О духовной жизни

Мы все очень часто слышим, произносим сами эти слова – «духовная жизнь». Однако далеко не всегда они бывают наполнены одним и тем же смыслом. Порою мы видим, как слово «духовность» произносят люди, чей образ жизни, поведения однозначно свидетельствуют о том, что они вряд ли вообще могут иметь какое бы то ни было представление о том, что это такое. Впрочем, зачастую очень смутное представление о духовности приходится наблюдать и у людей церковных. Поэтому прежде, чем начинать эту беседу, я уточню, что в собственном смысле духовная жизнь есть жизнь человеческого духа.

    

Мы знаем, что человек, согласно учению святых отцов, трехсоставен, – при этом имеются в виду дух, душа и тело. (Некоторые святые отцы говорят, что человек двухсоставен, имея в виду душу и тело, и при этом считают, что дух – это некая способность, высшая сила человеческой души, так что это различие во мнениях не меняет сути.) Если говорить о человеческом духе, то, наверное, точнее всего можно объяснить, что это такое, словами Священного Писания, Книги Бытия, о том, как Господь, сотворив человека, вдохнул в его лицо дыхание жизни (Быт. 2: 7). Вот это самое дыхание жизни, этот дух, который в человеке, который, как сказано, от Бога пришел и к Богу отходит (см.: Еккл. 12: 7), – это есть то, что проявляется в нас некоей неутолимой, постоянной жаждой Бога; то, что в нас служит источником подчас подсознательного, нам самим непонятного стремления к Богу, нашей потребности в Нем. И, казалось бы, раз мы имеем дух, который к Богу стремится, то совершенно естественно для нас духовной жизнью и жить. Но оказывается, что в человеке после грехопадения совершенно нарушилась та иерархия сил, стремлений, желаний, которая была присуща ему первоначально. И, как говорят некоторые церковные писатели, человек уподобился перевернутой пирамиде: должен был быть выше всего дух, затем душевные потребности, а потом уже непосредственно потребности плотские, всем нам хорошо знакомые. Оказывается же всё совершенно иначе: у нас первыми идут потребности нашей плоти, они, в свою очередь, воздействуют определенным образом на душу и на ее потребности, а дух оказывается совершенно задавлен и плотью, и душой. Под душой, под ее потребностями мы в данном случае понимаем человеческие отношения, сферу земных привязанностей, пристрастий, удовольствий, которые сами по себе не греховны, но которые, безусловно, гораздо ниже, нежели те радости и те устремления, которые свойственны духу. И получается, как я уже сказал, что дух в нас совершенно задавлен.

Каждый из нас приходит в храм, молится дома, читает какие-то книги о спасении и, опять-таки, о духовной жизни. И каждый раз, делая всё это, мы не можем не ощущать, что на нашем сердце как бы лежит некая пелена нечувствия. Мы молимся – но можем ли мы сказать, что на каждое слово молитвы откликается наше сердце? Нет, зачастую это бывает не так. Мы приходим в храм, и огромное количество каких-то посторонних мыслей, воспоминаний, забот, попечений овладевают нашим умом и сердцем. То же самое порой происходит и при чтении. Вот приходит человек и говорит: «Батюшка, я начал читать такого-то святого отца; я читаю одну страницу, вторую страницу, десять страниц, а потом задаюсь вопросом: “А что я прочел?” И не могу ответить себе на этот вопрос, потому что не помню». Или же человек садится читать книгу и засыпает. Его бессонница мучила, а когда он читать начал, сон тут же им овладел. Почему? Потому что настолько тяжело нам дается этот духовный труд. Тяжело – поскольку, опять-таки, наш дух постоянно находится в задавленном, угнетенном, неестественном для него состоянии. И только лишь в какие-то отдельные моменты мы чувствуем, как наше сердце оживает. Мы чувствуем, как во время службы нас увлекает то или иное песнопение, то или иное молитвословие. Мы чувствуем, когда становимся молиться, как какая-то молитва не только произносится устами, но и исходит собственно из нашего сердца, и мы понимаем, с чем, почему, зачем обращаемся к Богу, так что наша молитва превращается в то, чем она действительно должна быть, – в разговор нашей души с Богом. Это время, когда в нас действует Божественная благодать, которая как бы показывает нам, что на самом деле может с нами быть, какими могут быть наши взаимоотношения с Богом, какова может быть жизнь нашего духа. Но потом это состояние проходит, и мы снова сталкиваемся с повседневностью, так что вновь всё оказывается погребено под какими-то житейскими заботами, нуждами, нашими физическими состояниями. И возникает, конечно, вопрос: можем ли мы этим процессом хотя бы в какой-то степени управлять, зависит ли он от нас, от нашей воли, или же мы всецело преданы этому состоянию – плотскому и душевному – и никак не можем стать людьми духовными, как бы мы ни бились?

