя на том, что не помню о Литургии, просто не могу о ней думать сейчас, я от нее далек. И тут одно спасение – исповедь. Других способов успокоить собственную христианскую совесть просто нет. Работа настоятеля лишает человека мира душевного, того самого «духа мирна», о котором говорил Серафим Саровский. Может быть, у кого-то получается гармонично это совместить, но у меня – нет, для меня эти вещи остаются полярными.

Когда люди приходят работать в Церковь, они открывают для себя нечто совершенно новое, мир новых проблем. Раньше, даже когда они были только прихожанами, им казалось, что здесь, внутри Церкви, все только и делают, что друг друга любят. Кланяются, сияют улыбками, говорят: «Спаси Господи!» – «Во славу Божию». Во всем благочестие, благообразие… Человек приступает к своим обязанностям с огромным рвением – как же, его взяли во «святая святых»! И вдруг на него обрушивается своего рода холодный душ. Оказывается, здесь «всё, как везде»! Даже требование бухгалтера отчитаться за потраченные приходские средства иногда вызывает обиду: как же так, мы же в Церкви, неужели мне здесь не доверяют? Вдобавок, выясняется, что отношения между людьми здесь, в Церкви, далеко не всегда мирные и приятные. И у человека наступает разочарование. Случается, что человек уволившись с «церковной» работы, и в храм после этого перестает приходить, то есть и прихожанином быть не хочет.

Кризис разочарования в церковной жизни – это очень сложный момент в жизни человека, это надо пережить, выдержать. Конечно, мы – я имею в виду сейчас и себя, и многих известных мне священников – стараемся сделать так, чтобы человек не оказался в непосильном для него испытании. Но жизнь есть жизнь. Поэтому, когда человек приходит ко мне за благословением на работу в Церкви – кем угодно, сторожем, поваром, свечницей – я всегда говорю: готовьте душу свою к искушению. То, что вы сейчас себе представляете и то, что есть в реальности, не совсем одно и то же.

В чем же может заключаться готовность души к искушению? О чем человеку следует помнить? О том, что работа в Церкви – это служение Богу. А служение Богу, где бы и как бы оно ни осуществлялось, не может быть делом простым и легким – никогда. Перед тем, кто искренне хочет служить Богу, всегда гораздо больше препятствий, чем перед тем, кто служит «видимому сему житию». Ведь, если мы работаем Богу, мы не можем Ему сказать: «Всё, Господи, я Тебе отработал свои 8 часов, а теперь я буду, как нормальный человек, отдыхать, а завтра у меня вообще выходной». Или: «Господи, мне условий для работы не создали, поэтому я ни за что не отвечаю». Господу нужно отдавать не 8 часов в день, а всю жизнь, вне зависимости от условий.

Я с уверенностью могу сказать, что никто из работников епархиального управления или прихода не пришел сюда за одной только зарплатой. Хотя деньги любому из них нужны ничуть не меньше, чем кому-то другому. К нам приходят люди, как правило, уже сформировавшие свое мировоззрение, нашедшие смысл жизни. И если случилась какая-то неприятность, если возник конфликт – нужно просто помнить, зачем ты сюда пришел, ради чего. Недостатки, грехи, человеческие немощи начальника или того, с кем тебе приходится работать, не могут перечеркнуть для тебя этой цели – послужить Церкви, а значит, Богу. На самом деле главный наш начальник и главный наш помощник здесь – это именно Он. И об этом не надо забывать. Надо думать, как именно Ему подчиняться, как Его волю исполнять, как Его радовать своим скромным трудом и вкладом. Если именно это для тебя главное, человеческие немощи и всяческие заскоки начальника тебе не так уж и страшны: они только повод исполнить Божию волю. В миру дурак-начальник может отбить у человека желание работать, но желание работать Господу никто и ничто не может у человека отбить, если сам человек этого не захочет.

Протоиерей Сергий Штурбабин Протоиерей Сергий Штурбабин
    

Протоиерей Сергий Штурбабин, настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали», руководитель епархиального отдела религиозного образования и катехизации.

– Совместить христианскую любовь к человеку с исполнением административных функций возможно при условии, если работающий в Церкви руководитель является, во-первых, христианином, а во-вторых, порядочным человеком; если он определенные вещи, такие, например, как уважительное отношение к людям, впитал с молоком матери; если у него есть навык доброжелательного отношения к каждому человеку.   

Конечно, бывают очень сложные моменты: когда человек явно не справляется со своей задачей, не оправдывает возложенных на него надежд. Может быть, ему не хватает образования, может быть, это связано с какими-то его личными слабостями. Вот в этой ситуации очень трудно. Однако всегда можно объяснить это подчиненному по-человечески. Такие вещи, как гнев, раздражение, намеренно резкий, жесткий тон – они не только для руководителя церковной службы, они для каждого христианина должны быть исключены и забыты. То, что работающий под моим руководством человек довел меня до белого каления, говорит лишь о том, что меня до этого градуса несложно довести, иными словами – что у меня нет терпения. Или я плохо организовал работу коллектива, не объяснил людям толком, что от них требуется, не проконтролировал их работу вовремя, что привело к расслаблению и дезорганизации. В том, что у твоего подчиненного что-то не получается, надо обязательно поискать свою вину.

Что касается «кризиса разочарования в церковной жизни» – конечно, с новоначальными христианами такие вещи случаются. Но здесь важно объяснить, что в Церковь приходят из мира обычные люди, каждый со своими грехами, слабостями и проблемами. И они вольно или невольно привносят это и в общение людей в Церкви. К этому нужно быть готовым, а самое важное – при каждой обиде, каждом конфликте вовремя оглянуться на себя, на свои собственные слабости, грехи и проблемы. И почаще просить друг у друга прощения. Давайте подумаем, бывает ли такое, что конфликт произошел только по вине одной стороны? Всегда – по вине обеих, или всех сторон (потому что их не всегда только две). У каждого из нас свое представление о том, что и как нужно делать, как правильно, как неправильно. Но ведь никто не может быть прав абсолютно, никто не обладает истиной в последней инстанции. Об этом важно помнить, ну, а задача руководителя – выстроить отношения таким образом, чтобы не возникало конфликтов.

Церковь как место работы, безусловно, отличается от иных мест. Все-таки у нас здесь нет многого, что характерно для мирских организаций: нездоровой конкуренции, зависти, доносов, подлости. По крайней мере, мне не приходилось с этим здесь сталкиваться. А что касается тех вещей, с которыми сталкиваться приходится… Христианин ведь всю свою жизнь должен воспринимать как школу христианской жизни, как непрерывное испытание христианской совести. Он постоянно находится в ситуации выбора. И в этом смысле не так важно, где именно христианин трудится – непосредственно в Церкви или где-то там, в миру. Везде этот человек должен быть внимательным и требовательным к себе. Отсюда понимание окружающих, снисхождение к их немощам. Тогда возможно понять, где и в чем другой человек ошибается, и попытаться ему помочь. Все является школой, в том числе и совместный труд на благо Церкви.

* * *

Слушая первого из своих собеседников, отца Михаила, я вдруг подумала, что слова «готовьте душу к искушению» мне уже знакомы. Откуда они? Книга Иисуса, сына Сирахова, глава 2: «Если приступаешь служить Господу Богу, то приготовь душу твою к искушению: управь сердце твое и будь тверд, и не смущайся во время посещения; прилепись к Нему и не отступай, дабы возвеличиться тебе напоследок. Все, что ни приключится тебе, принимай охотно, и в превратностях твоего уничижения будь долготерпелив, ибо золото испытывается в огне, а люди, угодные Богу, – в горниле уничижения. Веруй Ему, и Он защитит тебя; управь пути твои и надейся на Него…»

Материал подготовила Марина Бирюкова

20 ноября 2013 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
По ту сторону свечного ящика По ту сторону свечного ящика
Петр Давыдов
По ту сторону свечного ящика По ту сторону свечного ящика
Петр Давыдов
Стали на нашем приходе жалобы поступать на свечниц: мол, хамство, грубость и все такое. Вот и подошел я как-то к настоятелю: «Батюшка, назначьте меня этим вашим свечником: я вам вмиг все исправлю».
Церковь и люди Церковь и люди
Свящ. Димитрий Шишкин
Церковь и люди Церковь и люди
Священник Димитрий Шишкин
Церковь – это не здание, не священник и даже не службы, совершаемые в храме, а люди, стремящиеся достичь единства во Христе и без этого единства всех не мыслящие свою жизнь.
«Мы в ответе за тех, кого оттолкнули» «Мы в ответе за тех, кого оттолкнули»
О грубости церковных работников
«Мы в ответе за тех, кого оттолкнули» «Мы в ответе за тех, кого оттолкнули»
О реальной и мнимой грубости церковных работников
Игумен Нектарий (Морозов), Елена Балаян
Человек, который стоит за свечным ящиком, принимает на себя первый удар. Люди изнашиваются от этого.
Комментарии
Александр Чухланцев 8 мая 2019, 03:39
Спасибо
Виктория Шишина19 февраля 2018, 23:09
Меня тоже, как-то выгнали из храма со словами: "что тебе здесь нужно", их прислужницы и, для меня это было шоком и, то, что настоятель ничего не знает, как они властью им же данной они распоряжаются: что хотят то, и, делают. А, куда же идти обремененным и больным?
МАРИЯ БУХТИЯРОВА12 мая 2017, 22:19
Я ЕЩЕ НЕ РАБОТАЛА В ХРАМЕ.ЯРАБОТАЛА СО СТАРЫМИ ЛЮДЬМИ:ПРИГОТОВИТЬ,НАКОРМИТЬ,ПОСТИРАТЬ,ПОГЛАДИТЬ,ПОМЫТЬ,ПЕРЕОДЕТЬ,ПОЧИТАТЬ,ВО ВРЕМЯ ТАБЛЕТКИ ДАТЬ,А ИНОГДА ПРИХОДИТСЯ ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ ПОДМЫВАТЬ И ПОЛЫ МЫТЬ ИЛИ ВЕСЬ ДЕНЬ УЙДЕТ НА ВЫЗЫВАНИЕ СКОРОЙ И ОТХАЖИВАНИЕ.ВСЯКОЕ БЫВАЕТ.ВЕЧЕРОМ ПОСИДИШЬ НА ОСТАНОВКЕ-НЕ ОТДЫХАЕТСЯ И ДОМОЙ ПРИЕЗЖАЕШЬ УСТАВШИЙ,ЕСЛИ В ХРАМ НЕ ЗАЙДЕШЬ.А В ХРАМ ЗАЙДЕШЬ,ВЕЧЕРНЮЮ СЛУЖБУ ОТСТОИШЬ,ПОМОЛИШЬСЯ ,ПОСЛУШАЕШЬПЕНИЕ И ЧТЕНИЕ.И БЛАГОСЛОВЛЕНИЕ И АНГЕЛА ХРАНИТЕЛЯ ПОЛУЧИШЬ И ДОМОЙ УЖЕ ИДЕШЬ НЕ СГОРБИВИСЬ,А ЛЕТИШЬ И ДОМА ВСЕ УСПЕВАЕШЬ. А САМОЕ ГЛАВНОЕ СНОВА СПОКОЙНО И РАДОСТНО БЕЖИШЬ НА РАБОТУ.НЕ СМОТРЯ НА ВСЕ ВНУТРИХРАМОВЫЕ НЕДОРАЗУМЕНИЯ Х Р А М ОСТАЕТСЯ СВЯТЫМ,ЧИСТЫМ,ГДЕ МОЖНО ОЧИСТИТЬ ИСОГРЕТЬ СВОЮ ДУШУ.И ПРОСТИТЕ НАС ЗА ТО ЧТО МЫ НЕ ВИДИМ ВАШИХ ТЯГОТ И ТРУДНОСТЕЙ.
ЕН12 мая 2016, 19:14
Юлии ответ из 2016г. в 2013г.
А что толку из того, что в храме порядок безукоризненный, а люди друг с другом не разговаривают?
Если нет любви между нами, то в церкви ли мы? И кому такой порядок нужен?
ЕН 7 мая 2016, 19:00
Как вовремя!!!
На страничку попала случайно (??)
Вот идти завтра в храм. Опять просить кого-то помочь в уборке после службы. Найдётся кто-нибудь обязательно.Но так же обязательно "благочинная" в очередной раз резко откажет, если к ней обратишься: "Ты главная по уборке, вот и находи выход". А мне-то всегда думалось, что в храме мы делаем одно общее дело. Не раз выясняли отношения, просили прощения друг у друга. Даже понимаю, что, может быть, ей уже и не по силам, и не по возрасту всё на контроле держать. Понимаю, что без искушений не обойтись. Но допекло. Начала подумывать, а зачем мне это вообще нужно?
Спасибо за статью.
Удивительно вовремя.
Слава Богу за всё!
Игорь30 января 2016, 12:12
Господи помилуй!
Мне 33г,православный христианин.смиренный,терпеливый,скромный.ищу работу церковником.Спаси Господи!
Марина30 марта 2014, 19:17
Спасибо ! прочитала с удовольствием.Но , позволю себе такую дерзость как не согласиться с о. Сергием ,зависть, доносы, подлость всё это в церкви есть( сама с таким столкнулась).А ещё очень "нравиться " фраза некоторых служителей: " мы духовные чада батюшки, а ты то кто просто так с улицы пришла. И кого он больше слушать будет." Вот так и получилось, что остались работать духовные чада, а ты .....
Было огромное желание вообще уйти из церкви но Господь многомилостлив, и Богородица не оставила меня, церковь я не покинула, просто перешла в другую , а вот работать там увы желание пропало и похоже что навсегда(((
Елизавета14 февраля 2014, 23:29
Я работала в трапезной восстанавливаемого подворья монастыря,искушения были,немного,но чувствительно.После,на исповеди у своего батюшки в приходском храме спросила:как такое может быть в святом месте?Он сказал:"Ангелов нет на Земле".Все мы грешны,тем и смиряемся.Спаси вас ,Господи!
Лариса Васильева13 февраля 2014, 15:37
Без церкци жить нельзя! Не удастся если ты с Богом. Как то мне сказали у каждого человека на правом плече Ангел а на левом бес. А кто в храме работает 7 бесов. А у батюшки в каждой складочке. 40 и больше. Вот и считайте у кого сколько искусителей.
Георгий30 ноября 2013, 21:34
Спасибо я ждал именно этой темы! Много лет своей жизни посвятил работе Церкви. Коротко-опыт очень горький. И как-то не получается просто взять и уйти, т.к. функциональность или востребованность стоит на высоком уровне, а вот душа стонет и плачет. Внутренний разлад. Я уже совсем другими глазами смотрю на все, что происходит внутри этой "кухни". "Розовые очки" спасли. Хочется многое сказать, но можно ли... Хочется, что бы вопросы внутри церковных отношений стали актуальными и обсуждаемыми...
Ираида25 ноября 2013, 00:26
Украина.Сельский приход. У нас ни кто ни кому не платит.Прихожан мала,а поработать вообще 4-5 человек,они же певчие,свечница.Всякое бывает.У меня тоже часто бывают недовольства,но понимаю что вот мы все грешники,Слава Богу увидели свои грехи,но избавиться от страстей практически не возможно. Я думала,что ни когда не уйду их нашего Храма,но вот спустя 3.5 моего вооцерковления началось...хотела даже уйти! Слава Богу как то успокоилась. Церковь-общество грешников,нет там праведников(где то есть конечно единицы)люди думают ,что в Храмах все святые.Всяк человек лож.Но не будем унывать,для нас пришёл Господь,будем стараться и уповать на Него,без Него мы ни что.
Юлия24 ноября 2013, 16:49
Пришла работать в церковь недавно, до этого работала в госорганах и Министерстве обороны. Мне было очень странно, как кадровику, видеть, что люди когда хотят, тогда выходят на работу, Могут и не выйти вовсе. На вопрос, где был - заболел. А больничный где? - А зачем в церкви больничный? За год ситуация переменилась. Просто до меня работал более лояльный сотрудник. Меня не любят. Батюшка мне об этом сказал прямо. Я так же прямо ответила, что я пришла в церковь не для того, чтобы меня любили. Но батюшка, в то же время, весьма доволен результатом - ведь у нас не богатый приход, каждый работник нам с трудом даётся. Люди хотят, чтобы их в церкви пожалели, не так спрашивали, как в миру и любили их. Однако любовь эту они воспринимают своеобразно, воспринимая как возможность недобросовестно исполнять свои обязанности. Ведь простят, куда денутся. И прощает батюшка и терпит и ещё терпит.
Работать надо (не только в церкви) как будто ты для Бога лично работу делаешь. И как будто Господь у тебя начальник, перед Ним отвечаешь за своё дело (сделанное или не сделанное). В церкви Господь руководитель.
Елена23 ноября 2013, 22:29
Нужная и верная статья. как буд то про меня написано.Не выдержала я, ушла, чтобы не собирать на себя грехи. Никто не помог, не разъяснил. Вместо этого услышала лишь упреки. Вот уже 2 месяца терзаюсь и копаюсь в себе. Но самое страшное, что не могу ходить в храм на службу. Думала пройдет время, "остыну" стану простой прихожанской. Зашла в храм, тут же бабушки - местные сплетницы давай рассказывать что в храме творится. Помолится не дали, ушла. А без церкви я не могу. Храм у нас один и выбирать не приходится. Не вижу выхода из этого тупика. А как была счастлива тогда, когда пригласили работать в храме.
лариса 67 лет21 ноября 2013, 17:46
мария вы ошибаетесь. А какие бывают прихожане. этоведь нас бес искушает. Хочет поссорить. И в вашем случае он преуспел. Вы надолго обиделись.
Надежда21 ноября 2013, 16:16
Статья своевременная, в помощь. Смущает поведение работников, следящих за подсвечниками.Поскольку подсвечники находятся в непосредственной близости от Алтаря, а прихожане стоят у подсвечников, то постоянное передвижение работников вокруг подсвечников не дает возможности прихожанам со всем вниманием участвовать в молитве ко Господу, и на ум приходит всякое, приходится отбиваться, может в строгости поведения работников и прихожан будет больше пользы к вознесению молитв для благосостояния всех и всея? Да и захожане не должны смущать верующих своим внеурочным приходом и блужданием с рассталкиванием, кто-то должен сообщить и определить время прихода такой катогории людей, которых Господь призывает встать на путь спасения. Прошу молитв и прощения, если что не так написано мною.
Наталья, и всё тут!21 ноября 2013, 13:42
Подписываюсь под каждым словом, очень нужная статья!
Елена.Украина20 ноября 2013, 23:54
"В миру дурак-начальник может отбить у человека желание работать, но желание работать Господу никто и ничто не может у человека отбить, если сам человек этого не захочет".

Это точно. "РАБОТАЙТЕ ГОСПОДЕВИ СО СТРАХОМ,И РАДУЙТЕСЯ ЕМУ С ТРЕПЕТОМ". Пс.2.11.
Diana Maralbaeva20 ноября 2013, 22:42
Спаси Господи, за статью...И за напоминание об искушениях.
Меня тоже Господь привел поработать в храме. Конечно, искушений хватает. Но и Благодать Божия помогает и трудиться, и помолиться.
У меня филологическое образование, работать приходилось в разных местах. И всегда и везде становилось "душно", душа начинала метаться и искать чего-то другого...Никак я не могла найти покой. Поработаю несколько лет, потом начинаю тосковать и задаваться вопросом: "Зачем ты здесь работаешь? Ради чего? и тп."...Но сейчас ( Слава Богу) больше не хочу ничего менять. Как будто "домой" вернулась. Слава Богу за все!
Ирина20 ноября 2013, 20:33
Мне вот довелось поработать в двух православных магазинах...
Больше не хочу.
Дима20 ноября 2013, 18:56
Простите, а мне кажется прислужницы - это первый этап воцерковления. Если буря внутри на замечания прислужницы, значит ещё "таких" прислужниц встретишь.
МАРИЯ20 ноября 2013, 14:05
ДА, ЛЮБЯТ ПРИСЛУЖНИЦЫ ОТЧИТЫВАТЬ, ЭТО ОНИ УМЕЮТ ДЕЛАТЬ СО ЗЛОБОЙ, С ОТКРЫТОЙ НЕНАВИСТЬЮ, ЖЕСТОКО, ИЗВОРОТЛИВО. ЛУЧШЕ НЕ ПОМОГАТЬ ИМ В УБОРКЕ ОГАРКОВ СВЕЧЕЙ И ПРОЧИХ УБОРОЧНЫХ ДЕЛАХ. ЧТО ЗА ДЕРЗОСТЬ ЛЕЗТЬ В ИХ ДЕЛА? ЛУЧШЕ ПРИЙТИ В ЦЕРКОВЬ, ТИХОНЬКО ПОСТОЯТЬ В НЕПРИМЕТНОМ УГОЛКЕ, ПО СВОИМ ГРЕХАМ, И ТИХО УЙТИ.
ТаняСем20 ноября 2013, 14:01
Как всегда очень доступно и по-человечески написано!Спасибо автору от души!И очень бы хотелось,чтоб те качества руководителя Церкви,которые описаны в этой статье,были у каждого руководителя и мало-мальского начальника и в миру тоже!!!Но,к сожалению эти статьи они не читают,хотя и считают себя Христианами,и даже в Церковь ходят,и иконы в кабинетах стоят,но увы....прямая противоположность написанному,остается молиться за них,что Господь вразумил и "спустил с небес на землю"!Простите,если кого обидела,может кому-то эти строки и во вразумленье!Прости и меня Господи грешную!
Наталия20 ноября 2013, 13:25
Вот спасибо-то за такой нужный текст. Эта тема очень больная и даже не формулированная пока, и впервые она так ясно и точно представлена. Спаси Господь Марину и батюшек. Сама служила в Епархии, друзей немало служащих в храмах, и везде есть эта проблема - "православной жизни в коллективе", везде большие искушения. Теперь поняла всё лучше. Огромное СпасиБо.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×