Святой Спиридон и Светлана Петровна

Священник Димитрий Шишкин

Юная Света с бабушклй Юная Света с бабушклй

Однажды по телевизору я увидел передачу о святителе Спиридоне – и сердце разгорелось к нему любовью

Даже не знаю, с чего начать… Может быть, с того момента, когда по телевизору однажды увидел передачу о святителе Спиридоне Тримифунтском – и сердце разгорелось любовью к нему и возникло такое удивительное чувство духовной близости, когда реально понимаешь: святой действительно рядом, и кажется, что, чего ни попросишь у него сейчас, – всё исполнится. Я пошел на кухню, подальше от всех, и стоял перед Казанской иконой Божией Матери, и вслушивался в себя, и думал, о чем просить. Вспомнил, что у святителя Спиридона просят об обретении собственного жилья… но как-то совестно было об этом просить. Хотелось другого, большего. И я просил о спасении, о жизни доброй по Богу… и еще… И еще, помню, дерзнул попросить: отче Спиридоне, если меня переведут служить куда-нибудь в другое место из города, пожалуйста, если это возможно и полезно для меня, – пусть это будет Бахчисарайский район, поближе к пещерным монастырям, к любимому моему княжеству Феодоро. Ну, так как-то…

И вот тут надо сказать, что собственного жилья у нас не было. То есть в Симферополе я родился и вырос, здесь живут мои родители в двухкомнатной хрущевке, и мы с Леной, а потом и с дочкой старшей какое-то время жили с ними тоже, но в конце концов решили, что надо жить отдельно. Словом, своего жилья у нас не было и не предвиделось в силу недостатка личных средств и каких бы то ни было перспектив помощи со стороны. Так что на момент повествования мы уже лет пятнадцать снимали жилье, и та квартира, на которой мы жили последние пять лет, была для нас третьей по счету. Впрочем, я, если честно, к этому почти привык, а вот жена сильно переживала и сетовала по поводу нашего «бомжевания».

Прошло несколько дней после «беседы» со святителем, и вот средь бела дня звонит мне ни с того ни с сего правящий архиерей. Можете себе представить?! Это примерно как если бы губернатор края позвонил заведующему сельским клубом, прости, Господи, за сравнение. Так вот, звонит владыка и начинает вдруг меня расспрашивать о моем житие-бытие и между прочим высказывает осведомленность и озабоченность по поводу отсутствия у меня собственного жилья, а под конец спрашивает, не хочу ли я, чтобы он перевел меня служить в село. На это я сказал только: как воля Божия будет, владыка. Владыка пообещал разузнать, есть ли в том поселке, куда он меня собрался определить, жилье и затем уже принять решение. Вот такой в высшей степени неожиданный и обескураживающий состоялся разговор.

А я, признаться, и сам не знал, что для меня лучше. Я служил тогда пятым священником в симферопольском храме Трех святителей, получал месячный оклад 1300 гривен, при том что 1400 мне нужно было отдавать ежемесячно только за одну квартиру. Питание, одежда, учение детей и дорога – «не в счет». И так продолжалось два с небольшим года. Но поверьте, не кривлю душой, ни разу за это время не было случая, чтобы мы испытывали какую-нибудь действительную нужду. Это правда, и иначе, как чудом Божиим, я это объяснить не могу. Деньги, продукты, вещи появлялись в самый неожиданный момент из самых неожиданных источников, так что мне остается только привести слова одного батюшки, точность которых когда-то крепко меня впечатлила. «Запомни, отче, – сказал этот отец с расстановкой, уж не знаю, по наитию ли свыше или услышанное ранее, – Бог дает кому надо, сколько надо и когда надо!» Поверьте: точнее и действеннее утверждения по поводу существования священника я не слышал.

Итак, я служил пятым священником в городском храме, получал довольно скромный оклад, но умудрялся как-то снимать жилье и ни в чем по-настоящему не нуждался. И я привык к такой жизни. Но вот в конце января… Как сейчас помню: я в тот день освятил квартиру людям, они привезли меня к дому, и вот я иду по заснеженной дорожке, и вдруг в кармане звонит телефон, я беру трубку и слышу будничный голос: «Отец Димитрий, приезжайте в канцелярию за указом».

Так начался новый этап в моей жизни.

Бахчисарайский район. Свято-Успенский монастырь Бахчисарайский район. Свято-Успенский монастырь

Я стал настоятелем прихода… в Бахчисарайском районе, как и просил у святителя Спиридона. Но своего жилья у меня так и не было

Я стал настоятелем прихода… в Бахчисарайском районе, как и просил у святителя Спиридона. Но своего жилья у меня так и не было. То есть в Почтовом был дом для священника, но в силу некоторых существенных обстоятельств я вселиться в него не мог. И я продолжал добираться через весь город со своей съемной квартиры сначала до автостанции, а потом на рейсовом автобусе – до храма. Потом обратно…

Но через полгода моего служения в Почтовом после очередной воскресной службы произошло важное, как впоследствии оказалось, событие. Люди подходили к кресту, прикладывались, и между прочими подошла какая-то старушка, которую я раньше не видел, несколько эксцентричного вида, протянула мне нечто завернутое в бумагу, как бы пакет небольшой, размером с почтовый конверт, и прошла дальше.

