Боль чужой утраты

    

Как сообщают новостные ленты, во Франции планируется снос 2 800 католических церквей, многие из которых построены несколько веков назад.

По заявлению французского Сената, храмы будут снесены, так как затраты на восстановление превышают стоимость сноса. При обсуждении этих новостей у нас комментаторы привычно разбились на западников, которые свято веруют, что никакого регресса и упадка на Западе в принципе происходить не может, и на патриотов, которые указывают на знаки упадка с явным злорадством.

Разрушение церквей во Франции происходит совершенно иначе, чем у нас, где церкви сносили фанатики-атеисты, и совсем не так, как в наши дни на Ближнем Востоке, где их сносят фанатики-исламисты. Власти никого не расстреливают, не отправляют в концлагеря, не отрезают головы — разве что употребят слезоточивый газ против небольшой группы главным образом пожилых людей, которые пытаются протестовать против сноса.

Разрушение совершается не по причинам какой-то идеологической ненависти, а по чисто практическим основаниям — здания надо содержать, делать это некому, потому что немногочисленные прихожане не в состоянии понести это бремя, богатые благотворители не интересуются, государство не собирается финансировать церкви — да еще пустующие.

Их снесут и построят на их месте что-то другое — автостоянки, общежития, торговые центры.

Бескровный характер этих событий не устраняет их трагичности. Дело не только в том, что ужасно сносить нечто столь прекрасное, как церковь, чтобы воздвигнуть на ее месте нечто столь уродливое, как торговый центр; дело в том, что церковь — было ли само здание шедевром готической архитектуры или нет — это место, где люди собирались для молитвы к Богу, где звучал Символ веры, где читали слово Божие и совершалась Евхаристия. Место, где люди возносили свои сердца к Богу.

Церковь — это знамение спасения, крест на ее шпиле или куполе возносился над городским кварталом, благословляя и призывая, люди, даже неверующие и маловерующие, могли зайти с улицы в ее тишину и прохладу. Оазис в пустыне грохота, место, где было принято говорить почтительно, вполголоса, где можно было остановиться на путях своих и подумать о той надежде на жизнь вечную, которая двигала теми, кто воздвиг это здание, и теми, кто день за днем наполнял его жизнью.

Это готическое здание показывало, что у людей, которые живут здесь, есть интересы, выходящие за рамки их повседневных дел, маленьких огорчений и удовольствий; что они видят свет за пределами неизбежно ожидающего каждого человека изветшания и смерти. Что здесь живет вера, которая светится в витражах и звучит в торжественных переливах органа.

И вот — во многих местах — люди потеряли интерес к вере настолько, что церкви оказались им не нужны. Конечно, это не стоит преувеличивать: во Франции все еще довольно много серьезно верующих, при всей противоречивости статистических данных, процент людей, посещающих богослужения, выше, чем у нас — но динамика носит отчетливо негативный характер.

Кто-то этому порадуется: ура, отступают религиозные предрассудки, побеждает разум! Разум тут не побеждает – да и слава Богу, мы хорошо помним, как он побеждал в свое время у нас или в Китае – тут просто нарастающая апатия, потеря интереса к вопросу о смысле и предназначении человеческой жизни.

При обсуждении этих новостей у нас комментаторы привычно разбились на западников, которые свято веруют, что никакого регресса и упадка на Западе в принципе происходить не может, а всё, что происходит, включая снос церквей, несомненно к лучшему и еще раз показывает превосходство западной цивилизации, и на патриотов, которые указывают на знаки упадка с явным злорадством.

В действительности разрушение церквей за ненадобностью – это несомненный признак упадка, болезни в самом сердце цивилизации. Но у нас в России это должно вызвать скорбь и тревогу, а не глупую заносчивость. Великая, дивная цивилизация христианского Запада, эта «страна святых чудес», медленно выцветает и уходит – и это трагедия, которая заслуживает быть оплаканной. Это может взывать только скорбь у каждого, кто способен ценить истину, добро и красоту. Если зрелище бульдозеров, разрушающих готический храм, не разбивает ваше сердце – значит оно у вас всё еще каменное, а не плотяное.

У нас — и мы должны быть благодарны за это Богу — происходит обратный процесс: церкви строятся, благодаря желанию прихожан, щедрости жертвователей и благожелательному отношению государства. Там, где они появляются, они быстро заполняются людьми.

В городских районах, где церквей никогда не было, где строителям советской эпохи в голову не могло прийти, что они появятся, возводятся храмы и звучит колокольный звон.

В культуре в целом — и в политической элите в частности — есть понимание веры как чего-то очень ценного. Мы находимся в состоянии прилива, а не отлива.

Это очень хорошо, но мы не должны забывать, что те же социальные и психологические факторы, которые действуют в Западной Европе, актуальны и для нас. Мы не обладаем каким-то врожденным иммунитетом к тому же процессу той же плавной дехристианизации, к тому, что можно было бы назвать «цивилизационной апатией».

Чтобы прилив, который мы переживаем сейчас, не сменился отливом, нужно очень много труда – и молитвенного, и интеллектуального, и организационного. Каждодневного и дисциплинированного служения Богу, Церкви и тем людям, которые еще стоят вне ее.

Сергей Худиев

Источник: Православие.Fm

15 августа 2016 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Анна Рябикова23 августа 2016, 17:56
Олегу Давиденко. Да, согласна с Вами, что и снос крохотного храма, тем более в мирное время, это трагедия. Вот Вы пишите, что со временем "будут закручены гайки для всех, не только для церковников", что это "реалии будущего устройства мира". Увы, Россию этот путь тоже не миновал. Только мы всё это уже прошли в 17-м году прошлого столетия. Но в отличие от западного мира у нас десятилетиями не только храмы рушили, но и убивали друг. И потому вывод к статье можно было бы дописать. Мы, православные, как никто остро чувствуем боль утраты чужих по сути храмов, потому что мы сами безвозвратно разрушили очень многое, потеряли очень многое, и только не давно стали это осознавать и раскаиваться.
Олег Давиденко17 августа 2016, 14:07
Анна Рябикова пишет: "Только, действительно, преувеличивать размер проблемы не стоит" С точки зрения спасения конкретного человека снос одной маленькой церкви с приходом в 3 человека ЧП общечеловеческого масштаба. А здесь речь идет о сносе 2 800 церквей.
Анна Рябикова15 августа 2016, 21:44
Спаси Господи! Прекрасная статья. Только, действительно, преувеличивать размер проблемы не стоит. По статистике западных СМИ, с 2000 года во Франции были разрушены 30 старинных храмов. Но количество католических храмов при этом (на территории Франции) - 40.000. То есть, относительно маленькая страна имеет огромное количество христианских храмов.
Олег Давиденко15 августа 2016, 20:11
Французы, в том числе которые активно участвуют в подготовке сноса церквей, сами могут попасть под пресс. И это не пустые угрозы, а реалии будущего устройства мира. Ведь нынешние западные и прозападные власти, создающие общемировой либерализм, не добрые, не ласковые, не благодетели народные. А ждут только момента, чтоб получить власть неограниченную, полную. И тогда гайки будут закручены для всех, а не только для "церковников", как думают некоторые из "простых" и "непростых" либералов.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×