Если мы посмотрим на все те аскетические делания, которые имели место в жизни святых отцов и подвижников благочестия, то увидим, что это и есть средства, направленные на то, чтобы ослабить узы плоти, душевных привязанностей и пристрастий и дать силу и свободу нашему духу. На самом деле его не надо как-то специально укреплять, растить – он сам, как только почувствует свободу, отдастся своему естественному стремлению к Богу. И мы тогда увидим, какой его жизнь может быть.

Бывает очень большой ошибкой, когда человек воспринимает те делания, о которых я сейчас говорю, будь то пост, бдение, предстояние Богу в молитве, как-то изолированно и считает, что каждое из них имеет ценность само по себе. Безусловно, ни один наш подвиг сам по себе ценности иметь не может. Мы трудимся, мы подвизаемся, мы постимся и чего-то не едим, мы еще от чего-то отказываемся – и всё это нужно не Богу, а нам самим. И только лишь тот результат, к которому должен этот труд привести, является по-настоящему ценным.

Листья и плоды Листья и плоды
    

Чтобы не давать себе повода гордиться, нужно вкушать пищу так, чтобы даже еда влекла нас к смирению.

Один древний святой отец уподобил телесное, внешнее делание человека листьям на дереве, а те добродетели, которые человек должен стяжать, – собственно плодам. Я постараюсь объяснить на примере, что представляет собой та цель, к которой нас средства подвижничества должны вести. Вот, скажем, пост. Безусловно, сам по себе человек не может сильно измениться оттого, что он ест больше или меньше, – это может повлиять на его физическое состояние, на его вес, на какие-то другие характеристики организма, но само по себе неядение духовного состояния человека изменить не может. Это изменение происходит тогда, когда человек начинает поститься, как говорят святые отцы, в духовном разуме. Что это значит? Прежде всего человек начинает относиться к еде как к дару Божиему – не просто как к тому, что он может купить в магазине, приготовить и съесть столько, сколько захочется, а как к тому, что дает ему для пропитания Господь. Когда-то протопресвитер Александр Шмеман написал такие интересные слова: он сказал, что с его точки зрения еда – это овеществленная любовь Божия. Человек нуждается в том, чтобы чем-то питаться, – и Господь создал многоразличные продукты, которыми человек себя может пропитать, это забота Бога о человеке. Но вместе с тем еда – это и некое удовольствие, и мы можем есть по необходимости, а можем есть ради услаждения. И вот когда мы решаемся ради удовольствия не есть, а есть только ради необходимости, то пересекаем ту границу, которая отделяет нас от поприща борьбы со страстями. Мы себе впервые отказываем в некоем наслаждении, которое каждому из нас хорошо знакомо, привычно. Мы говорим себе: вот столько я съем, потому что это действительно нужно, а вот это я есть не буду. И тогда вдруг оказывается, что у нас появляются силы своей плоти отказывать в каких-то других удовольствиях, каких-то других потребностях, которые не являются собственно необходимыми, которые являются следствием ее испорченности и поврежденности грехом. И человек становится немного свободнее. Ну и еще, наверное, когда речь идет о посте, нужно принять во внимание то, что говорит на эту тему преподобный авва Дорофей. Он говорит, что человек должен не только ограничивать себя в еде и вкушать пищу в определенную меру. Человек, когда ест, должен, во-первых, благодарить Бога, а во-вторых, должен себя укорять, вспоминая тех, кто подвизался в посте очень строго, как он подвизаться не может. Почему это бывает необходимо? – Потому что нередко человек постящийся, как ни странно, начинает тем, что он постится, гордиться. И чтобы не давать себе повода к этому, нужно вкушать пищу так, чтобы даже еда влекла нас к смирению.

