Почему не существует лекарства от смерти?

    

В своей новой колонке Сергей Худиев начинает разговор о самом важном для человека – смерти и бессмертии. Первая статья рассказывает о том, почему нельзя найти лекарство от смерти.

Мы знаем, что нам всем надлежит умереть; большинству из нас доводилось хоронить близких или хороших знакомых. Мы оказывались перед лицом этой горькой загадки — вот человек жил, разговаривал, думал, мечтал, и вот — в гробу лежит его холодное тело, которое мы предаём земле. И каждый из нас знает, что наступит момент, когда уже его тело, безответное и недвижимое, будет положено в гроб, чтобы быть навеки сокрытым в земле. Навеки ли?

Это вопрос, который всегда мучил людей — уже древнейший из памятников мировой литературы, шумерский эпосе «Песнь о Гильгамеше» посвящён теме поисков бессмертия. После трагической гибели своего друга, Энкиду, Гильгамеш с ужасом осознает свою смертность. Он отправляется на поиски бессмертия, и находит Утнапиштима — вавилонского Ноя, который спасся во время древнего потопа. Утнапиштим и его жена наделены бессмертием — но они не могут его ни с кем разделить. Однако он указывает Гильгамешу на другой путь добраться до вечной жизни — для этого нужно достать особое растение со дна моря. Гильгамешу это удаётся — но пока он отдыхает, растение похищает и съедает змея. Человеческий поиск бессмертия оканчивается трагическим провалом.

Время от времени в сети появляются статьи об учёных, которые надеются найти лекарство от смерти — они пытаются понять, как работает механизм старения и как его остановить. Но чем дальше, тем менее реалистичным выглядит этот проект. Смерть — неотъемлемая часть биологической жизни, какой мы её знаем.

Мироощущение неверующего человека, вынужденного задуматься о своей смертности — я умру, уйду, перестану существовать, а этот мир останется, он продолжит своё круговращение так, как если бы меня в нем никогда и не было. Солнце будет восходить и заходить, времена года сменять друг друга, люди — заниматься своими делами, но меня уже не будет. Как поётся в песне:

Не для меня цветут сады,
В долине роща расцветает,
Там соловей весну встречает,
Он будет петь не для меня.

Как говорит Омар Хайам,

Не станет нас. А миру-хоть бы что!

Исчезнет след. А миру хоть бы что!

Нас не было, а он сиял и будет!

Исчезнем мы… А миру-хоть бы что!

Он, впрочем, предлагает не скорбеть о неизбежном:

Плачь – не плачь, а придется и нам умереть.

Небольшое несчастье – однажды истлеть.

Горстка грязи и крови… Считай, что на свете

Нас и не было вовсе. О чем сожалеть?

Но стоические увещевания — мол, тут уж ничего не поделаешь — мало помогают от того внутреннего отвращения, тоски и протеста, которые вызывает в нас смерть. Это не просто животный ужас зверя в капкане; это неприятие того, что все кончится ничем, что мы обнулимся, вернёмся в ничто, как если бы нас никогда не было. Бессмысленность и несправедливость смерти вызывает негодование.

Праведники и злодеи, палачи и жертвы, одинаково обратятся в пустоту; буддистский монах XII века Юкинага в «Повести о доме Тайра» пишет

Сколько могучих владык,

беспощадных, не ведавших страха,

Ныне ушло без следа –

горстка ветром влекомого праха!

Мы, возможно, подумаем, что беспощадным владыкам, по словам того же Юкинаги, «закосневшим во зле и гордыне», туда и дорога, но в тот же прах обратились и добрые и смиренные люди, которые не увидели утешения — как и злодеи не увидели кары.

И вот наша вера — это восстание против смерти, и восстание победоносное. Мы верим в то, что наша жизнь имеет глубокий и таинственный смысл, что Бог во Христе победил смерть, что мёртвые воскреснут и явятся на суд, что окончательной реальностью является жизнь и правда, а не смерть и бессмыслица.

Бог во Христе спасает мир — и спасает каждого, кто доверится Ему — и впереди у нас блаженная вечность, нечто, гораздо более прекрасное, чем мы можем помыслить.

Евангелие побуждает нас увидеть совершенно другую реальность — не мир остаётся, а мы перестаём существовать, а, напротив, это мир сей прейдёт, мы — вечны. Государства и страны, эпохи и культуры пройдут и будут заметены песками истории — а мы будем живы. Галактики погаснут — а мы пребудем вечно. Слава могущественных государей обратится в ничто — а слава святых Божиих будет сиять во веки.

Когда мы молитвенно поминаем святых ушедших эпох, мы знаем, что мир, к которому они жили, исчез — Восточная Римская Империя была одним из самых долговечных государственных образований в истории, но и она исчезла. А святые люди, которые в ней жили, живы и сейчас в доме Отца, и сегодня Церковь обращается к ним с прошением «молите Бога о нас». Не только какие-то конкретные державы или культуры, но весь мир, в котором мы живём, придёт к завершению. Его история закончится. Но те, кто пребудут во Христе, будут жить во веки.

Область богословия, которая рассматривает последнюю участь человека и мироздания, называется «эсхатологией», от греческого слова «эсхатон», «конечный, последний», и в следующих колонках мы поговорим именно о ней — что будет с миром и с нами, и что мы можем узнать об этом из слова Божия.

Сергей Худиев

Источник: Фома.Ru

5 декабря 2014 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Memento mori Memento mori
Свящ. Сергий Бегиян
Memento mori Memento mori
Священник Сергий Бегиян
Если вся жизнь человека – фарс и фальшивка, то в такой же фарс превратятся и его похороны.
Темы бесед и проповедей на отпеваниях и панихидах Темы бесед и проповедей на отпеваниях и панихидах
Прот. Андрей Ткачев
Темы бесед и проповедей на отпеваниях и панихидах «Лучше ходить в дом плача об умершем, нежели ходить в дом пира»
Темы бесед и проповедей на отпеваниях и панихидах
Протоиерей Андрей Ткачев
Не правда ли, как это не похоже на наши мысли? Мы с такой радостью принимаем приглашения на застолья и веселья, мы так боимся вестей о смерти и похоронах, что слова эти так же далеки от большинства людей, как небо далеко от земли. Но так и говорит пророк Исайя о мыслях Божиих, что они отстоят от мыслей человеческих, как небо от земли. Прочтем поэтому дальше то место Писания, где говорится о доме плача, чтобы вникнуть в них глубже.
Если смерть - следствие греховности человека, то почему праведники умирают быстрее грешников? Если смерть - следствие греховности человека, то почему праведники умирают быстрее грешников?
Иеромонах Иов (Гумеров)
Что такое смерть? Если смерть следствие греховности человека, то почему праведники умирают быстрее, а грешники продолжают жить?
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×