Потом уже, после службы, я этот пакет развернул и обнаружил старый, еще дореволюционного времени помянник в велюровом коленкоре, изрядно потертый и побитый шашелем. Первые имена в нем были записаны еще с «ятями», порыжевшими от времени чернилами, а последние имена были написаны шариковой ручкой, но, кажется, тоже давненько уже, лет 30 назад. Я держал этот синодик в руках с особенным чувством… Это всегда так бывает, когда прикасаешься к старым вещам – точно слушаешь звучание ушедшего времени. Но с синодиком это чувство живого прошлого усиливалось еще мыслью о том, что люди, вписанные в его страницы, живы и нуждаются в нашем участии, в нашей молитве… Все живы, только одни, может быть, еще здесь – во плоти, а другие уже разрешились от уз плоти и живут в вечности. Удивительное это чувство единства духовного, участия в жизни друг друга. Я вчитывался в имена и чувствовал, что как бы знакомлюсь с этими людьми, молитвенно начинаю участвовать в их жизни. Так и они из непостижимой высоты и глубины иного – запредельного – опыта взирают на мою жизнь и, может быть, начинают участвовать в ней своим молитвенным ходатайством. Я переписал из этого очень уж ветхого синодика имена в свой – обычный – и поминал всякий раз на Литургии, во время молебнов и панихид.

Прошло еще какое-то время. Наступил праздник Преображения Господня. День был волнительный, как это всегда бывает в дни великих двунадесятых праздников. Народу было много, полный храм, мы служили Литургию, исповедовать пришлось довольно долго, потом был молебен, освящение винограда и яблок, проповедь… После службы я, отдыхая, сидел в пономарке, когда зашел староста и сказал, что какая-то пожилая женщина хочет со мной поговорить. Я попросил, чтобы он ее позвал.

Я ее сразу узнал: это была та самая бабушка, которая передала мне помянник

Вошла старушка, худощавая, слегка сутулая, с цепким взглядом и пышными буклями «накрученных» седых волос. Я ее сразу узнал: это была та самая бабушка, которая пару недель назад передала мне помянник. Но первое, что бросилось в глаза: бабушка была накрашена. Знаете, такой удивительный тип сильно уже пожилых людей, которые привыкли еще с советских времен думать, что если у старушки губы ярко накрашены морковным цветом, а глаза обведены густой синевой и щеки нарумянены, то это красиво. Они в самом деле так верят, но сейчас важно другое. Я сразу смекнул, что бабушка – человек невоцерковленный. Без неприязни подумал, просто отметил для себя как факт, поднялся ей навстречу, пригласил присесть и продолжить беседу.

Бабушка была, что называется, «молодцеватая», бойкая и многословная. Она сразу начала говорить, и, опять же, первое, что бросилось в глаза, а точнее – в уши, – это то, как она резко судила о других людях. Резко и обыденно, привычно, по-видимому, ничуть не замечая этого и даже, скорее всего, не считая зазорным. Выяснилось с первых минут, что у бабушки куча всяких знакомых в самых разных структурах и органах власти, начиная с местной Верховной Рады, в больницах, исполкоме, на почте, в главке, заканчивая какими-то дворничихами и председателями домкомов… и много кого еще она называла как бы мимоходом, так что, очевидно, должно было сложиться ощущение, что разговариваешь с человеком «со связями». Но у меня лично этот словесный поток вызвал настороженность. Как-то я опасаюсь, что ли, таких людей – со связями и с крайней резкостью суждений, – может быть, потому, что это, во-первых, поперек всех представлений о церковной жизни, а во-вторых, понимаешь, что и ты при ближайшем общении непременно попадешь в список этих «важных» знакомств, но и ярлык приобретешь, скорее всего, нелицеприятный.

Словом, я слушал задорную речь старушки со вниманием, но и с некоторой отстраненностью. Впрочем, говорила она не только о связях и пороках других людей, но и – довольно интересно – о своей жизни, каких-то любопытных подробностях жизни нашей долины в прежние времена. Про себя я отметил необычную для ее возраста хорошую память, а также определенную претензию на образованность. Впрочем, о главном предмете нашей беседы я узнал далеко не сразу, когда уже начал слегка уставать от многого и бойкого говорения бабушки. А выяснилось вот что.

Светлана Петровна – так ее звали – человек одинокий. Ни мужа, ни детей, ни близких родственников у нее нет. Мать, с которой она жила в двухкомнатной квартире в городе, умерла еще в 1987 году. И вот теперь Светлана Петровна хочет, чтобы ее «досмотрел» священник. Слово «досмотрел» звучало довольно комично, учитывая живость и бойкий характер старушки. Так что я, признаться, эти слова для себя не принял всерьез, отстранился от них, почти будучи уверенным с самого начала, что как-нибудь аккуратно и вежливо откажусь от этой, по-видимому, незавидной перспективы. Совесть меня не обличала здесь совершенно, потому что я видел перед собой не страждущего, немощного человека, нуждающегося в помощи, а довольно экспансивную старушку, которая, очевидно, еще фору могла дать многим своим ровесникам в плане энергии и живости характера и, как казалось тогда, здоровья.

Но я не стал тогда прямо отказывать, а попытался как можно более мягко втиснуться в поток сознания старушки и предложил ее подвезти до дома. Это было удобно, потому что прихожанин наш, Василий, меня обыкновенно после воскресной службы со всеми «панихидными» продуктами довозил до дома. Бабушка согласилась, и мы поехали.