Выработав навык молиться внимательно, мы заметим изменения, которые и в нашей внутренней жизни станут происходить.

Лествица Иоанна Лествичника Лествица Иоанна Лествичника
Если говорить о таком подвижническом делании, как чтение, то мы должны к нему тоже подходить разумно. Можно читать для того, чтобы узнавать что-то новое. Можно читать для того, чтобы потом учить других людей. А можно читать для того, чтобы потом в конечном итоге над этими другими людьми надмеваться, кичиться тем, что они не знают того, что известно нам. Опять-таки, это порой становится поводом для гордости. А ведь читать человек должен с совершенно другой целью: чтобы в книгах святоотеческих, как в некоем зеркале, увидеть свое устроение. Мы должны читать и сравнивать то, что пишет тот или иной святой отец, со своим духовным состоянием. О какой-то страсти идет речь – а как во мне эта страсть действует? Указаны какие-то способы борьбы – а пользуюсь ли я этими способами или просто поступаю по страсти? А может быть, я даже не хочу замечать, что поступаю по страсти, а просто живу так, как мне хочется, и всё? То есть чтение тоже должно превращаться в элемент очень серьезной работы над душой. То же самое касается молитвы – ведь молиться можно очень по-разному. Можно прочитывать молитвенное правило, которое у каждого из нас есть, и считать, что этого в принципе вполне достаточно. А можно каждый раз за молитву буквально биться: вот мы встаем молиться, перед нами стоит задача постараться не отвлекаться и ум заключать, как говорит преподобный Иоанн Лествичник, в слова молитвы. Когда мы начинаем молиться так, то вдруг замечаем, насколько же это трудно, насколько – без преувеличения – мучительно: наш ум заключаться в слова молитвы не хочет, он постоянно отбегает, всё время где-то скитается – порой не просто в каких-то иных делах, а буквально в других частях земного шара и вселенной, – и нам очень трудно бывает его на место водворить. Но постепенно появляется навык молиться более внимательно, и мы начинаем замечать в себе изменения, которые и в молитве, и в нашей собственной внутренней жизни происходят. И так можно сказать о каждом делании. Даже если мы берем на себя такой труд, как бдение, – хотя, наверное, современному человеку не стоит себя особенно ограничивать в сне, – это тоже обязательно должно приводить человека к состоянию смирения, а не к состоянию некоего надмения и кичения тем, что он такой вот замечательный подвижник. Ведь что такое вообще эта ночная молитва, о которой мы читаем у многих святых отцов? Дело в том, что, согласно некоторым толкованиям, Страшный суд и Второе пришествие Спасителя должны произойти глубокой ночью, когда никто не будет ожидать этого. И вот приходит ночь – и человек встает, молится и просит Бога о том, чтобы его это пришествие не застало неготовым, чтобы его Господь застал трудящимся и пребывающим в покаянии. А если человек действительно пребывает в покаянии, то для гордости поводов уже не находится.

Я вкратце сказал о тех деланиях, которые должны быть нам присущи как людям, стремящимся оживить свой дух и освободить его из той подавленности, в состоянии которой он находится. Но самое главное, безусловно, не эти делания как таковые, ибо они, как я уже сказал, всего лишь навсего средства. Основа духовной жизни, ее центр, ее средоточие – это наши личные взаимоотношения с Богом. И очень важно понять, что самое главное, к чему ведут все подвижнические делания, – это жизнь в ощущении присутствия Бога, а еще определеннее говоря – жизнь с Богом.

В жизни есть масса вещей, о которых мы в принципе не задумываемся. Мы дышим воздухом – он есть, но мы не ценим его до тех пор, пока не ощущаем в нем недостаток. То же самое можно сказать о воде, о пище, о климатических условиях, в которые мы помещены. То есть, как правило, когда нам хорошо, мы ничего не замечаем – и обращаем внимание на что-то только когда нам становится плохо. И вот такое же отношение зачастую присуще людям и к Богу. Господь поддерживает нас в состоянии бытия – не будь Его воли нас в этом состоянии поддерживать, наше существование моментально прекратилось бы – а вспоминаем мы о Нем тогда, когда что-то в нашем привычном течении жизни нарушается: когда приходит болезнь, уходят в иной мир близкие, возникают другие тяжелые обстоятельства. Преподобный Иоанн Лествичник говорит: как вода, стесняемая со всех сторон, поднимается вверх, так и наша душа в стесненных условиях восходит к Богу. Действительно, тогда всё забывается и вспоминается Тот Один, Который может помочь. Но к этому состоянию – состоянию восхождения к Богу – нам нужно стремиться приходить и без внешних искушений, испытаний, то есть стремиться к этому тогда, когда у нас всё вроде бы хорошо.

Когда мы вспоминаем о Боге как о чем-то внешнем по отношению к нам, то это не есть собственно память о Боге.

Как этого достигнуть? Мы можем такой эксперимент предпринять – а на самом деле это не просто эксперимент, а то, что должно стать делом нашей жизни. Вот пробуждаемся мы утром и с момента пробуждения думаем о том, что для нас сегодня самое важное – не забывать о Боге или хотя бы как можно чаще о Нем вспоминать. А потом проходит день, и мы себя испытываем, как этот день был прожит, какую часть этого дня мы помнили о Боге и как часто мы о Нем забывали. И оказывается, что на самом деле о Боге мы забываем очень и очень часто. Мы говорим, не помня о Боге, мы действуем, не помня о Боге, мы едим, не помня о Боге, – причем мы можем даже помолиться перед едой, но о Боге не вспомнить. И самое поразительное, что мы порой стоим в храме на службе, слушаем то, что читается и поется, – и не помним при этом по-настоящему о Боге; мы умудряемся помолиться дома и по-настоящему не вспомнить о Боге. Как это возможно? Дело в том, что когда мы вспоминаем о Боге как о чем-то внешнем по отношению к нам, то это не есть собственно память о Боге. Это можно вот с чем сравнить: в нашей жизни есть масса людей, с которыми мы знакомы и в принципе о них помним, но они не занимают нашего сердца и нашего внимания по-настоящему. Порой на таком же месте в нашем сознании находится и Господь… А можно привести другую аналогию: есть в нашей жизни порою какой-то один, а может быть, два-три по-настоящему близких для нас человека. И когда с кем-то из этих близких людей что-то происходит – например, человек заболевает, ему угрожает какая-то опасность, – мы ни о чем, кроме него, думать не можем, наше внимание постоянно приковано к нему. Вот примерно то же самое должно быть и с нашим отношением к Богу: наши мысли, наше сердце должны быть заняты Им.

Свт. Феофан Затворник Свт. Феофан Затворник
Многие из вас, наверное, читали произведения великого угодника Божия, подвизавшегося в нашем Отечестве, – святителя Феофана Затворника, которые до нашего времени сохранились как некий удивительный дар, или по крайней мере слышали их названия. Так вот, одна из его книг так и называется: «Что есть духовная жизнь, и как на нее настроиться». И, наверное, нигде так ясно и так просто не сказано о различных проявлениях духовной жизни, ее сторонах, сложностях, как там. Помимо этого у святителя Феофана есть масса писем, которые он писал разным людям, находящимся в конкретных обстоятельствах и обращавшихся к нему с конкретными вопросами. Эти письма, собранные в несколько томов, тоже являются драгоценным свидетельством о том, как человек к жизни духовной по-настоящему восходит. Безусловно, святитель Феофан в этих письмах изложил свой собственный опыт подвижнической, аскетической жизни, и я думаю, что если вы возьметесь за такой труд – прочитывать в день хотя бы одно-два письма и постоянно к этому чтению возвращаться, то ваша душа этим чтением будет согреваться и направляться на тот путь искания Бога, на который мы обязательно должны встать.

Человек, живущий духовной жизнью, ощущает свою постоянную связь с Господом. Мы должны чувствовать, что без Него не можем жить, без Него не можем обойтись; мы должны ощущать, что если на какое-то мгновение о Нем забыли, у нас словно почва из-под ног ушла, и должны о Нем тотчас же вспомнить. Каким образом приходит к этому человек? Вы знаете, что есть учение святых отцов о непрестанной молитве. Но я не буду говорить таких высоких слов, как непрестанная молитва, нерассеянная молитва, зрительная молитва, – я скажу о том, что мы должны подвизаться в молитве постоянной, то есть наш ум не должен быть непрерывно занят какими-то размышлениями, переживаниями и беспокойствами о земном: когда нам нужно обдумать то или иное дело, размышлять на эту тему интенсивно и продуктивно мы можем 5–10, максимум 15 минут. Мы же размышляем порой днями и ночами, и это размышление носит скорее разрушительный для нас, нежели созидательный характер. И поэтому нам для того, чтобы подумать, надо выбрать какое-то определенное время, которое должно быть этому посвящено, а всё остальное время нужно стараться обращаться к Богу и молиться. При этом молитва способна нас в гораздо большей степени просветить и вразумить в непростых обстоятельствах и ситуациях, нежели все эти наши мечущиеся из стороны в сторону помышления. И в то же время эта постоянная молитва – хотя она может быть еще недостаточно внимательной, может быть рассеянной, может не касаться по-настоящему глубоко нашего сердца – является для нас тем самым условием, при котором наш дух в какие-то моменты может пробуждаться и к Богу устремляться. И, кроме того, надо еще помнить: Господь, когда видит, что человек трудится, начинает ему помогать. И человек обретает те дары, которых своими силами он бы, безусловно, стяжать не сумел.

Научи меня, Господи, по Тебе тосковать – мучиться, страдать, скорбеть, когда я не имею постоянного общения с тобой!

Молиться в течение дня нужно не только молитвой Иисусовой или какой-то другой краткой молитвой – нужно, помимо этого, приобрести опыт обращения к Богу в тех нуждах, в тех трудных положениях, в которых мы испытываем необходимость Божией помощи. А испытываем мы необходимость в ней не только тогда, когда у нас в житейском плане что-то произошло, или когда на работе кто-то обидел, или дома что-то случилось. Мы имеем определенные духовные нужды: например, видим, что нам не удается молиться внимательно. Кого нужно просить о том, чтобы научиться внимательно молиться? Конечно, Бога. Мы чувствуем, что нам не удается справиться с какой-то страстью; мы понимаем, что сейчас идем куда-то, где будет масса поводов для того, чтобы та или иная страсть в нас снова восстала; мы ощущаем, что постоянно увлекаемся во что-то, что для нас, страшно сказать, интереснее Бога, привлекательнее Бога, нам страшно от этого, но ничего поделать с собой мы не можем. И нужно обращаться со всем этим к Богу, просить Его помочь. А то ведь бывает так, что есть мысль «Не надо о Боге забывать, надо помышлять о Нем», но есть и какое-то дело, которое для нас приятно и которое трудно совместить с памятью о Боге. Это может быть не какой-то явный грех, но любое предпочтение чего-либо Богу становится для нас грехом. В этом случае мы можем обращаться к Нему с молитвой и говорить: «Господи, помоги мне ни в чем не находить удовлетворения, кроме Тебя, ни в чем не находить подлинной радости, кроме Тебя. Научи меня, Господи, по Тебе тосковать – мучиться, страдать, скорбеть, когда я не имею постоянного общения с тобой». И Господь в ответ на молитву человека даст просимое, то есть его душа действительно начнет Бога искать; Господь его со всех сторон по его же собственной просьбе утеснит, и человек естественным образом к Нему устремится.

В целом духовная жизнь – это то, о чем можно рассказать в неких общих чертах, но что это на самом деле такое, каждый человек узнаёт только лишь тогда, когда к этой жизни приступает, когда начинает ею жить, когда она становится его собственной жизнью и начинает в его бытии преобладать. А до того все разговоры о ней носят в значительной степени внешний характер. Это всё равно что пытаться представить себе по описаниям какое-то блюдо, которое мы никогда в жизни не пробовали и не знаем, какой у него вкус. А когда человек хотя бы раз духовной пищи вкусит, то вкус ее он уже не забудет и будет испытывать потребность к этому духовному вкушению раз за разом возвращаться.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Как оживлять свою душу Как оживлять свою душу
Игум. Нектарий (Морозов)
Как оживлять свою душу Как оживлять свою душу
Игумен Нектарий (Морозов)
И мы рискуем не жить, а существовать, прозябать, спать, если… Если не решимся-таки – и тревожить, и мучить, и понуждать.
Практические советы относительно повседневной жизни христианина Практические советы относительно повседневной жизни христианина
Старец Ефрем (Мораитис)
Прирождённый проповедник, прошедший школу умного делания, братолюбивый пастырь, упорно взыскующий усердия своих чад, о. Ефрем имеет в своём арсенале всё разнообразие Православной духовности, его пронизанные тёплой заботой проповеди и наставления изобилуют ссылками на Священное Писание, примерами из жизнеописания древних подвижников Православной веры, яркими суждениями Отцов Церкви.
Голод по Богу Голод по Богу
Митр. Лимасольский Афанасий
Голод по Богу Голод по Богу
Митрополит Лимасольский Афанасий
Мы часто спрашиваем, не грех ли то или другое. Например, грех ли курить? Грех ли пить? Грех ли ходить на дискотеки? Это неправильные вопросы.
Комментарии
Квгения18 апреля 2016, 23:00
Дорогая Ирина!!! Если Вы действительно не хотите биться как рыба об лед. Помолитесь Отцу нашему небесному и пойдите в любую больницу и окажите помощь тому, кому некому помочь. Вот тогда оказывая помощь ближним, страдая вместе с ними, переживая о них Вы будете с Богом всегда. И не надо будет взывать. Исполняя его заповеди блаженства Вы приблизитесь к нему как ракета. Простите за совет. Попробуйте и обретете мир, радость и душевный покой.
Анатолий26 августа 2014, 16:00
Очень полезная статья! Спасибо!
сергей20 августа 2014, 23:00
В целом духовная жизнь – это то, о чем можно рассказать в неких общих чертах... А лекции пофессора ОсиповаА.И.? А его книга "Путь разума в поисках истины" гл.8 где на 68 стр. изложено подробно и убедительно на основании трудов Святых отцов духовный путь человека и не в бщих чертах.
Ольга 9 августа 2014, 17:00
Спаси Господи за статью! Заставляет всерьёз задуматься о своей духовной жизни. Помоги Вам Бог!
Nadin 8 августа 2014, 17:00
Огромное спасибо за полезные наставления!
Татьяна Злобина 1 августа 2014, 22:00
Большое спасибо за статью!
р.Б.Иулия 1 августа 2014, 18:00
Спасибо, батюшка! Сереге - почему же не стОит? Можно и словами из Евангелия, а можно, к примеру, и из вечерних молитв - "Господи, сподоби мя любити Тя от всея души моея и помышления и творити во всем волю Твою."
Оксана 1 августа 2014, 12:00
Спасибо большое!
Михаил31 июля 2014, 19:00
Спасибо за необходимую истину и простоту(не затягивания) изложения.
Ирина31 июля 2014, 17:00
Слава Тебе, Господи, слава Тебе! Посылаешь Слова Твои живительные через пастырей Твоих, которым заповедь дал о пасомых. Отец Нектарий, кланяюсь Господу и Вам за труд и попечение об овцах, пасущихся в стране далече. Как мне хочется уже много лет приехать в Россию, исповедаться, послушать Вас! Но Господь укрепляет на расстоянии и находишь в Ваших статьях в Нужный час ответ, и приходит ясность, радость и мир.И с каждой встречей с Вами в статьях-размышлениях ощущаешь, что это не просто один из многих хороших пастырей, а тот, твой, который вовремя почуствует, вовремя направит, вовремя утешит, хотя и не видел тебя, и не знал тебя по-человечески. А ,может и видел тебя духовно, под смоковницей, как когда-то Господь. Может устанавливается невидимая, но сердцем ощущаемая связь, с человеком, с духом его через слово им написанное. Ведь Бог есть Слово! И я немощная только могу благодарить Господа моего, пастыря Его. А в синодик сердца своего напишешь еще одно имя, дорогое сердцу;"Игумена Нектария" Дивны дела Твои, Господи! Хочется только твердить:"Слава Тебе, показавшему нам Свет!" Даруй ему,Господи, подай ему, Господи, многая лета, многая лета, многая лета!
Кристина31 июля 2014, 11:00
Спаси Вас Господи! Такие живительніе слова!
Мария31 июля 2014, 08:00
Спаси Господи, батюшка отец Нектарий!
Игорь Шохин31 июля 2014, 02:00
В малом не верны. Кто над большим нас поставит? Прости Господи нас грешных.
Алексей30 июля 2014, 23:00
Так и есть со мной!!1 Спасибо!!! Алексей.
МАРИЯ30 июля 2014, 19:00
Батюшка.о.Нектарий!Вы публикуете статьи.которые помогают людям разобраться в духовной жизни и измениться,даете возможность исправить свои поступки.свои мысли... Вы очень помогаете словом.умеете выразить то.что беспокоит,но никак не формулируется словами.А самое главное-я Вам верю,Вы все это прошли сами и поделились с нами. Спаси Господи. Не пропадайте надолго.мы ждем Ваши статьи.р.б.Мария
Натплич30 июля 2014, 19:00
Эх, как все верно сказано! Спаси Бог всех нас!
Анна30 июля 2014, 16:00
Многая и благая Вам лета, батюшка Нектарий. Огромное спасибо, прямо в душу заглянули.
Серега?30 июля 2014, 16:00
В этом случае мы можем обращаться к Нему с молитвой и говорить: «Господи, помоги мне ни в чем не находить удовлетворения, кроме Тебя, ни в чем не находить подлинной радости, кроме Тебя. Научи меня, Господи, по Тебе тосковать – мучиться, страдать, скорбеть, когда я не имею постоянного общения с тобой». Это, как говорят математики, "от противного" -- ничего особо плохого в этом термине и методе нет, но как-то в тоску вгоняет... Как-то о тоске и скорбях -- опасаюсь "на это и напроситься". А может быть наоборот, как-то так: «Господи, помоги мне находить подлинную радость в общении с Тобой, и не нуждаться в иной радости, кроме Тебя. Помоги, Господи, моему неверию»... Или не стОит ?
людмила30 июля 2014, 15:00
спаси вас Господи о.Нектарий.как вы хорошо написали,читаю и думаю (очень нескромно)--это все про меня написано
Татьяна30 июля 2014, 14:00
Будто душу прочли.Низкий поклон!
Татьяна30 июля 2014, 14:00
Большое спасибо, отец Нектарий! Но как же тяжело жить духовной жизнью в современном мире, и очень часто нападает уныние и страх от того, что ты так далек от Бога! Мир в душе - это скорее исключение, нежели постоянное состояние. И в этом всем водовороте, который тянет вниз, постоянно задаешься вопросом: "Как претерпеть до конца и спастись!".
Натэлла30 июля 2014, 12:00
Спасибо! Чудесные слова. И услыште музыку, гармонию итих слов. Многие, не чувствуя этой атмосферной гармонии, воспринимают только слова, и , следуя им технически, впадают в уныние и демагогию. Смирение они путают с уничижением. Я в словах не сильна, но главное, что хочу сказать, Бог в нас и вокруг, и это счастливое ощущение наполнености, сопричастности. Все плохое есть отсутствие Бога, ибо у нас есть свобода его не пускать. И вот этого счастья наполнености не хватает многим верующим, которые ошибочно надевают на себя образ тусклого зануды с полинявшим лицом, с вечно ноющими интонациями, принимая эту личину за образец истинного прихожанина. Простите, если кого. Обидеть не хочу, делиться радостью пытаюсь. Не забывать за покаянием пускать Бога в себя, приглашать, звать, спрашивать, ты здесь, ты со мной? У верующих, которые пишут такие слова для нас, и покаяние, и смирение от переполнености, от смущения за то, что в них Его так много. ... Нет, в словах не сильна. Глупо за монаха говорить. Но чувствую где- то так.
Ирина30 июля 2014, 12:00
Батюшка, низкий Вам поклон и Благодарение за радость прочтения. Бьешся как рыба об лед,ни пост, ни молитва не складываются, ни объяснить, ни понять, почему. И только иногда, когда воскликнешь от души, Господи, я так хочу быть с Тобой, вдруг тихая радость и слезы и замираешь, как бы это сохранить и уходит. В энциклопедии по наследию Св. Игнатия Брянчанинова, есть Богообщение "Ты приходишь..." потрясает совершенно. Вот в трудную минуту прочтешь и возблагодаришь Святителя Игнатия. Наверное у каждого есть такие места... Еще раз Благодарю. р.Б.Ирина
Александр30 июля 2014, 11:00
Без церковной общины,старчества,возврата к Православному мировоззрению и миропониманию вложенному с детства и предаваемому в поколениях,что нарушилось в 90-20 веках самостоятельно мирскому человеку выросшему в тех условиях безбожия при социализм или сейчас,когда принят образ и ценности прозападные-всё подчинено маммоне и угождению плоти-то есть постепенному принятию антихриста(по слову профессора А.И.Осипова)-и при непрекращающемся "устройству благолепия Храмов"и организаций праздеств и поломств для кого угодно(готовых и нет духовно),чем значительно более занято священство,чем воспитанием душ для спасения - шансов выбраться из язычества у нашего народа меньше,чем до Крещения Руси.Открыто и разрешено мракобесие- ереси,оккультизм,экстрасенсорика ит.д.,концерты не прекращаются во время страдания и вымирания прямого народа и убийств Православных на Украине.Если не покаемся как Ненивитяне-не отвернемся от прозападных ценностей и идей,не не восстановим святоотеческое житие Византии и Православной Руси до Петра --погибнем как Содом и Гоморра-все-скопом и малые и старые..И разовые наставленияне не помогут(кроме единиц-что и указано опоследних временах-мало будет верных)-если рыба не перестанет гнить с сами знаете с какого места ,в том числе и в Церкви.Таких "постящихся необьёмных молодых батюшек" с их джипами и мерсами наверное нет ни в одной еретической конфессиии-противно и лицемерно-мне грешнику!-насколько же БОГУ?! !
Александр30 июля 2014, 11:00
Какая замечательная статья. Какой дар Божий, нам принес отец Нектарий! Читал и узнавал себя, а прочитал и как будто зажглось, что-то в душе. Спасибо, Вам большое.
Алексей Алешкевич30 июля 2014, 10:00
Замечательная статья. Спасибо автору!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке