Часть 3. Во Франции или у тамплиеров?

О Туринской Плащанице

Части 1, 2, 4

Падение Константинополя и следы Плащаницы в Западной Европе

Разграбление святынь

В результате Четвертого крестового похода Константинополь был взят крестоносцами штурмом в 1204 году и подвергнут страшному разграблению, после которого «Царь городов» уже никогда не смог оправиться. Современник рассказывает: рыцари не пощадили христианских святынь. В церковь Святой Софии они ввели мулов, чтобы нагрузить их сокровищами, и животные пачкали древнюю мозаику пола своими испражнениями, драгоценные украшения храма, золотые и серебряные подсвечники и сосуды рубились мечами, чтобы после быть задешево проданными торговцам. «А прочие церкви в городе и вне города все разграбили, и не сможем ни их перечесть, ни рассказать о красоте их». Веками накопленное талантами, искусством и трудом византийцев исчезло в три дня.

Захват Константинополя в 1204 году Захват Константинополя в 1204 году
    

Грабеж остановился лишь после лунного затмения, которое рыцари сочли знаком свыше. Львиную долю награбленного получили венецианцы в счет долга императора Алексея IV. Остаток поделили между собой крестоносцы. 16 мая 1204 года после долгих споров императором Латинской империи, образованной на месте захваченного Константинополя с прилегающими землями, был избран Балдуин, граф Эно и Фландрии.

Узнав о подробностях деяний крестоносцев, Римский папа Иннокентий III написал Балдуину гневное письмо: «Вы, не имея никакого права, ни власти над Грецией, безрассудно отклонились от вашего чистого намерения, устремились не на завоевание Иерусалима, а на завоевание Константинополя, предпочтя земные блага небесным… И недостаточно было вам исчерпать до дна богатства императора и обирать малых и великих, вы протянули руки к имуществу церквей и, что еще хуже, к святыне их, снося с алтарей серебряные доски, разбивая ризницы, присваивая себе иконы, кресты и реликвии, для того чтобы Греческая Церковь отказалась возвратиться к повиновению Апостольскому Престолу (Риму. – В.Н.), усматривая со стороны латинян лишь изуверства и дела диавольские, и была бы вправе относиться к ним с отвращением, как собакам».

Заметим, что позже крестоносцы точно так же вели себя в православной Руси (тевтоны, ливонцы и «прочие шведы»). В Смутное время (XVIXVII вв.) им наследовали поляки – истовые католики, а в 1812 году – просвещенные светом Великой революции безбожники-французы вместе с протестантами и католиками из десятка стран Западной Европы. Традиция, однако…

Вступление крестоносцев в Константинополь 13 апреля 1204 г. Гравюра Г. Доре Вступление крестоносцев в Константинополь 13 апреля 1204 г. Гравюра Г. Доре
Во время разграбления Константинополя исчезла императорская коллекция священных реликвий. Робер де Клари, хронист Четвертого крестового похода, который видел императорскую коллекцию реликвий в 1203 или 1204 году, писал: «И никто – ни греки, ни французы – не знали, что случилось с этой Плащаницей после захвата города». Упоминаний о Плащанице нет и после 1261 года, когда Константинополь вернулся под власть византийских императоров, и позднее вплоть до 1453 года, когда город был окончательно захвачен турками-османами.

Крестоносцы развернули бойкую торговлю захваченными в Константинополе святынями

Поразительно, но Плащаница не появилась и на общеевропейском «рынке реликвий». Вернувшиеся домой крестоносцы развернули бойкую торговлю захваченными святынями. Среди них: рука Иоанна Крестителя, палец апостола Фомы, голова святого Климента (украденная из храма святой Феодосии в Константинополе и приобретенная аббатством Клюни). Масштабы и формы торговли «священными трофеями» Четвертого крестового похода были столь чудовищны, что IV Латеранский собор в 1215 году под угрозой отлучения от Церкви запретил торговлю и любое перемещение святынь (тогда это действовало). В храмах Западной Европы по сию пору можно увидеть множество реликвий, о происхождении которых экскурсоводы говорят доверчивым туристам, что они были «куплены» в Константинополе.

Стивен Рансимен считает, что «святое полотенце» (sancta toella) вместе со всей священной коллекцией византийских императоров попало в руки короля Франции Людовика IX Святого. В 1247 году он выкупил коллекцию у банкиров, которым в качестве залога реликвии отдал впавший в огромные долги латинский император Константинополя Балдуин II. Особой документ, «Золотая булла», подтверждал право собственности короля. Там же упоминался и Терновый венец Спасителя. Однако имеющееся в «Золотой булле» «святое полотенце» отсутствует в каталоге этой же коллекции, который составил Гарнье де Трайнель, епископ Труа, в дни захвата Константинополя. Нет в нем и никаких других полотен с изображением лика Спасителя.

Возможно, у Людовика IX была часть Плащаницы без изображения. Известно, что за свою историю полотно утратило 60 см.

Можно предположить, что у Людовика была часть Плащаницы без изображения. Известно, что за свою историю полотно утратило 60 см. Действительно, как выяснил Пьетро Савио, в 1248 году Людовик IX подарил часть имеющегося у него полотна епископу Толедо, а по инвентаризации 1740 года во французской королевской коллекции все еще хранился отрезок Плащаницы в 30 см длиной. В 1792 году, во время Французской революции, вся коллекция была уничтожена.

О Плащанице знали не только в Европе, но и на Востоке. Венецианский путешественник Марко Поло писал (около 1298 г.), что внук Чингизхана, хан Хубилай, основатель монгольской династии Юань, правившей в Китае, в 1266 году отправил в подарок Римскому папе особое драгоценное полотно, чтобы в него завернули святую Плащаницу Христа. Кроме интереса Хубилая к христианству это свидетельствует о том, что венецианцы («заказчики» и вдохновители разграбления Константинополя в 1204 г.) знали, что Плащаница находится в руках католиков.

Туринская Плащаница, пропавшая в 1204 году в разгромленном Константинополе, спустя полтора столетия объявилась в 1353 году во Франции как собственность рыцаря Жоффруа де Шарни. Как это случилось, у историков есть несколько гипотез.

Греческий след

«Мы знаем, что святое полотно в Афинах…» – писал папе Иннокентию III в 1205 году Федор Ангел Комнин.

В 1204 году при штурме Константинополя Отон де ля Роше из Франш-Конте, один из руководителей Четвертого крестового похода, захватил городской район Влахерны и храм Пресвятой Богородицы Влахернской, в котором упоминавшийся Робер де Клари последний раз видел Плащаницу. В 1205 году Отон стал первым герцогом Афинским. Именно его называл новым владельцем Плащаницы Федор Ангел Комнин, племянник свергнутого крестоносцами византийского императора Исаака II Ангела Комнина.

Тинторетто. Взятие Константинополя крестоносцами Тинторетто. Взятие Константинополя крестоносцами
    

В своем письме папе Иннокентию III (от 1 августа 1205 г.) Федор описал принцип раздела добычи в Константинополе: «венецианцам – реликвии святых, французам же – то, что было для них самым святым, а именно Плащаницу, в которую наш Господь Иисус Христос был обернут по Своей смерти и перед Своим Воскресением». В письме говорилось: «Мы знаем, что святые реликвии спрятаны в Венеции, во Франции и в других странах, откуда пришли эти грабители, а святое полотно же в Афинах… Пусть грабителям останется золото и серебро, но пусть нам будет возвращено то, что свято».

Николай Отрантский, аббат монастыря в Казоля, побывал в Афинах в 1207 году и потом вспоминал, что видел своими глазами погребальные полотна Спасителя; там же видел Плащаницу папский легат Бенедикт из аббатства святой Сусанны. В те времена это были известные в Западной Европе люди.

Сторонники «афинской версии» происхождения Плащаницы считают, что герцог Афинский Отон мог в 1208 году переслать ее в замок своего отца Роше II в Ла Рош-сюр-л’Оньон в ле Ду около Безансона. А в 1340 году правнучка герцога Отона Жанна де Вержи вышла замуж за Жоффруа де Шарни, который и стал владельцем Плащаницы. Однако противники этой версии возражают, что по документам Плащаницей владел он сам, а не его жена.

Второй вариант «афинской версии» предлагает считать, что до начала XIV века Плащаница хранилась в Афинах у потомков герцога Отона. Готье VI де Бриенн, сын свергнутого и убитого в 1311 году Готье V (кузена последнего в династии Ги II де ля Рош, умершего в 1308 г.), возвращается во Францию, становится коннетаблем Франции и близко знакомится с Жоффруа де Шарни: у обоих земельные владения в Шампани, оба входят в близкое окружение короля, оба погибают в битве при Пуатье. Однако доказательств того, что Готье подарил Жоффруа реликвию, никаких нет.

Версия французского синдолога Бонне-Эймара гласит, что в начале XIII века Плащаница хранилась во франко-греческой семье Шарпиньи из Мореи (Греция). В начале XIV века Агнесса де Шарпиньи могла привезти святыню во Францию, где вышла замуж за Дре де Шарни, старшего брата Жоффруа. Правда, какие-либо документы о передаче Плащаницы отсутствуют и тут.

По гипотезе Пьетро Савио, Плащаница попала во Францию прямо из Константинополя через Филиппа, сына последнего правителя Латинской империи Балдуина II де Куртене, свергнутого в 1261 году императором Никейской (византийской) империи. Филипп мог привезти Плащаницу из Константинополя во Францию в период между 1247 (когда от нее отрезали часть для короля Людовика IX) и 1261 годами. Согласно этой гипотезе, реликвия хранилась в тайне 80 лет, а в 1335 или 1337 году его наследница Жанна вышла замуж за Жоффруа де Шарни, принеся Плащаницу в качестве приданого, с согласия короля.

А.-М. Дюбарль предположил, что с момента обретения Плащаницы Людовиком IX она хранилась тайно в составе коллекции реликвий вплоть до времен короля Филиппа IV Валуа (1328–1350), который и подарил ее Жоффруа де Шарни. Однако это маловероятно. Католические монархи того времени не стыдились ни захваченного, ни украденного и открыто гордились своими реликвиями (о чем свидетельствует пример Савойской династии). Могущественный французский король не стал бы скрывать великую христианскую святыню, если на это не было бы веских религиозно-политических причин.

Эти причины учтены в другой, самой популярной среди синдологов версии, которая принадлежит Яну Вильсону.

Тайна ордена тамплиеров

Вильсон предположил, что после падения Константинополя новыми владельцами Плащаницы могли стать только люди, которые удовлетворяют нескольким важным критериям. Они должны были быть настолько богаты, чтобы не продать святыню, которая стоила баснословную сумму; иметь возможность обеспечить реликвии абсолютную защиту от любых посягательств на протяжении жизни пяти поколений; иметь веские причины столь долго хранить святое полотно в полной тайне; быть благочестивыми христианами, поскольку только для них этот предмет обладал высшей ценностью; иметь какое-то отношение к Жоффруа де Шарни, первому достоверно известному собственнику Туринской Плащаницы в Западной Европе.

По мнению Вильсона, в XIII веке существовала только одна группа людей, удовлетворяющая всем перечисленным требованиям, – это «Нищие рыцари Христовы из Храма Соломона», более известные как военно-монашеский орден тамплиеров.

    

В 1099 году Иерусалим стал государством крестоносцев, но для христианских паломников путь к его святыням оставался трудным и опасным. В 1119 году восемь рыцарей учредили орден для защиты пилигримов в их паломничествах по святым местам. Они назвали свой орден «Нищие рыцари», что было чистой правдой, поскольку одна лошадь у них приходилась на двоих (в память об этом на печати ордена долгое время было изображение коня с двумя всадниками. Согласно другим версиям, два всадника символизируют обет бедности, двуединое служение монаха и воина или смирение, ибо гордец никогда не сядет с кем-то на одну лошадь).

Два рыцаря-тамплиера на одном коне Два рыцаря-тамплиера на одном коне
Средневековый историк и канцлер Иерусалимского королевства архиепископ Тирский Вильгельм писал: «Несколько благородных рыцарей, людей истинно верующих и богобоязненных, выразили желание жить в строгости и послушании, навсегда отказаться от своих владений и, предав себя в руки верховного владыки Церкви, стать членами монашеского ордена. Среди них первыми и наиболее знаменитыми были Гуго де Пейн и Годфруа де Сент-Омер. Поскольку у братства не было пока ни своего храма, ни жилища, король предоставил им временное убежище у себя во дворце, построенном на южном склоне Храмовой горы… Король Иерусалимский Балдуин II, его приближенные и патриарх (латинский патриарх Иерусалима. – В.Н.) со своими прелатами сразу обеспечили ордену поддержку, выделив ему некоторые из своих земельных владений – одни пожизненно, другие во временное пользование, – благодаря чему члены ордена могли бы получать средства к существованию». Штаб-квартира ордена была близ места, где когда-то стоял древний Храм Соломона (т.н. Второй храм был сожжен в 70 г. н.э. римскими легионерами, поэтому в то время на Храмовой горе уже стояли мечети Аль-Акса и Купол Скалы), и это привело к тому, что в Иерусалиме рыцарей стали звать «те, что у Храма», «храмовники», или «тамплиеры» (фр. templiers от «temple» – храм). Тогда орден еще был бедным, малочисленным и безвестным.

Через девять лет на церковном Соборе в Труа (1128) орден был признан официально, а святой Бернар Клервоский доработал его Устав, написал для ордена наставление в виде трактата «Похвала новому рыцарству» и в дальнейшем стал его покровителем. После собора основатели ордена провели успешную вербовку новых членов по всей Европе (Франция, Испания, Англия, Шотландия, Германия, Италия). Орден получил большие пожертвования во многих странах в виде доходов с земель и сами поместья, разбогател и его официальное наименование – «Нищие рыцари» – отошло в тень. В 1139 году папа Иннокентий II издал буллу, согласно которой любому тамплиеру разрешалось свободно пересекать любую границу, орден и его члены освобождались от налогов и не подчинялись никому, кроме папы Римского.

Точно известно, что тамплиеры приняли участие в разделе добычи после захвата Константинополя.

Хелен Никольсон пишет, что тамплиеры сыграли важную роль в Третьем крестовом походе (1189–1192) и Немецком походе (1197–1198). Они также приняли участие в призывах к Четвертому крестовому походу и сборе средств для него в виде компенсаций за снятие крестоносного обета, а также переводе денег и обеспечении прочих поставок на восток. Первая информация о присутствии братьев ордена Храма среди крестоносцев датирована временем после похода в письме папе Иннокентию III от 7 ноября 1204 года от Балдуина Фландрского, ставшего латинским императором в Константинополе. Балдуин отправил Иннокентию письмо, сообщающее о том, что крестоносцы захватили Константинополь (13 апреля 1204 г.). Курьером по доставке этого послания был брат Бароцци (Barozz) из ордена тамплиеров. Он должен был доставить дары папе, а также для своего ордена (в их числе две иконы, частицу истинного Креста и драгоценности). Брат Бароцци происходил из венецианской фамилии и был ранее командором тамплиеров в Ломбардии. Вероятно, он сопровождал крестоносцев из Венеции на восток. В современных событиям источниках отсутствуют упоминания, что тамплиеры сражались во время захвата Константинополя. Однако установлено точно, что, как и прочие монашеские ордена (госпитальеры, тевтонцы), они приняли участие в разделе добычи. Генрих, брат первого императора Латинской империи Балдуина, в письме (от 5 июня 1205 г.) пишет Римскому папе, что все христианские поселения на востоке, «и особенно почтенные братья тамплиеры и госпитальеры, которые вместе с нами», заявляют, что уния восточной и западной церквей, которая наступает с захватом Константинополя, поможет освободить Святую землю и победить всех язычников. В действительности монашеские ордена приобрели в Греции поместья и замки, которые были пожертвованы им захватившими византийские земли франками «из благочестия», чтобы «помочь Святой земле». Очевидно, что кроме земель тамплиеры могли приобрести и какие-то священные реликвии разоренного Константинополя.

По всей Европе и на отвоеванных крестоносцами территориях Ближнего Востока тамплиеры построили сеть неприступных замков. Они стали использоваться для хранения сокровищ ордена, а сам орден превратился в финансовую корпорацию. Рыцари стали банкирами королей и Римских пап, торговали реликвиями и принимали их в качестве залога под ссужаемые деньги. Так что у ордена были средства для приобретения похищенной кем-то из крестоносцев Плащаницы.

Вождь крестоносцев Бонифаций Монферратский, сделав своей резиденцией Фессалоники, тотчас же построил там церковь во имя Нерукотворного Образа.

После взятия Константинополя в 1204 году вождь крестоносцев Бонифаций Монферратский взял себе в жены Марию Венгерскую, вдову византийского императора Исаака II Ангела, рассчитывая на свое избрание на трон Константинополя. Однако венецианцы, финансировавшие поход, провели своего кандидата Балдуина Фландрского. В качестве компенсации Бонифацию были переданы византийские области к западу от Босфора и Крит. Своей резиденцией он сделал Фессалоники. Примечательно, что там незамедлительно была построена церковь во имя Нерукотворного Образа: «Ахейропоэтос» (теперь она называется Эски Кума Куми). Известно, что Бонифаций пожертвовал расположенные в центральной Греции Сидони и Равенники ордену тамплиеров. Когда в 1207 году он умер, его вдова, будучи регентом после смерти мужа, чинила препятствия собственности ордена. Затем Мария в третий раз вышла замуж за крестоносца француза Николя де Сент-Омер (умер до 1219), который правил Фивами и Биотией и позднее вступил в орден тамплиеров (по другим данным, в орден вступил их сын Вильгельм. Напомним, что один из основателей ордена был также из рода Сент-Омер). Таким образом, прослеживается прямая связь между завоевателями Константинополя и орденом тамплиеров, однако доказательств того, что этим путем Плащаница попала в орден, нет.

Вильсон полагает, что первоначально тамплиеры хранили Плащаницу в сокровищнице ордена в Акре. Перед захватом Акры арабами в 1291 году ее переносят сначала в Сидон, затем на Кипр, а в 1306 году в Марсель. Туда ее мог перевезти гроссмейстер ордена Жак Бернар де Моле вместе с другими сокровищами ордена. Из Марселя сокровища переправляют в замок Тампль в Париже. Там перед ней совершали тайные службы для самого узкого круга руководителей ордена.

Реконструкция Тампля в Париже - крупнейшего командорства ордена в Европе Реконструкция Тампля в Париже - крупнейшего командорства ордена в Европе
    

В пользу версии Вильсона о том, что орден обладал Плащаницей, говорит факт наличия у ордена некоей таинственной святыни. Однако вначале надо разобраться, почему она была тайной не только для посторонних, но и для рядовых членов ордена. Исследователи видят причину в невероятной гордыне тамплиеров и особенностях духовной жизни крестоносцев вообще и членов ордена в особенности. На православном Востоке целью земной жизни христианского подвижника было уподобление Христу как Богочеловеку, преображение своей грешной плоти в новую, пересозданную «по Христу» аскезой и действием благодати, обожение падшего, но покаявшегося человека. Главным же духовным импульсом, который двигал крестоносцами и западными христианами того времени, было подражание Христу как земному человеку – бедному, униженному, бродячему проповеднику. (Заметим, что это различие сохранилось и до сего времени. Отсюда такое почитание Рождества Христова на христианском Западе и Пасхи на Востоке. В Рождестве Бог стал страдающим и смертным человеком, а в Пасхе Христос немощное человеческое преобразил в богоподобное бессмертие). Такое подражание земному Христу вело к почитанию всех деталей, связанных с земной жизнью Спасителя.

В ордене тамплиеров развилось особое поклонение «человечеству Господа»

В дополнение к этому в ордене тамплиеров благодаря богословию Бернара Клервоского (католического, а не православного святого) развилось особое поклонение «человечеству Господа». В. Готфри-Уайт, изучавшая влияние богословия Бернара на судьбу тамплиеров, считает, что они находились под воздействием его идеи об «обновлении жизни», окончательной целью которой было «допущение до созерцательной хвалы открывшегося образа Господа Иисуса», и включение их в число тех, о ком псалмопевец говорил: «они ходят в свете лица Твоего, Господи, о имени Твоем радуются весь день» (Пс. 88: 16–17). Вильсон считает, что на этой почве в ордене сформировался культ «святого Образа», и ссылается на его Устав, в котором говорилось: «Если какой воин не сохранит чистоту, то не сможет он ни вечного покоя достигнуть, ни Бога увидеть, по свидетельству апостола Павла: Мир имейте со всеми и чистоту, без которой никто не увидит Господа» (курсив наш. – В.Н.).

Возможно, Вильсон здесь слишком пристрастен, поскольку по евангельской заповеди Христа: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5: 8), что вовсе не связано с культом какого-либо образа. Тем не менее в ордене действительно практиковалось поклонение некоему изображению, причем в обстановке строжайшей секретности. Даже прием в орден был тайным и осуществлялся всегда в храмах ордена, сооруженных по образцу ротонды храма Гроба Господня в Иерусалиме, построенного над местом распятия (Голгофы) и погребения (Кувуклия) Христа (не путать с разрушенным Храмом Соломона на Храмовой горе). Только на определенном этапе продвижения по иерархической лестнице член ордена получал доступ к участию в поклонении таинственной святыне. При этом саму святыню мало кто видел, но ее копии находились во всех отделениях ордена (прецепториях или командориях). Святыня эта известна под странным наименованием – «Голова».

Ее первое представление перед капитулом ордена состоялось при предпоследнем Великом магистре ордена Гийоме де Боже (1273–1291). Согласно показаниям Гюга де Пейро, генерального ревизора и одного из четырех высших руководителей ордена, во время собрания высшего его руководства (генеральной капитулы) в Монпелье (Франция) в 1293 году он видел «Голову» и даже дотрагивался до нее. Таковы факты, которые, по мнению Вильсона, указывают на время, когда тамплиеры стали обладателями Плащаницы.

Гилберт Маршалл - четвертый граф Пемброк, (ум. 1241). Церковь Темпла в Лондоне (Англия) Гилберт Маршалл - четвертый граф Пемброк, (ум. 1241). Церковь Темпла в Лондоне (Англия)
Любовь к таинственности сослужила ордену плохую службу. Поскольку поклонение копиям (или привозимому оригиналу) святыни во всех отделениях ордена сопровождалось строгой секретностью (как, впрочем, и многие мероприятия ордена), то об ордене распространялись слухи один нелепее и чудовищнее другого. Они сыграли на руку французскому королю Филиппу IV, решившему пополнить пустую королевскую казну за счет конфискации сокровищ ордена. Поскольку на тот момент глава Католической церкви папа Климент пребывал не в Риме, а в Авиньоне и был фактически пленником короля, то последнему не составило труда принудить его отдать орден на расправу. В один день 13 октября 1307 года на всей территории Франции были арестованы и заключены в тюрьму все тамплиеры, однако таинственной «Головы» не нашли, хотя король, отдавая приказ об аресте и обыске замков тамплиеров, велел непременно найти ее. По просьбе Филиппа аресты и обыски тамплиеров прошли и в других странах.

Подробности культа «Головы» стали известны из материалов суда над тамплиерами (протоколы допросов инквизиции опубликованы современными учеными, занимающимися историей ордена). Выяснилось, что при приеме в орден каждый новый брат получал веревку, которую должен был носить поверх одежды или на теле. Такая веревка освящалась путем прикосновения к «Голове». В поклонении же самой «Голове» участвовали только руководители ордена и члены капитулов провинций. Некоторые участники ритуальных собраний ничего толком не видели, поскольку при вносе святыни полагалось бросаться ниц на землю. Другие признавались, что при виде святыни их охватывал ужас, так что они не могли на нее смотреть.

«Голова» тамплиеров представляла собой бледный, обесцвеченный лик и «имела четыре ноги – две в передней части фигуры, две в задней».

Инквизиторы, допрашивавшие о «Голове» с особым пристрастием, выяснили следующие подробности. По словам брата Стефана де Труа, это была человеческая голова без каких-либо следов золота или серебра (без драгоценных украшений), бледная, обесцвеченная, с бородой вроде той, какую носят тамплиеры. Брат Гюг де Пейро показал, что он совершал с «Головой» богослужебные действия, причем «эта голова имела четыре ноги – две в передней части фигуры, две в задней». Члены ордена молились этой «Голове», целовали и называли ее «нашим Спасителем». Она представляла собой лик с бородой в натуральную величину «красноватого цвета». Подсудимые говорили также, что «Голова» может охранить тамплиеров от несчастий, «дала ордену все его богатства, что ее силой цветут деревья, а земля дает обильные плоды». «Голова», вероятно, хранилась у Великого магистра. Однако инквизиторы почему-то не выяснили, кому принадлежала «Голова», чье это было изображение.

Вильсон считает, что эти описания «Головы» указывают на Плащаницу, и убежден, что у тамплиеров она была сложена, как Мандилион у византийцев (до размеров лика в натуральную величину), но тот, кто ее разворачивал, видел «четыре ноги». Интересно, что в «Хрониках Сент-Дени» утверждается, что «Голова» казалась «куском древней кожи, как бы забальзамированной и напоминающей гладкое, блестящее полотно». Видевшие Плащаницу могут согласиться с этим описанием, замечает Вильсон. Что касается страха, вызываемого святыней, то в те времена повсеместно страх вызывало любое изображение Спаса Нерукотворного. Так, Римский папа Александр III (1159–1181) приказал, чтобы хранящаяся в часовне Sancta Sanctorum икона «Ахеропита» (Нерукотворный образ. – В.Н.) была завешена вуалью, ибо ее вид вызывает опасный для жизни страх. На почитание тамплиерами в культе «Головы» Нерукотворного образа указывает и день, когда «Голову» показывали рядовым членам ордена во время торжественной процессии, совершаемой 1 июля. Это католический праздник День Пресвятого Образа.

На переднем плане Вильям Маршалл I, первый граф Пемброк (ум. 1219). Церковь Темпла в Лондоне (Англия) На переднем плане Вильям Маршалл I, первый граф Пемброк (ум. 1219). Церковь Темпла в Лондоне (Англия)
Тем не менее орден был обвинен в ереси, богохульстве, кощунствах, поклонениях сатане и т.п. Арестованных пытками заставили признаться в предъявляемых обвинениях. Орден был распущен, его имущество конфисковано, а последний Великий магистр Жак де Моле и многие другие члены ордена сожжены на костре как еретики. Считается, что король Филипп IV не нашел «Голову» тамплиеров, иначе бы его обвинения в адрес ордена рассыпались. Или напротив, Плащаница была найдена и по той же причине тайно хранилась в королевской сокровищнице. Современная историческая наука и Римско-католическая церковь сняли с ордена все обвинения, однако мотивы, по которым руководители ордена предали себя на сожжение, но не раскрыли тайны своей святыни, остались неизвестны.

В Англии орден имел 50 командорств и еще пять в Ирландии и Шотландии, которые подчинялись лондонскому Тамплю (от него сохранился только храм, построенный тамплиерами в XII веке, – церковь Темпла с захоронениями рыцарей).

В 1951 году в селении Темпелкомб (графство Сомерсет, Англия) в одном доме была обнаружена доска с изображением в натуральную величину лица мужчины с рыжеватой бородой. Доска имела отверстие под отсутствующую ручку и напоминала крышку от ящика. Эксперты определили, что изображение сделано иконописцами тамплиеров и соответствует описаниям «Головы». В 1185 году именно в этом селении орден получил землю и построил школу для обучения новоначальных членов ордена перед отправкой на Ближний Восток.

Изображение поражает своим сходством с византийскими копиями Спаса Нерукотворного. Сейчас оно находится там же, в Темпелкомбе, в церкви Божией Матери. В том же графстве в Северном Норфолке на территории принадлежавшего тамплиерам аббатства (1170–1312) была обнаружена каменная голова, а на портике церкви Вигтон барельеф: оба изображения аналогичны лику на Плащанице.

Не является ли доска из Темпелкомба крышкой ларца–Грааля, в котором Плащаницу привозили в Англию?

Интересна гипотеза о связи Плащаницы и Грааля. По наиболее распространенной версии легенды, Грааль – это чаша, из которой Христос причащал апостолов во время Тайной Вечери и в которую потом Иосиф Аримафейский собрал капли крови распятого Христа. Однако в ранних текстах Грааль трактуется как камень, некая драгоценная реликвия и даже как своеобразная скатерть-самобранка, способная напитать всех гостей в замке. В 90-е годы прошлого века Ноэль Каррер-Бригс выдвинул гипотезу, согласно которой Грааль был дорожным ларцом для хранения и перевозки Плащаницы. Тогда доска-икона из Темпелкомба могла быть крышкой ларца, в котором Плащаницу привозили в Англию между 1298 и 1310 годами (по радиоуглеродной датировке доски).

Templecombe, командорство, основано в 1185 году, к началу процесса против тамплиеров здесь находилось четыре храмовника. Этот городок знаменит часовней, возможно принадлежавшей ордену, где сохранилась икона с изображением напоминающим Туринскую Плащаницу. http://www.templarhistory.ru/templars_in_England/ Templecombe, командорство, основано в 1185 году, к началу процесса против тамплиеров здесь находилось четыре храмовника. Этот городок знаменит часовней, возможно принадлежавшей ордену, где сохранилась икона с изображением напоминающим Туринскую Плащаницу. http://www.templarhistory.ru/templars_in_England/
Цель всех описанных построений Вильсона и согласных с ним исследователей – попытаться связать первого известного владельца Плащаницы Жоффруа де Шарни с приором ордена тамплиеров в Нормандии Жоффруа де Шарни, сожженным на костре инквизиции вместе с магистром ордена 18 марта 1314 года. Однако и эта связь всего лишь гипотеза, также трудно доказуемая, как и версия о пребывании Плащаницы у тамплиеров.

У гипотезы Вильсона есть много серьезных критиков. Один из них, Малкольм Барбер (Malcolm Barber), специалист по истории ордена тамплиеров, заканчивает свой разбор доводов Вильсона такими словами: «Цепь построений исследователя кажется весьма хрупкой, поскольку опирается почти исключительно на показания тамплиеров во время суда… За исключением идолов, описанных в показаниях, все другие доказательства, собранные мистером Вильсоном, лишены основательности и стройности и остаются лишь серией отдельных свидетельств, не выстраивающихся в цельную схему. Нужно констатировать, что вопрос о судьбе Плащаницы до ее обретения в 1389 году остается открытым».

Изображение из командорства Темплкомб Изображение из командорства Темплкомб
    

(Окончание следует.)

Части 1, 2, 4

Владимир Немыченков

17 апреля 2014 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Ч.2. Реликвии истинные и мнимые Ч.2. Реликвии истинные и мнимые
О Туринской Плащанице
Ч.2. Реликвии истинные и мнимые Часть 2. Реликвии истинные и мнимые
О Туринской Плащанице
Владимир Немыченков
Вывод ученых однозначен: сударь из Овьедо и Плащаница покрывали лицо Одного и Того же Человека.
Плащаница или Мандилион? Плащаница или Мандилион?
О Туринской Плащанице
Плащаница или Мандилион? Часть 1. Плащаница или Мандилион?
О Туринской Плащанице
Владимир Немыченков
Сопоставляя исторические данные об изображениях Иисуса, пользующихся славой нерукотворных (Плащаница, Сударион, Мандилион), ученые пришли к выводу: во всех случаях речь шла об одной и той же ткани.
Загадка Воскресения Загадка Воскресения
Интервью с Александром Беляковым о Туринской Плащанице
Когда я вовлёкся в эти исследования, то понял: Плащаница явлена не для неверующих, а именно для верующих. Это образ того воскресения, который мы все, христиане, ожидаем и для себя. Это не только событие «альфа», с которого началось христианство, но и «омега» – наше будущее. Если Лазарь был воскрешён Иисусом – то он воскрес для этой жизни. А то воскресение – оно будет в новой природе, в новом теле, это будет обожение по плоти.
Комментарии
Володимир Довжик18 июня 2014, 23:51
Страх перед Образом Спаса Нерукотворного ой ли! Не думаю что Правосланые Боялись аж до смерти, почитали Благоговейно, любили Образ Христа Спасителя, но уж точно не Боялись до смерти! Сами Тамплиеры? Вполне возможно верхушка была дьяволопоклониками, на пустом месте слухи о поклонении нечистой силе, врядли б пошли! Совсем Христианский поступок Латинян грабеж Константинополя, а возмущение Папы Римского, слова слова! Ведь на деле, почему не возратил Грекам святыни? А разговоры Крестоносцев про унию... Кому это выгодно Папскому Престолу! Тамплиеры за деньги здавали своих мусульманам! Я и такое про них читал, да и корни современного масонства некоторые иследователи возводят к Тамплиерам, и хотя это не провереные даные... Страный интерес самих Масон к истории Тамплиеров! Да и некая Голова (которую приписывают к Плащанице) что это действительно Христианская святыня? Не может из одного источника течь сладкая и горькая вода, а голова приносящая? мирское богатство погубившие Братство...
Юрий22 апреля 2014, 11:29
Интересно вы про тамплиеров пишите, что мол зря их инквизиции подвергли. А для чего они веревку на шее носили? Может Иуде Искариоту подражали? Сейчас кстати масоны при посвящении веревку на шее тоже носят.И тоже у них тайное общество.
А в церкви нет секретов и все могут получить доступ и к святыням и к знаниям.
Димитрий17 апреля 2014, 17:09
Владимир, большое Вам спасибо, очень интересно! Хочется, чтобы побольше (и почаще) появлялось таких исторических исследований на тему наших святынь.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×