Окраины Симферополя. Фото: Энвер Велиев Окраины Симферополя. Фото: Энвер Велиев

Вот так я узнал, где она живет. Впрочем, что значит узнал. Просто мы остановились возле подъезда такой-то пятиэтажки на окраине Симферополя и вежливо попрощались. Причем Светлана Петровна еще раз намекнула, что будет ждать моего окончательного решения, улыбнулась на прощание, и мы расстались, как я почти был уверен тогда – навсегда. Впрочем, перед тем, продиктовав мне номер своего домашнего телефона и, очевидно, желая меня приободрить, старушка сказала, что не ждет от меня ничего «сверхъестественного», а только навещать ее пару раз в месяц, может быть, кое-какие продукты купить, проведать… и всё. Звучало это убедительно, особенно ввиду того общего ощущения бодрости и энергичности, что Светлана Петровна после себя оставила. Но настораживала меня, признаться, именно ее невоцерковленность и те качества, о которых я уже сказал. Так что особого желания продолжать общение не было.

Словом, я приехал домой, рассказал домашним об этом эпизоде скорее как о забавном курьезе и – отложил его в дальний ящик своей памяти. Не более того.

Прошло пару недель. И вот после службы староста подает мне какую-то бумажку, где написано, что на адрес храма пришла телеграмма с просьбой перезвонить. Почему-то Васильевич решил, что телеграмма послана из Бахчисарая. Я тут же решил, что это беспокоят из Земельного комитета (мы тогда как раз решали вопрос с участком под строительство храма). И вот я весь в этих заботах и думах приезжаю домой, набираю указанный телефон. Настраиваюсь на разговор с чиновником из Земельного отдела и вдруг слышу немощный голос Светланы Петровны… В первый момент со мной случился, что называется, «когнитивный диссонанс», то есть мозги никак не могли свести воедино Бахчисарайский земельный комитет и голос Светланы Петровны. Но уже в следующую секунду до меня дошло, что это именно бабушка прислала телеграмму в Почтовое и попросила позвонить. Словом, началась эпопея «досматривания», больше похожая на куртуазное «ухаживание» из рыцарских романов.

Здесь надо сделать некоторое пояснение. Светлана Петровна прожила жизнь непростую и главным ущербом считала отсутствие полноценной семейной жизни. Как-то не заладилось у нее тут. Был муж, с которым она прожила недолго и который ее бросил… детей завести не успели… Словом, остался комплекс определенный. И при этом комплексе, как я уже сказал, Светлана Петровна была человеком невоцерковленным, так что понятия о… как бы это сказать… о субординации, что ли, о правилах общения мирян со священниками ей были попросту незнакомы, и она, с одной стороны, как бы и гордилась тем, что священник за ней присматривает, а с другой – хотела, чтобы другие видели, что за ней ухаживает вроде как молодой (относительно) мужчина. Абсурд полнейший, но я это настроение быстро понял и должен был как-то проявлять снисхождение. Что поделаешь! Жизнь человека, реальная жизнь всегда сложнее любых схем и правил. И вот начался этот удивительный «роман», когда я, со своей стороны, честно старался «досмотреть», а желательно и наставить на путь истинный старушку, а она, со своей стороны, воспринимала это как некую «лебединую песню» своей несостоявшейся молодости. Это было что-то с чем-то… Конечно, это были вполне безобидные странности. Например, она любила, чтобы я приехал на такси, вывез ее куда-нибудь на рынок или в город, в торговый центр, и там она ходила бы со мной под руку и выбирала продукты, книги, вещи… Что придется. Я такие выезды называл про себя «рандеву» и в общем-то понимал, что за ними скрывается элементарное желание человеческого внимания и участия.

Но вот что хочу сказать сразу: я совсем не настроен ни над чем подтрунивать и шутить. На самом деле здесь всё глубже и даже, может быть, трагичнее. Светлана Петровна родилась в знаменательном 1938-м. Родилась в семье военного в поселке Коджук-Эли, который находится недалеко от Почтового, где я теперь служу. Вскоре семья переехала в Симферополь, и здесь случилось событие, которое, как я думаю, значительно повлияло на судьбу и характер Светланы Петровны. Отца перевели служить чуть ли не на Дальний Восток, а семью… уж не знаю, насколько это правда, но не удивлюсь, если правда: семью брать с собой «до особого распоряжения» запретили. Вот так они и жили: отец неизвестно где, за тысячи километров, а маленькая Света с мамой здесь, в Крыму. Так продолжалось, насколько я понял, около двух лет, пока наконец не выяснилось (чего и следовало ожидать), что у папы «там» завелась женщина, а затем и сложилась новая семья. Эта разлука с отцом, как мне кажется, оставила в душе Светланы Петровны неизгладимый болезненный след.

Бахчисарайский район Бахчисарайский район

Воспитывала ее мама – как я понимаю, человек строгий до деспотичности (что, к слову, достаточно часто встречалось в прежние времена, особенно в сельской местности). Она, например, могла избить дочь, когда той уже было за 30 лет, за то, что та вернулась домой после одиннадцати! Эта строгость и жесткость в понятиях нравственности, впрочем, как я понял, распространялись исключительно на дочку, в то время как сама мама позволяла себе некоторый флирт и даже, кажется, большее в отношениях с мужчинами. Не слишком, что называется, часто, но всё же… бывало. И притом такая деспотическая ревность о чистоте нравов дочери… Это, я думаю, тоже наложило свой отпечаток на душевный склад Светланы Петровны. Да не думаю даже, а так оно и есть. Об этом она мне сама говорила. И вот под влиянием этих обстоятельств – ранней разлуки с отцом, жестокости матери в отношении «безупречной морали», да еще и неудач на личном фронте – и сложился характер столь необычный и даже странноватый, как у Светланы Петровны.

Советского Союза уж больше 20 лет как не было, но Светлана Петровна точно не замечала этого

Когда мы с ней познакомились, Советского Союза уж больше 20 лет как не было, но Светлана Петровна точно не замечала этого и всё не могла остановиться – таков был запал той, прежней жизни, того «боевого» духа. Она всё жила по старым понятиям, ей всё казалось, что она в вихре жизни, на острие атаки, что все связи на месте, хотя на самом деле всё давно развалилось и расползлось, как истлевший кумач, и большинство «значительных» фигур давно сошли со сцены, а то и в могилу. Но она, как заведенный волчок, который не может остановиться вдруг, по инерции всё говорила, рассказывала об этих своих связях, деятельности… Например, любимым ее воспоминанием было то, как ей каждый год доверяли оформление правительственной трибуны на площади Ленина к государственным праздникам… Я помню из детства и юности эти парады и понимаю, что это действительно было хлопотное и ответственное дело. Но… опять же, всего этого давно не было, но Светлана Петровна вспоминала всё это с такой живостью, словно это было вот только вчера. Впрочем, и в современности она если не поддерживала какие-то влиятельные связи, то уж, во всяком случае, действительно имела множество знакомств в самых разных областях и учреждениях, на разных уровнях… но знакомств «шапочных», не более того. Меня, признаться, убивала ее манера общаться на всех этих уровнях. У нее, понимаете, был такой свой особенный стиль, который она сохранила, несомненно, с тех самых советских времен и который она считала единственно правильным. Она, например, покупала на рынке яблоки или гроздь винограда (причем в сортах она действительно разбиралась) и приходила в нужный кабинет (не важно, к кому), во-первых, без очереди, уверенно, как старый, больной человек, а во-вторых, почитала священным долгом и знаком учтивости – после беседы преподносить этот виноград или яблоки с непременным замечанием: возьмите, это настоящее, из деревни! Но ладно еще фрукты. Она непременно считала необходимым при общении с любым чиновником в какой-нибудь документ вложить пятерку. Мне было и забавно, и стыдно, но я никак не мог отговорить ее от этой странной и нелепой привычки, не зная, как объяснить ей, что эта пятерка ничего, кроме неловкости, у человека вызвать не может.

Но и это еще не всё. Кроме фруктов и классической пятерки Светлана Петровна любила дарить… книги. Но что это были за книги! Пару раз, мучаясь от неловкости и заранее предвидя реакцию, я «за послушание» должен был передавать каким-то давним ее знакомым – сотрудникам учреждений – эти книги. Вот только пара названий, которые я запомнил: «Месть еврея» и «Власть тьмы». Причем Светлана Петровна заманила меня однажды в какой-то книжный развал, где ее, конечно, знали, и она там специально эти книги выбирала придирчиво и дотошно, чтобы я их потом преподнес в подарок какой-нибудь барышне. Причем барышня при одном виде этой книги и упоминании имени Светланы Петровны делала сумасшедшие глаза и, словно защищаясь, беспомощно выставляла руки вперед со словами: «Да вы что!.. Упаси Боже!»… или что-нибудь еще в этом роде. В общем, намучился я в качестве курьера с этими передачами, честное слово. Но притом мне всегда было Светлану Петровну жаль, и я не то чтобы не мог, а не хотел ей в этих маленьких слабостях и чудачествах отказывать, тем более когда стал догадываться, что она действительно тяжело и неизлечимо больна.

Бабушка вложила веру в маленькую Свету так прочно, что эта вера сохранялась в душе всю жизнь, далеко не церковную

Я не буду рассказывать сейчас о симптомах. Только скажу, что ей нужно было пройти обследование, но слабое сердце не позволяло это сделать, да она и отказывалась решительно от обследования, не доверяя ни врачам, ни больницам. Вообще у нее была острая интуиция, и она, очевидно, понимала, чувствовала, что скоро умрет, говорила об этом прямо и ясно, утверждая, что не боится смерти, но просила только у Бога «чтобы не мучиться». И вот здесь, я думаю, самое время сказать о самом главном, как мне кажется, качестве Светланы Петровны – о ее вере. Она верила в Бога с детства благодаря бабушке Наталье, которую любила безмерно и о которой рассказывала с обожанием. Бабушка ее была женщина, как я понимаю, для своего времени достаточно образованная, закончила несколько классов гимназии, преподавала в сельской школе, называла учеников на «Вы», принимала чуть ли не у всей округи роды… словом, была в глазах Светланы Петровны образчиком сельской «разночинной» интеллигенции. Думаю, что так оно на самом деле и было. И вот что удивительно: бабушка была православной, сознательно и твердо верующим человеком. И она эту веру вложила в маленькую Свету еще в детстве так прочно, что эта вера сохранилась в душе всю жизнь, несмотря на все перипетии далеко не церковной жизни. И эта вера горячая, искренняя, эта связь с бабушкой, это желание «пойти к ней», желание действительно духовное меня в полном смысле подкупали в Светлане Петровне.

Вся эта история с появлением бабушки в нашей жизни была как бы одним сплошным чудом. Начиная с того, что мы ее не искали, а она сама приехала в храм и вступила в общение со священником.

Второе чудо состоит вот в чем. В том, что она прожила всего четыре месяца со дня нашей встречи. И если бы многочисленные знакомые Светланы Петровны узнали тогда, сколько ей осталось жить… ох, сколько бы, думаю, нашлось желающих ее «досмотреть». Но никто в скорую кончину Светланы Петровны не верил и никто не хотел «заморачиваться», как думали, на долгие годы с бабушкой, полной сил и энергии. Больше того, скажу честно, были моменты, когда я с радостью уступил бы свое место «наследника» кому-нибудь другому, если бы такой объявился. Говорю об этом не кривя душой. Но вот в этом-то и дело, что не объявился никто, даже не попытался претендовать в самые трудные моменты. И это особенно забавно было вспоминать, когда уже после смерти бабушки замаячили какие-то люди, которые, скажем так, помягче, изъявляли недовольство тем, что двухкомнатная квартира досталась «какому-то попу». Честное слово, мне тогда хотелось только одного – посмотрев этим людям в глаза, по-доброму, из чистого любопытства спросить: а где же вы были раньше?

Уже через пару недель после нашего с ней знакомства Светлана Петровна сама заговорила о наследстве. Скажу честно: если бы не ее инициатива, я бы, наверное, так и не поднял бы этот деликатный вопрос до последнего и вполне возможно, что никакой квартиры у нас так и не было бы. Но Светлана Петровна прямо и без обиняков заговорила о завещании, и мы поехали к нотариусу и оформили всё в каких-нибудь полчаса. И за эту решимость – настойчивость даже – я Светлане Петровне, конечно, благодарен.

Именно молитвами бабушки она захотела завершить свою жизнь по-божески, именно ее молитвами отыскала священника

Следующим чудом для меня было то, что Светлана Петровна (человек, как мы с вами уже знаем, «малоцерковный») сама настоятельно просила меня об исповеди и причастии. Эта ее вера, ее стремление к Богу, которые она пронесла через всю жизнь, несмотря на ее «общественную» работу и тесное сотрудничество с безбожной властью, – вот это для меня пример того, как важно доброе начало жизни, как важен добрый пример в детстве, который мог бы оставить след на всю жизнь. А для Светланы Петровны таким примером и безусловным нравственным авторитетом была, как я уже сказал, ее бабушка. Я вам больше скажу – может быть, эта бабушка – Наталия – и есть главный герой нашей маленькой повести. Я не просто уверен, я это чувствовал с самого начала, что именно ее молитвами Светлана Петровна сохранила свою веру, именно ее молитвами она вопреки всему захотела завершить свою жизнь по-божески, именно ее молитвами она отыскала священника. И это был действительно сознательный выбор. Низкий поклон и Царствие Небесное и самой Светлане Петровне, и ее бабушке Наталии.

Умирала Светлана Петровна, можно сказать, легко, если учесть, что у нее был, скорее всего, рак. Она сама догадывалась и говорила мне об этом, но проходить обследование категорически отказалась. Да и ее любимый врач, кардиолог, к которому мы специально ездили по ее просьбе, выпроводив ее после осмотра из кабинета, доверительно высказал мне свои предположения, что причины ее слабости и быстрого похудания, скорее всего, не в сфере сердечной деятельности… Он думал, что это, вероятно, рак желудка, но сам же признался уже как специалист, что сердце ее «глотания кишки» для обследования не выдержит. И действительно, главная проблема была в том, что Светлана Петровна очень быстро и без явных на то причин стала терять силы. У нее пропал аппетит, и она буквально заставляла себя есть. Кроме того, у нее болели ноги, ее мучила бессонница, но по сравнению с тем, как мучаются порой раковые больные, согласитесь, что всё это просто милость Божия. И Светлана Петровна, кажется, понимала это и только иногда впадала в малодушие, когда ей хотелось, чтобы всё «поскорее закончилось» и не мучиться. Тут уж я уговаривал ее, как мог, убеждал, что нужно переносить страдания с верой и терпением. И она в конце концов соглашалась.

Святитель Спиридон Тримифунтский Святитель Спиридон Тримифунтский
До последних дней она самостоятельно передвигалась по дому и обслуживала себя в самом необходимом. В день памяти святителя Спиридона Тримифунтского она упала в своей квартире. Нашла ее через несколько часов сиделка, которую я попросил присмотреть за ней, пока я ездил в Одессу на отпевание духовника – старца отца Ионы, – умершего 18 декабря. Я вернулся, прямо с автобуса поехал на воскресную службу, а вечером позвонил сиделке. Она сказала, что всё нормально, что Светлана Петровна хоть и слабенькая, но передвигается по квартире сама и что она (сиделка) посещала ее вчера.

А утром в понедельник она позвонила и сказала, что нашла Светлану Петровну лежащей у себя на полу. Я приехал, и мы вызвали «Скорую». Светлана Петровна была уже, что называется, в состоянии «минимального сознания». Она слышала и, очевидно, понимала, хоть и слабо, то, что ей говорят, но сама говорила с трудом только самые простые слова. Мы повезли ее в больницу, но принимать ее под разными предлогами отказались и «выписали домой».

И для Светланы Петровны начались последние дни ее жизни. Первые пару дней она еще реагировала на голос, могла односложно отвечать на вопросы, и я, к счастью, сумел ее исповедовать и причастить. Потом она всё более стала впадать в забытье и вот наконец 29 декабря 2012 года тихо скончалась.

В комнате, где она лежала, горела перед иконами свеча, а я читал вслух правило, готовясь к воскресной службе. Светлана Петровна дышала напряженно, и вот по временам ее дыхание стало останавливаться на несколько секунд. Постепенно паузы эти длились всё дольше… Иногда она вдруг приходила в волнение, открывала глаза, как будто пыталась говорить с кем-то невидимым, но потом снова впадала в забытье.

Последний раз вдохнула на словах «Отъими от нас, Господи, беззакония наша, и огнем Святаго Твоего Духа в нас милостивне испепели»

Умерла она, когда я дочитывал молитву святого Амвросия Медиоланского. Последний раз вдохнула на словах «Отъими от нас, Господи, беззакония наша, и огнем Святаго Твоего Духа в нас милостивне испепели»… И потом еще, чуть позже – выдохнула в последний раз на молитве «О душах верных преставльшихся». Я сам закрыл ей глаза.

Отпевал я ее ясным солнечным днем. Был легкий морозец. Тишина и лазурь бездонных небес. На отпевании кроме меня присутствовало несколько человек, и у всех, по собственному их замечанию, на душе было светло и мирно.

После бабушки осталась старинная икона и Молитвослов, еще с «ятями», по которому Светлана Петровна иногда молилась, и хотя она, как я уже сказал, до последнего времени была человеком «малоцерковным», но всю жизнь твердо считала себя верующей и православной. Слава Богу, за время нашего общения я успел ее трижды исповедовать и причастить, а также особоровать перед смертью. Не просто, конечно, было ее – истового «борца за правду» – убедить, что осуждение – это грех, и я не уверен, что мне это вполне удалось. Господь знает… но я надеюсь, что Он простил ей грехи и даровал Небесное Царствие, упокоение в одной из тех обителей, которых у Господа много. И еще я верю, что она воссоединилась на небесах со своей любимой бабушкой – она этого так хотела!

А мы по истечении положенного срока, когда все формальности были улажены, вступили в права наследования. И вот теперь наша квартира находится в той части Симферополя, которая ближе всего расположена к приходу, так что добираться до него стало совсем несложно. И хотя со времен тех событий прошло три года, но до сих пор еще, возвращаясь домой, я не могу вместить, осознать эту великую радость: у нас есть свой дом! Со слезами умиления я поминаю Светлану Петровну и всю ее семью, благодарю от всего сердца Господа, святителя Спиридона и всех святых за оказанную нашей семье милость.

Священник Димитрий Шишкин

25 декабря 2015 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Рождественский подарок от свт. Cпиридона Рождественский подарок от свт. Cпиридона Петр Давыдов Рождественский подарок от свт. Cпиридона Рождественский подарок от святителя Cпиридона,
или Друзья и теща и свекровь
Петр Давыдов «А вам просили передать, чтобы вы со своей семьей из квартиры убирались», – так через каких-то непонятных теток тебе вдруг становится известным решение хозяина квартиры, где ты прожил целых десять лет.
И Бог, и святые – рядом. О том, как мы получали квартиру И Бог, и святые – рядом. О том, как мы получали квартиру Татьяна Гурина И Бог, и святые – рядом. О том, как мы получали квартиру И Бог, и святые – рядом О том, как мы получали квартиру Татьяна Гурина Хочу рассказать о семейном опыте покровительства святителей Николая и Спиридона. Эта история стала важным уроком для всех нас. Современные чудеса свт. Спиридона Тримифунтского Современные чудеса свт. Спиридона Тримифунтского Ваши истории Современные чудеса свт. Спиридона Тримифунтского Чудесная помощь святителя Спиридона Тримифунтского в наши дни Истории из редакционной почты портала «Православие.Ru» Мы получили более 120 писем!
Комментарии
Елена М 4 февраля 2016, 14:00
Кажется, целую вечность не заходила на сайт.С удовольствием прочитала. Очень рада за Вас, батюшка, и Вашу семью. На мой взгляд, иначе и быть не могло. Смотрю на Вашу фотографию и вижу, что Ваши глаза излучают свет и озаряют как лампадка иконостас. Дай Вам Бог и в будущем помощи и защиты святых.
Alena29 января 2016, 18:00
Spasibo Vam za Rasskaz! On zatronyl menya do glybimi dyshi! Vi znaete,Yvajaemyi Dimitryi, Vi bili dlia Svetlani Petrovni kak Semiya, ya yverenna. Na eti 4 mesyaza. Ona znala navernyaka, chyvstvovala, chto stolko ludei "so svyazami", no v dyshe nikto ne blizok. I BOG soedinil Vas s nei ne zrya, a ee s Vami! Kvartira eto ochen xoroshyi, zaslyijennyi Dar , no eto bolshe chem kvartira, eto Vam pamyat onei. To est y Vas I y nee poyavilis cvyaz semeinaia, dyshevno semeinaia. Ne vcegda eto vozmojno daje sredi rodstvennikov. Spaibo ot menia Vam serdechnoe, chto Vi ne ostavili ee, chto Vashe serdze bolshoe I Lubov ogromnaia, chto Vi yvideli v nei Dobroty I strajdyushyu dyshy. A zrakter, tak on y vsex y nas est. BOG da blagoslovit vas I vsex Vashix lubimix!
Любовь Семеновна Андруша10 января 2016, 16:00
Спаси, Господи, за теплый рассказ! Почитаемый и любимый отче Спиридоне!!! Моли Бога о нас! Помоги чадам моим переселиться в Россию!!!Господи прости и помилуй и помоги!!!
Елена 8 января 2016, 00:00
каждый раз надеюсь на помощь Св.Спиридона о благополучном трудоустройстве сына, но тщетно, либо я недостойна даже молить, либо Господь не слышит моих молитв, либо Св.Спиридон не хочет молиться за моего сына, а ему работать то надо, дома напряжение, скандалы, жить скоро станет невозможно.............
Михаил29 декабря 2015, 02:00
Слава БОГУ за все! Мы с женой на протяжении 6 лет копили деньги на свое жилье. И вот после месяца поисков - жене надоело уже смотреть на предлагаемые квартиры, так как подходящего варианты небыло. В общем эстафету "смотрин" и поисков передала мне. А хотя я достаточно молодой но жизнь меня научила что всегда нужно обращаться к Богу и его святым за помощью (ибо человек ничто - БОГ - ВСЕ!).Я же вспомнил что когда то читал житие святителя Спиридона Тримифунтского, а в комментариях к житию люди благодарили этого святого за его молитвы и помощь в поиске жилья. Ровно год назад 11 декабря ...после вечерних молитв я решил прочитать еще и акафист святому (хотя был уже в полусонном состоянии)... и я не то что-бы удивился, а меня как током ударило, по мне мурашки пробежали...сегодня же день памяти святого! И я прочитав акафист там же и нашел комментарии с благодарением и прославлением святого. Утром я пошел смотреть объекты для семейного гнезда. И вот каким то образом я пришел раньше (до того как должны запускать все толпу для осмотра квартиры - там был назначено одно и то же время для всех риэлтеров и покупателей) в общем для осмотра квартиры у меня было 5 минут. После чего за 5 минут я должен был решить даю залог за квартиру или нет.И самое главное что зе те деньги которые они хотели таких вариантов просто небыло. Таких совпадений просто небывает: (двухкомнатная, солнечная сторона, в квартире тепло как мы и хотели, рядом школа, я же мечтал чо бы был лес и источник, а так же место для прогулок с детьми - наша улица одна из самых зеленых в городе.)! В итоге: всей суммы которую мы копил много лет хватило ровно на покупку и ремонт. Старшый сын пошел в школу-гимназию напротив рядом с домом, источник чистой воды так же в 5 минутах в лесу --(что большая редкость в мегаполисах). А я грешный каждый день благодарю святого Спиридона за его помощь и молитвы ко Господу нашему Иисусу Христу.
Елена29 декабря 2015, 02:00
цитата: "Я хотела купить в Бари икону святителя Николая, но все иконы были очень дорогие. Так мне в подарок досталась именно икона святителя Николая! У меня было такое ощущение, что святитель Спиридон и святитель Николай были всегда рядом с нами. С уважением Алевтина Викторовна " Вы знаете, Алевтина Викторовна, а мне, наоборот, подарили икону Свт.Спиридона, когда я приехала к Свт.Николаю в Бари. Действительно, такое ощущение, что они друзья. Тоже была чудесная поездка, мы не знали, где остановиться, приехали туда впервые, я прочитала акафист Свт.Николаю, а потом со мной заговорила одна румынка. Я у нее спросила "где здесь можно переночевать", она меня познакомила со священнослужителем, кот. нас и приютил. Вот такие чудеса.
Ксения27 декабря 2015, 19:00
Прочитала,и так же свою историю о переезде нашей семьи из однокомнатной хрущевки вспомнила.Все по чудному Спиридоновому предусмотрению получилось.Даже самые незначительные мелочи при переезде (сантехника,краны,замки) все учитывалось и помогало нам,так, что мы и представить себе не могли. Живем в прекрасной квартире уже 11 лет и если честно мы с каждым годом все больше удивляемся нашему чуду.Батюшкин рассказ очень трогательный,укрепляет в вере и конечно напоминает что все в свое время.Слава Господу нашему за великое к нам милосердие,несмотря на наше житие ничтожное. Спасибо святитель Спиридон Тримифунский!
Ольга27 декабря 2015, 13:00
Спасибо за замечательный рассказ! Мне в этом году святитель Спиридон вновь помог с работой. Слава Богу за все!
Галина Б.27 декабря 2015, 05:00
Ох, уж эти бабушки-старушки. Только по молитвам своей бабушки Натальи сподобилась старушка Светлана Петровна такой славной и мирной кончины. Это же чудо, получить в конце жизни такого смотрителя и наследника, как о.Димитрий. Посмотришь нынешние ток-шоу на эту тему, просто жуть берет. Съехавшие с ума старушки в такую круговерть закрутят ближних и дальних родственников, и даже вовсе чужих людей, вокруг своего наследства в виде "хрущевки" лет 30 без ремонта, что мало никому не покажется. Как бы все это упорядочить, и на каждую старушку - достойного смотрителя и наследника. Слава Богу за все.
Марина Жердева27 декабря 2015, 00:00
Ещё одна история о том,как Господь устраивает все наилучшим способом для всех участников этой истории.По молитвам и с предстательства св.Спиридона конечно.Поймала себя на мысли,что вот достойно прожитые последние дни и достойная смерть для христианина!!!Да, все мы со своими страстями и странностями и порой слишком поздно воцерквляемся.Но стоит только захотеть и начать двигаться в направлении ко Христу,и вот он, любящий,услышал нас!!! Слава Богу за все!!!
26 декабря 2015, 21:00
Я счастливый человек, мне дважды довелось побывать у раки святителя Спиридона. Первая поездка состоялась исключительно по его молитве. И вся наша поездка была не прекращающееся чудо. Это было мое первое знакомство с Грецией. Нас было всего пять человек паломников, включая сопровождающего. Никто в группе не знал греческий, английский знали на уровне "спасибо. мы из России". Вот и все! И мы проехали всю страну, побывали в Италии у святителя Николая в Бари, и еще нам повезло, мы встретили родственника старца Паисия Святогорца, который подарил нам всем по иконе. Я хотела купить в Бари икону святителя Николая, но все иконы были очень дорогие. Так мне в подарок досталась именно икона святителя Николая! У меня было такое ощущение, что святитель Спиридон и святитель Николай были всегда рядом с нами. С уважением Алевтина Викторовна
валентина26 декабря 2015, 16:00
Благодарна за Ваш рассказ,который учит добру и вере
Татьяна26 декабря 2015, 14:00
Спаси Господи за добрый рассказ, о многом можно поразмыслить. "Бог даёт кому надо, сколько надо и когда надо" - такие слова в жизни сильно пригодятся. Понравилось и то, что батюшка о жилье-то и не попросил у св.святителя, хотя в течении 15 лет (!) так в нём нуждался со своей семьёй. Спаси Бог, для меня это урок смирения. И к вере я также пришла, во многом благодаря своей бабушке (тоже Наталия, упокой Господи её душу),хотя она в Храм почти не ходила и о Боге говорила крайне мало, но у неё был страх Божий, который она унаследовала от своей мамы Анисии, пострадавшей за веру в 1937г .Вот так, святыми молитвами, от прабабушек к бабушкам, а там и к внучкам и к правнучкам вера наша живёт в нас! Слава тебе Господи!
Елена Худякова25 декабря 2015, 22:00
Слава Богу за все! Мы часто так говорим "за все", продолжая взывать ко Господу, Матери Божией и святым Угодникам хоть чем-то и как-то улучшить житейские ситуации. "Просите - и дастся вам!" - говорит Господь, а также: "По вере вашей да будет вам." Вот и просит всякий желающий и получает по вере своей и милости Божией.
Михаил25 декабря 2015, 17:00
Хороший слог повествования, оптимистическая душевность. Вот бы пообщаться.
Любовь с Укратны25 декабря 2015, 17:00
Светлая память р. б. Светлане и р.б. Наталии. Спаси Господи отец Димитрий за прекрасный рассказ. Храни Вас Господь.
Елена25 декабря 2015, 14:00
Слава Богу за всё!
Мария Гоневая25 декабря 2015, 13:00
У меня интересная история есть, связанная с удивительным священником, хотя таких тоже не мало.
Наталья25 декабря 2015, 11:00
Слава Богу за все
Наташа Драница25 декабря 2015, 11:00
Да, интересная статья и все события в ней описанные.
Марина25 декабря 2015, 11:00
Кто продавал свою квартиру и покупал другую в большом городе, знает, какой это непростой процесс. Я молилась тогда еще святителю Спиридону о том, чтобы жить рядом с храмом. Вариантов было много, смотрели с сыном, считали. И вдруг возник вариант пусть и скромной квартиры, но с неплохим ремонтом, в доме, где когда-то жила моя бабушка, в уютном зеленом районе. А самое главное, что через дом находится храм. До этого я посещала другой храм, который находился недалеко от моего прежнего дома. Вот уже второй год я живу в доме, где когда-то жила моя бабушка, и являюсь прихожанкой прекрасного храма Владимирской-Оранской Иконы Божией Матери и Защитников Отечества. Дивен Господь во святых своих! Спасибо Богу за все. Святителю Спиридоне, моли бога о нас!
Андрей25 декабря 2015, 11:00
Здорово! Помяни их Господи во Царствии Твоем! А священнику Дмитрию Шишкину и его семье - Мира и стояния в Вере во Христа!
Лариса!25 декабря 2015, 10:00
Батюшка! Спасибо Вам за этот замечательный тёплый рассказ! Он укрепляет в вере в Промысел Божий о каждом человеке, ну и, конечно, любовь к нашему любимому святому - святителю Спиридону Тримифунтскому!
раба Божия Тамара25 декабря 2015, 08:00
Дивны дела твои, Господи! Грустно и светло на душе после прочтения. Как и бабушка Наталия, так и моя бабушка, с детства вложила мне Веру в сердце, хотя крестилась я уже в перешагнув 50-летие...Прости Господи грехи их и прими в Царствие твое небесное!!! Слава Богу за всё!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке