√рузинска€

»кона "—лава √рузинской  атоликосской ÷еркви". „асть 2

VII век пришел в √рузию, как апокалиптический всадник на коне цвета гор€щего пламени, словно призрак гр€дущих войн. ѕод натиском магометан пала ѕерси€. Ћев »рана склонилс€ на колени перед халифом ќмаром, как дес€тью веками ранее перед јлександром ћакедонским. ¬изанти€, тер€юща€ одну за другой свои провинции, была похожа на коралловый остров, размываемый волнами мор€. »сламский мир приближалс€ к границам √рузии с быстротой лесного пожара. ¬скоре мусульманское войско, как удар клинка, глубоко врезалось в ее тело. ¬ городах  артли и  ахетии встали арабские гарнизоны.

ќсобенно опустошительным было нашествие халифа ћурвана- ру, которого за его жестокость называли Ђглухимї. ѕреследу€ арм€нского цар€ —умбата, ћурван- ру через —урамский перевал вторгс€ в «ападную √рузию. Ќедалеко от  утаиси ему преградили путь войска грузин под предводительством двух јрагветских кн€зей Ч братьев ƒавида и  онстантина. ѕередовые отр€ды ћурвана были разгромлены, но затем грузинское войско окружили полчища арабов.  утаиси пал.  н€зь€ ƒавид и  онстантин оказались в плену. » главным трофеем ћурвана стал не  утаиси, не оружие и кони падших воинов, а именно они. ћурван считал, что если кн€зь€ примут ислам, то это будет дл€ него победой большей, нежели победы, одержанные им на поле бо€.

’алиф обратилс€ к двум брать€м не как к пленникам, а как к государ€м, равным ему по чести. ќн предложил ƒавиду стать правителем »ранаЧбывшего соперника –има и ¬изантии, а  онстантину обещал, что поставит его выше арабских кн€зей, будет считать своим братом и не разлучитс€ с ним, как со своей тенью. “олько дл€ этого кн€зь€ должны выполнить одно условие Ч отречьс€ от ’риста и прин€ть ислам.  н€зь€ ответили отказом. ’алиф приказал подвергнуть их пыткам. » у древних, и у новых тиранов один закон: пытка спрашивает, а боль отвечает. “ела кн€зей резали клинками, опал€ли раны огнем, их привешивали вниз головой, вливали им в ноздри уксус, затем, бросив в подземелье, морили голодом и жаждой.   ним посылали имамов, которые говорили: Ђмы не €зычники, а верим в единого Ѕога, как и вы, поэтому вы не отречетесь от Ѕога,
перейд€ в исламї. “е отвечали: Ђ’ристос наша жизнь, а отречение от Ќего Ч вечна€ смерть. Ќе все ли равно, где утонуть Ч на середине мор€ или у самого берегаї. Ќаконец, когда сами палачи устали от пыток, последовал приговор Ч казнь через усечение мечом.

¬ последней молитве кн€зь€ просили Ѕога по смерти не разлучать их друг от друга и исполн€ть молитвы и прошени€ тех, кто будет призывать их на помощь.   телам казненных братьев прив€зали т€желые камни и бросили в –иони, но произошло чудо: тела всплыли на поверхность и пристали к берегу.  азалось, что мощный поток реки не в силах сдвинуть их с места и увлечь за собой, Ч они лежали на волнах –иони, как на неподвижном ложе. ¬оины из дружины кн€зей, скрывавшиес€ от арабов в окрестност€х  утаиси, увидели над –иони свет Ч как будто зар€ сто€ла над рекой. ќни крадучись подошли к берегу. —вет окружал тела кн€зей. ¬оины подн€ли их из воды и решили с честью похоронить, но ночью в сновидении увидели ƒавида и  онстантина, повелевающих нести их мощи на восток и предать погребению на том месте, где застанет их утро. “ела мучеников обернули воинскими плащами, как погребальными саванами. ¬начале несли на руках, но затем, опаса€сь, что им встретитс€ арабский отр€д, положили на телегу, запр€женную парой молодых бычков, укрыли травой и так продолжали путь.

ѕри первых лучах зари бычки сами встали, как вкопанные, на месте, как будто невидима€ рука удерживала их. ќни остановились на уступе скалы над обрывом, на месте, которое казалось предназначенным дл€ крепости, защищающей подступы к городу .«десь воины погребли тела кн€зей. ¬последствии над их могилой был основан монастырь, названный ћоцамета Ч обителью мучеников. »х кости лежат в одной гробнице, подножием которой служат дерев€нные львы. ѕам€ть јрагветских кн€зей окружена благоговейным почитанием. ¬ праздник ƒавида и  онстантина к монастырю стекаютс€ богомольцы из всех концов «ападной √рузии, и гробницу мучеников окружает народ более многочисленный, чем боева€ дружина, когда они вступили в бой с ћурваном.

÷арь јрчил взошел на трон, как на подножие креста. ≈го долголетн€€ жизнь была духовным мученичеством за свой народ. —трашное испытание постигло √рузию, едва лишь он надел на свою голову корону ¬ахтанга √оргасала и вз€л в руки скипетр, словно жезл —амуилаЧнеподкупного судии. ¬торжение ћурвана, одно им€ которого наводило ужас на ¬остоке, было подобно смерчу из аравийской пустыни. јрчил со своим старшим братом ћиром укрепились в јнакопии, как в орлином гнезде. Ќачалась т€жела€ осада. ¬ крепости находилась могила апостола —имона  ананита. ћолитвы его защищали город, как молитвы пророка ≈лисе€ Ч окруженную сирийскими войсками —амарию, и поэтому јнакопи€ оказалась дл€ победител€ ¬остока непреступной.  ровавый меч ћурвана, ударившись о стену јнакопии, как о скалу, притупилс€ и изогнулс€. ”дача, котора€ казалась подругой халифа, отвернула от него свое лицо. јрабска€ конница зав€зла в болотах  олхиды, как войско  серкса в песках —ахары, и только остатки ее возвратились в ’алифат.

Ќаступил мир, как день после долгой ночи, но само солнце ужаснулось, увидев страну обезлюдевшей и разоренной, как поле, с которого подн€лись тучи саранчи. ÷арь јрчил дал народу то, что мог Ч свое сердце и остатки царских сокровищ, и вз€л то, что дал ему народ Ч чашу, наполненную слезами. ¬ годы мира царь јрчил подн€л страну из руин и собрал народы под сенью —толпа и ’итона √осподн€.  огда возводились стены разрушенных городов, р€дом с каменщиками-мастерами лежали щиты и копь€ на случай военных тревог, а кресть€нин, выход€ в поле, брал с собой не только серп, но и меч.

ѕодвиг жизни цар€ близилс€ к концу, как солнце склон€етс€ к закату. Ёмир јсум вызвал его в свой стан и там потребовал отречьс€ от ’риста. ÷ар€ уговаривали сделать лишь вид, что он принимает ислам, остава€сь при этом в душе христианином. Ќо царь поступил, как старец ≈леазар, вдохновивший своей мученической смертью братьев ћаккавеев на подвиг. ќн отказалс€ купить себе жизнь за 30 сребренников »уды Ч ценой отступничества и вероломства Ч и склонил свою голову, убеленную сединой, под меч палача, как во врем€ второго короновани€. ≈го жизнь была достойна мученической смерти, а смерть Ч праведной жизни.  азнь мученика Ч это Ђ—имвол верыї, написанный кровью. » живым, и мертвым царь јрчил был и осталс€ примером дл€ народа.

¬ VIII веке арабский ’алифат, как огромное п€тно, расползс€ по карте мира. ѕо своим размерам он превзошел –имскую империю времен ее великих цезарей: счастливого јвгуста и победоносного “ра€на. «ападные берега ’алифата омывали свинцовые волны јтлантики, восточные границы проходили через покрытые пальмами острова »ндийского океана и достигали ¬еликой стены  ита€; на юге он сливалс€ с пустыней —ахарой, где среди песков, вздыбленных, как волны мор€, границу определ€ют по звездам; на севере Ч врезалс€, как кривой клинок сабли, в землю хазар и скифов.

«десь, в стране скифов и хазар, арабы то одерживали блистательные победы, то терпели неожиданные поражени€ и тогда откатывались назад через ƒербендские ворота Ч так меч скрываетс€ в ножнах до новой битвы. Ѕагдад Ч столица ’алифата Ч стал одним из самых великолепных городов мира: по своей сказочной роскоши и пленительной красоте он превзошел города »ндии. ≈сли средневековые алхимики тщетно пытались найти способ превращать металлы в золото, то арабские халифы умели превращать в золото кровь покоренных народов, а из камней разрушенных городов и храмов возводить стройные, как изва€ни€, дворцы.

¬ то врем€ прославилс€ мученическим подвигом аравийский юноша јбо, родом из Ѕагдада. ќн приехал в √рузию в свите картлийского правител€ Ќерсеса. —трана находилась под властью мусульман, как »уде€ времен јпостолов под властью –има. ¬ крепост€х “билиси сто€л арабский гарнизон. –€дом с храмами высились мечети и минареты; недалеко от —ионского собора находилс€ дворец эмира, который мог свергать и назначать, судить и ссылать грузинских кн€зей-эриставов. ’ристиане были обложены т€желой данью, словно выкупом за право жить. ћногие из кн€зей и вельмож принимали ислам, чтобы получить высокие должности в ’алифате, а простой народ Ч чтобы защитить себ€ от поборов, насили€ и произвола: жители “билиси, прин€вшие ислам, пользовались теми же правами, что и арабы. » в это самое врем€ арабский юноша јбо прин€л христианство, что сулило ему только одну награду Ч мученичество за ’риста. ќн прин€л крещение в ’азарии, затем удалилс€ в горы јбхазии дл€ уединенной молитвы и, укрепившись благодатию Ѕожией в пустынном безмолвии и посте, как воин, надевший доспехи и приготовившийс€ к битве, вернулс€ в “билиси, чтобы проповедовать ≈вангелие своим соплеменникам-арабам.

 аждый день после церковной службы јбо шел в арабские кварталы и военные казармы; там он читал ≈вангелие и рассказывал о ’ристе. ѕо закону шариата мусульманин, прин€вший другую веру, должен быть казнен. ѕоэтому јбо каждый день шел на проповедь, как на смерть.  аждую ночь он ожидал услышать шаги стражи, котора€ св€жет его и поведет на допросы в суд, а затем бросит в темницу, из которой только один путь Ч на место казни.  азалось, что јбо сам ищет страданий и смерти, как люди этого мира ищут поко€ и наслаждений.

“ри года проповедовал јбо тбилисским мусульманам, скрываемый благодатию Ѕожией от глаз кадиев и имамов. ”же одно это было чудом. “ри года продолжалась проповедь —пасител€, три года продолжалась проповедь ≈го раба. √осподь был предан —воим учеником, јбо Ч своими соплеменниками. ¬ темнице, по ночам, узник пел на пам€ть псалмы ƒавида, как погребальные песнопени€ по себе самом. ¬ праздник  рещени€ √осподн€ он крестилс€ крещением мученика Ч в своей крови. „тобы мощи казненного не вз€ли христиане Ч как св€тыню, его тело привезли к подножию ћетехской горы, обложили паклей, облили нефтью и сожгли, а кости и пепел зашили в шкуру овцы и бросили в стремительный поток  уры. —удьи думали, что река станет местом забвени€ дл€ св€того, безмолвной могилой, но мощи его вместе с камнем, прив€занным к ним, всплыли около ћетехского моста. ’ристиане тайно вз€ли их и унесли на север, в горы. ј над мостом три ночи сто€л огненный столп, как плам€ огромной свечи, и звезды, подобные венцу, то си€ли высоко над городом, то опускались к волнам реки.

Ќа месте сожжени€ тела јбо была построена часовн€. —в€той јбо издавна считалс€ покровителем и защитником “билиси, в его часовне служили молебны, когда городу угрожала опасность от врагов, междоусобиц, голода, эпидемий. Ёту часовню в XX веке новые вандалы разорили и снесли до основани€, словно хотели продолжить суд эмира над јбо. «наменательно, что через несколько дней после этого вспыхнула ¬тора€ мирова€ война. ƒо сих пор часовн€ не восстановлена. ѕокровител€ “билиси как будто оставили без дома. „удотворна€ икона јбо, перед которой в часовне служили молебны, находитс€ теперь в ћетехи около гробницы св€той Ўушаники, точно мученица приютила своего духовного брата.'

√рузинска€ ÷ерковь причислила к лику св€тых двух братьев Ч мучеников »саака и »осифа. »х мать была христианка, отец Ч аравит€нин. ’от€ законами ÷еркви браки между христианами и иноверцами запрещались, но положение завоеванной страны было таково, что народ оставалс€ беззащитным, и даже царевен из рода Ѕагратиони нередко отдавали замуж за мусульманских кн€зей и эмиров, чтобы найти себе союзников или предотвратить нашестви€. ƒостаточным условием дл€ этого считалс€ уговор: не заставл€ть невесту насильственно переходить в мусульманство; однако дети от смешанного брака считались мусульманами. „асто арабы похищали грузинских девушек, но были также случаи, когда такие браки заключались по любви и согласию двух сторон.

јрабы, отторгнув от ¬изантии —ирию и ≈гипет, воспользовались огромным арсеналом эллинистической философии и науки. „ерез два столети€ после образовани€ ’алифата арабы по своей культуре сто€ли выше европейцев. ƒл€ араба того времени слово Ђфранкї было синонимом варвара. ’от€ по  орану разрешалось многоженство, многие арабы сохранили древний обычай иметь только одну жену ¬ такой семье воспитывались два брата Ч »саак и »осиф. ћать тайно учила их христианству. ќтец же был уверен, что они мусульмане, и готовил сыновей к службе в арабском войске. ƒостигнув юношеского возраста, брать€ дл€ того, чтобы сохранить христианскую веру, решили тайно переправитьс€ в ¬изантию и поступить на службу к императору Ќикифору. Ётот замысел стал известен власт€м. »х подвергли допросу и суду у эмира. ѕо законам шариата мусульманин, прин€вший христианство, подлежал смертной казни Ч даже если бы он был сыном халифа. Ѕратьев стали допрашивать: почему они хотели переехать в ¬изантию к императору Ќикифору, врагу ’алифата, который свое царствование провел в непрестанной войне с арабами? »саак и »осиф ответили, что они христиане и поэтому решили служить православному царю. Ётот ответ поразил судей, как неожиданный удар грома. ќни оцепенели и молча, с изумлением, смотрели на братьев, как на призрак, вставший из могилы.

ќтец »саака и »осифа Ч один из аравийских кн€зей, уважаемый в городе  арну человек, присутствовал на суде. ”слышав, что его дети произнесли самим себе смертный приговор, он стал, указыва€ на свои седины, умол€ть их избавить себ€ от пыток и смерти, а его от позора, и объ€вить, что они решили прин€ть ислам. ќн не угрожал, а плакал, как ребенок, и просил их, как раб своих господ. ƒл€ братьев это была невидима€ пытка, более страшна€, чем пытка железом. Ћюбовь и жалость к отцу разрывали их сердца, но победила любовь ко ’ристу. »саак и »осиф повторили, что они не лазутчики греков, а христиане, и направл€лись в ¬изантию дл€ того, чтобы там свободно исповедовать веру, которую они впитали с материнским молоком.

—реди судей были родственники и друзь€ отца... ќни стали убеждать братьев перейти в мусульманство, называли их ласковыми именами, вспоминали, как держали их на руках, когда они были детьми, просили не сводить убитого горем отца в могилу. Ќо брать€ были непоколебимы. Ѕлагодать Ѕожи€ укрепл€ет мучеников в их подвиге и открывает перед ними духовный мир. Ѕрать€ увидели, что демоны заседают вместе с судь€ми, что слезы, текущие по лицу отца, подобны саже, растворенной с кровью. —лышат они его мольбы Ч как змеиную песню, как дь€вольское оба€ние, которое хочет увести их от ’риста в черную бездну.

“олпа мусульман, окруживших суд, громко требовала смерти »сааку и »осифу. —удьи сами оказались в роли заложников, над которыми толпа могла учинить расправу. —лух, распущенный странствующими дервишами о том, что кадий подкуплен греками, уже полз по городу и грозил превратитьс€ в пожар. —удьи нехот€, стара€сь не смотреть на узников, подписали смертный приговор, как свидетельство о своем бессилии. Ѕрать€ прин€ли его с радостью: теперь сами судьи и родные отправл€ют их с честью в далекий путь Ч не в ¬изантию к императору, а в ÷арство Ќебесного ÷ар€. Ќочью столп света, подобный колонне храма, сто€л над телами казненных. –одственники не решились отнести их на кладбище, где хоронили мусульман, и оставили тела на съедение голодным псам, которые ста€ми бродили по городу ночью. Ќо христиане тайно вз€ли мощи мучеников и погребли их за городом... ¬последствии на этом месте была построена церковь во им€ —в€той “роицы.

∆ил в IX веке в √рузии подвижник »ларион, который повторил подвиги древних ќтцов и обладал таким обилием даров, что ÷ерковь назвала его тем же именем, что и св€тител€ Ќикола€ Ч „удотворцем. ќн происходил из знатного кн€жеского рода, но уже .в отрочестве отказалс€ от своего имени€, подобно јнтонию и јрсению ¬еликим; пришел как странник в √ареджийскую Ћавру и жил в пещерной келье в нищете, не име€ даже второго хитона.  ак рудокопы роют землю в том месте, где залегла золотоносна€ жила, чтобы найти крупицы драгоценного металла, так √ареджийска€ Ћавра была испещрена пещерами, которые вырыли монахи. “ам в непрестанной денно-нощной молитве они искали небесное сокровище Ч благодать ƒуха —в€того.  ак червь, заключив себ€ в кокон, будто в добровольную темницу, выходит оттуда другим существом Ч крылатой бабочкой, похожей на лепестки цветов, так человеческа€ душа в затворе обретает крыль€ и во мраке пещеры видит духовный свет.

√олос Ѕожий повелел »лариону, подобно јврааму, идти в чужую землю, и он, оставив √ареджийскую обитель, как родной дом, отправилс€ в дальний путь, не име€ с собой ничего, кроме имени Ѕожи€.  ак пчела собирает мед со всех цветов, так он собирал благодать у св€тынь ѕалестины и –има, —ина€ и Ёллады. ќн проповедовал ≈вангелие не €зычникам, а христианам, забывшим о ’ристе, проповедовал не словами, а €влени€ми Ѕожественной силы. ѕреподобный творил милостыню несчастным и больным, но не золотом, а даром чудес и исцелений. —вой путь он закончил в —олуни, городе великомученика ƒимитри€, городе, который сто€л как крепость на границе ¬изантии и варварских народов.

¬изанти€ была похожа на твердь христианства, а варварский мир Ч на бушующее море, волны которого то обрушивались на берег, то откатывались назад.  огда император захотел перенести мощи св€того »лариона в  онстантинополь, то жители воспротивились, говор€, что ÷арьград имеет крепостные стены, высокие, как скалы, а —олунь защищена молитвами св€тых ƒимитри€ и »лариона. Ќекоему монаху было видение: клокочущее плам€, как из жерла вулкана, с ревом вырвалось из ада; слышит он
голос: ЂЁто плам€ зажег кесарь ¬асилий своими грехамиї. Ќикто не мог не только угасить этого адского огн€, но и даже приблизитьс€ к нему. » видит монах старца, подобного јнгелу, который молитс€ Ѕогу: плам€ уменьшаетс€, а затем гаснет, как будто струи дожд€ залили его.

¬ дивном старце монах узнал преподобного »лариона. ќ своем видении он рассказал кесарю ¬асилию, которого за военные подвиги сравнили с јлександром ћакедонским, а за жестокость Ч с Ёль-√аруном. “от велел построить себе келью у гробницы »лариона и часто уедин€лс€ туда дл€ молитвы, как человек скрываетс€ в непреступный замок от окружающих его врагов.

÷ерковь прославл€ет в один день с √еоргием ѕобедоносцем св€того мученика кн€з€  онстантина, который с детства отличалс€ строгим благочестием. ќбычно в своих родовых имени€х кн€зь€ вместе со свитой последними вход€т в храм на богослужение, где их прихода дожидаетс€ св€щенник и народ, а св€той  онстантин первым, как св€титель Ќиколай, задолго до службы приходил в церковь со своими детьми и последним выходил из нее. ≈го дом был открыт дл€ нищих и странников, как дл€ самых почетных гостей. ќн не только кормил бедных, но и служил им за трапезой, как ‘иларет ћилостивый, и омывал ноги приход€щим странникам, как јвраам. «а его столом всегда сидели св€щенники и монахи, с которыми он беседовал о спасении души.

„асто св€той  онстантин отправл€лс€ на далекое богомолье с богатыми дарами и привозил оттуда самое великое сокровище Ч благословение монастырей и обителей, подобно купцу, который приводит из чужих стран караваны, нагруженные богатством. ќн заботилс€ о благолепии храмов, восстанавливал из руин разрушенные церкви, дарил иконы, утварь и облачени€, помн€, что храм Ч это образ Ёдема и место €влени€ Ѕожества.  н€зь посылал жертвы ко √робу √осподню так же, как древние праведники часть своего имени€ отдел€ли дл€ »ерусалимского храма; давал милостыню бедным, как дань своим господам. —вое сердце он сделал храмом √осподним, где воссылал непрестанные молитвы Ѕогу.  онстантин видел ту таинственную красоту небесного »ерусалима, перед которой солнечный свет кажетс€ тьмой. ¬ бою с арабами он был вз€т в плен и отправлен на суд в ¬авилон. «а отказ прин€ть ислам кн€зь был казнен и удостоилс€ великой чести Ч пить ту чашу страданий, из которой пил ’ристос. ќтрубленную голову  онстантина прикрепили к высокому шесту и подн€ли над крепостной стеной, как военный трофей, чтобы устрашить врагов ислама, но она, окруженна€ нимбом лучей, си€ла над городом, как победоносное знам€ веры.

√рузинска€ ÷ерковь прославл€ет св€того кн€з€ √оброна, замученного за ’риста в ’ веке. Ёто было столетие, когда врем€ исчисл€ли не по годам, а по нашестви€м арабов. √оброна называют Ђотважнымї Ч это образец грузинского вит€з€, во многом схожего с тем, кого на «ападе называли Ђрыцарем без страха и упрекаї. ќн защищал в “ао- ларджети свою родовую крепость, котора€ сто€ла на пути арабов, так же, как некогда спартанский царь Ћеонид с отр€дом воинов преградил путь на узкой тропе полчищам персов. ƒолго продолжалась осада, казалось, что скорее разрушатс€ каменные башни от ударов таранов, чем сдадутс€ воины √оброна. “учи гор€щих стрел и куски скал, как град, обрушивались из каменометных машин на осажденный замок. „ерный дым поднималс€ над крепостью, как извивающеес€ тело дракона. ќдин за другим падали воины со стен в огонь, охвативший замок, и на остри€ копий. ¬орота рухнули, арабы ворвались во двор крепости, битва продолжалась внутри каждой башни. √оброн защищал замок, как истекающий кровью орел защищает свое гнездо. ¬ живых остались только он и 133 воина, у которых от изнеможени€ и ран мечи выпадали из рук.

Ёмир потребовал, чтобы √оброн прин€л ислам, обеща€ сохранить ему жизнь, вернуть родовые поместь€ и сделать полководцем в арабском войске. √оброн и его воины предпочли смерть. ∆ела€ устрашить √оброна, эмир приказал убивать пленников на его глазах. ќн сто€л, забрызганный кровью, среди трупов, как на поле бо€.  огда убили последнего воина, эмир снова спросил √оброна: согласен ли он прин€ть ислам, Ч ведь теперь уже не будет живых свидетелей его отступничества. √оброн сто€л неподвижно, как изва€ние, подн€в глаза к небу.  азалось, что он не слышит звона оружи€, не видит крови и мертвых тел, которые как холмы окружают его, что он в молитвенном порыве созерцает, подобно апостолу —тефану перед смертью, —ына Ѕожи€ и јнгелов ≈го. ѕалач ударил √оброна мечом; тот, омочив в своей крови персты, начертал у себ€ на челе крест. Ётот крест засверкал ослепительным светом молнии. ѕосле третьего удара бездыханное тело мученика, как дуб под секирой дровосека, пало на землю. √оброн вместе с убитыми воинами был погребен в общей могиле во дворе замка, р€дом с гробницами своих предков.

ѕриближалс€ конец первого тыс€челети€ от –ождества ’ристова. ¬рем€ циклично; каждый цикл содержит в себе элементы последующей истории. ѕоэтому конец века, тем более тыс€челети€, эсхатологичен, он носит на себе печать јпокалипсиса и освещен заревом будущих мировых катастроф. ¬ это врем€ люди наход€тс€ в томительном ожидании неотвратимых, неведомых бедствий, самый воздух как будто пропитан волнами тревоги. ƒаже звездное небо, открывающее человеку величие и беспредельность Ѕожества, кажетс€ пергаментом с таинственными знаками, подобными письменам, внезапно по€вившимс€ на стене вавилонского дворца во врем€ пира ¬алтасара в последнюю ночь обреченного города. Ќа рубеже двух тыс€челетий тени эсхатологических бедствий покрыли землю, как тень луны во врем€ затмени€.

¬ это врем€ √осподь даровал √рузии и всему миру великих св€тых, проси€вших на јфоне: »оанна, √авриила, ≈вфими€ и √еорги€ —в€тогорцев. јфонска€ √ора Ч это особое царство, где живет особый народ, не похожий на остальные народы и племена Ч монахи. ¬ этой стране лавры сто€т, как царские дворцы на берегу лазурною мор€, монастыри Ч как замки на склонах горы; скиты и пещерные кельи Ч как крепостные башни. јфонска€ гора, выдвинута€, как остров в море, кажетс€ кораблем, плывущим к небесам. √ора јфон Ч ”дел Ѕожией ћатери, нерукотворенный храм, крепость ѕравослави€ и образ небесного »ерусалима на земле.

 ак четыре драгоценных камн€, сверкают и си€ют в небесном »ерусалиме имена четырех монахов Ч »оанна, √авриила, ≈вфими€ и √еорги€. ѕреподобный »оанн, в миру Ч “ао- ларджетский кн€зь, построил »верскую обитель и собрал грузинских монахов, подвизавшихс€ на —в€той √оре, как пастух собирает агнцев в овчий двор.

ќднажды ¬еликим постом монахи увидели свет, идущий со стороны мор€, который си€л ночью и не угасал днем. —вет исходил от иконы, сто€вшей на волнах, как в каменном иконостасе. ћонахи спустили на воду лодки, некоторые из них бросились к иконе вплавь, но икона отступила от них, и они увидели ее свет на горизонте, где море сливаетс€ с небом. ¬се монахи јфона собрались к морю, точно стаи голубей покрыли его берег. ћонахи служили молебны Ќебесной ÷арице, в монастыр€х читалась неусыпаема€ ѕсалтирь.

Ќастала —трастна€ —едмица. ¬есь јфон облачилс€ в траур. ћонахи приносили пока€ние в своих грехах Ч от игуменов монастырей и схимников, дес€тки лет не покидавших затвор, до послушников, недавно пришедших из мира. ќни знали, что грехи, не омытые слезами пока€ни€, как стена сто€т между Ќебом и землей, заграждают путь Ќебесной ÷арице, подобно дыму, который отгон€ет ластвицу от мирских жилищ.

Ќо вот пришла ѕасха. ƒева ћари€, €вившись преподобному »оанну, сказала, что только один монах Ч √авриил Ч может вз€ть из мор€ икону √авриил продолжал подвиг древних отшельников-восков. ќн был странником на јфоне, не имел ни жилища, ни келий, бродил по дебр€м лесов и скал, где редко ступала нога человека, воспева€ день и ночь гимны Ѕогу. ќн питалс€ плодами деревьев, корн€ми трав и тем, что подавали ему как нищему в монастыр€х јфона. ќн ночевал, где заставали его короткие южные сумерки: в расселинах скал, дуплах деревьев или делал себе шалаши из веток. Ётот подвижник не имел ничего, кроме имени »исуса ’риста и свободы от всего земного. ќн был свободнее перелетной птицы, котора€ находит оставленное гнездо; не имел ничего, но был так радостен и счастлив, словно все принадлежало ему, как царю.

ѕреподобный »оанн послал монахов в дебри и ущель€, чтобы отыскать его Ч своего духовного брата Ч пр€чущегос€ в скалах, будто серна. ѕреподобный √авриил, узнав, что его ищет »верский игумен, тотчас €вилс€ в монастырь. ѕомолившись Ѕожией ћатери, он вступил на волны мор€, как ѕетр на воды √алилейского озера, и пошел к иконе, точно по вымощенному гранитом пути. ѕодн€л икону и понес ее на берег. “репеща и ужаса€сь, √авриил держал в своих руках чудотворный образ Ѕогоматери, а благодать иконы невидимо держала его над бездной вод. –адостно прин€ли монахи образ Ч как —аму ѕресв€тую Ѕогородицу, вступившую на землю јфона.

»кону поместили в монастырской часовне и оставили там Ч пока приготов€т дл€ нее место в соборе, где она должна была восседать, как царица јфона на троне. «атем икону перенесли в собор и поставили в алтаре. Ќо вол€ ƒевы ћарии была иной Ч образ ≈е на следующее утро оказалс€ вис€щим над вратами обители. —нова внесли ее в храм, но и в последующие ночи повторилось то же чудо. ¬разумленные —амой ÷арицей Ќебесной, иноки более не противились ≈е изволению. »кону оставили там, где это было угодно Ѕожией ћатери. ≈сть предание, что пока она находитс€ в »верском монастыре, јфон будет изливать чистый свет ѕравослави€, и силы ада не одолеют его. Ќо придет врем€, и икона исчезнет так же таинственно, как и пришла. “огда монахи спешно должны покинуть —в€тую √ору, как христиане в одну ночь покинули »ерусалим, когда войска “ита готовились к новой осаде. Ќа јфоне прежде был обычай: каждую неделю посланцы из всех монастырей приходили к воротам »верской обители, чтобы узнать, стоит ли икона на своем прежнем месте; клан€лись ей как »гумений —в€той √оры и возвращались в свои монастыри с радостной вестью, что Ѕожи€ ћатерь не покинула јфон, что дух ѕравослави€ —в€той √оры светел и чист, как огни лампад, что ереси и лжеучени€ не могут поколебать јфон, как бури Ч его скал.

ѕреподобный ≈вфимий был сыном преподобного »оанна и стал сыном своему отцу и по духу, когда прин€л монашество. ѕосле смерти »оанна ≈вфимий получил вместо кн€жеского наследства Ч »верский монастырь и великое звание Ч сан игумена.  ак сын умножает сокровища родителей, так он расширил и украсил »верскую обитель. ≈вфимий был примером дл€ монахов. ќн не пропускал ни одного храмового богослужени€ и сто€л на игуменском место неподвижно, как зажженна€ свеча. ≈вфимий с юности до смерти носил на теле железную рубаху, как воин Ч кольчугу в бою. Ѕожи€ ћатерь, €вившись ему в видении, повелела перевести —в€щенное ѕисание на грузинский €зык и коснулась жезлом его уст. — тех пор уста ≈вфими€ стали златоструйным источником, точно родник, напоили всю грузинскую землю небесным вином. ѕосле службы, когда монахи расходились по кель€м и монастырь погружалс€ в сон, окно башни, где жил ≈вфимий, светилось, как звезда над »верской обителью: игумен, склон€сь над столом, переводил ѕисание и творени€ св€тых ќтцов на грузинский €зык. ќн чувствовал каждое слово Ѕиблии, как живое существо, видел его в многомерных духовных измерени€х, созерца€ цвета и блеск его кристаллов и граней; свет —в€щенного ѕисани€ он зажег, как неугасимый огонь в лампаде грузинского €зыка.

“ретий игумен »верской обители Ч преподобный √еоргий докончил труд преподобного ≈вфими€. ќн был мистик и поэт. ≈го переводы Ѕиблии похожи на иконы Ѕека и Ѕешкена, выкованные из золота и серебра. Ќа гробнице преподобного √еорги€ Ч надпись: Ђя утвердил столпы храма, да не поколеблютс€ они вовекї. ѕреподобные ≈вфимий и √еоргий Ч два последних апостола √рузии, просветившие иверский народ переводами —в€щенного ѕисани€ и своими творени€ми. ¬ каждом грузинском храме при богослужении звучит их голос Ч в словах ѕисани€; ему будут с благоговением внимать потомки, пока небо и земл€ не предстанут на —трашный суд, пока в мире звучит грузинска€ речь...

¬торым тыс€челетием от –ожества ’ристова открылс€ новый цикл в истории √рузии. “ени гр€дущих бедствий нависли над землей, как тревожный колокольный звон. Ќарод, готов€сь к войне, спешно возводит крепости, строит стены вокруг городов, чинит мосты и очищает рвы Ч так в начале XI столети€ √рузи€ возводила духовные крепости. ѕерва€ из них Ч —ветицховели, венец √рузинской ÷еркви, младший брат ÷ареградской —офии, рукотворный утес, возвышающийс€ над волнами времени и круговоротом истории.  ажетс€, что между —ветицховели и »ерусалимским храмом ¬оскресени€ прот€нута золота€ цепь. ¬тора€ крепость Ч храм јлаверды, выс€щийс€ над  авказом, кажетс€, воплотил собой полет в небеса и даровал крыль€ камню: ќн похож на колонну, котора€ поддерживает лазурный небосвод. јлаверды лишен украшений; он прост, как оде€ние аскета, его строга€ красота похожа на лик пророка, вышедшего из пустыни. “реть€ крепость Ч это  утаисский храм Ѕаграта. ≈го орнамент и барельефы похожи на филигранную работу древних ювелиров; его стены из белого камн€ кажутс€ оде€нием из виссона, которое можно пропустить через кольцо.  ажетс€, что храм Ѕаграта строили трое братьев, из которых один был богослов, второй Ч мистик, а третий Ч поэт.

≈два были докончены эти крепости, как на границах √рузии по€вилс€ новый враг Ч турки-сельджуки, будто зловещий призрак смерти с косой. ќни пришли, как гунны при јттиле из јлта€ и “урана на запад, в поисках земли и добычи. “урки вторгались в √рузию каждый год. √орода и села сто€ли обезлюдевшие, как после чумы. ƒома на пепелищах и развалинах, в которых долго не зажигались огни, казались черными пам€тниками на могилах. Ќезасе€нные пол€ поросли кустарником и крапивой. “ри апокалиптических всадника Ч война, голод и смерть с обнаженными мечами промчались по √рузии. —трана была подобна кораблю с поломанными мачтами, порванными парусами, с пробоинами в борту, в которые устремилась вода.  азалось, что нет спасени€: бур€ подымет корабль, как борец своего противника над головой, и с размаху бросит его о скалы.

“урки-сельджуки были страшнее, чем арабы. ≈сли арабы, сохранившие обычаи бедуинов, были благородными разбойниками, то сельджуки не отличались от грабителей гробниц, готовых сн€ть с тела мертвеца последний хитон. ¬ это врем€ √осподь даровал √рузии величайшего из ее царей Ч ƒавида —троител€, Ђмужа по сердцу —воемуї (ƒе€н. 13, 22), потомка ƒавида ѕсалмопевца. Ќарод назвал его ¬осстановителем √рузии. ƒень цар€ начиналс€ с молитвы еще до рассвета и оканчивалс€ глубокой ночью за чтением Ѕиблии.  огда он отправл€лс€ на войну, то брал с собой похожую на скинию походную церковь. ќн присутствовал на литургии каждый день и часто причащалс€. Ќа его груди, поверх кольчуги, была надета серебр€на€ икона јрхангела ћихаила, который не раз спасал его жизнь. ƒаже на поле битвы царь не расставалс€ с ≈вангелием. ќн вырвал “билиси из рук агар€н, как пророк ƒавид Ч »ерусалим из рук хананеев. »з ожерель€ √рузинской ÷еркви он выбросил фальшивые камни и заменил их алмазами, которые выточили ювелиры –уиси и ”рбниси. ÷арь ƒавид оставил Ђ анон пока€нныйї, написанный словно кровавыми слезами и показал пример пока€ни€, завещав погребсти свое тело у порога √елатского монастыр€, чтобы все приход€щие в обитель наступали на его могилу.

ѕам€ть о св€той царице “амар звучит, как песн€, над горами  авказа, а им€ ее си€ет на небе блеском утренней звезды. ќна отогнала врагов от пределов √рузии, как орел Ч стаю воронов. ќна построила на вершинах скал часовни и храмы, будто надела на главы гор венцы, а на равнинах воздвигла соборы, словно изва€ни€, выточенные из камн€, и монастыри, точно замки из роз, наполнившие благоуханием всю страну. ≈е гробница неведома миру, как могила пророка ћоисе€, но жива€ и мертва€ она принадлежит всей √рузии; в каждом уголке иверской земли слышитс€ биение ее сердца.

ѕрошло 20 лет со дн€ смерти царицы “амар, перевернулась страница летописи, и друга€ картина встала перед глазами: те же силуэты гор, то же течение рек, мирное и непрестанное, как поток времени, но вместо кип€щих жизнью, как кубок вина, городов, Ч развалины и пепелища, около которых собираютс€ стаи волков и поют тоскливо и заунывно песнь смерти. Ќа пол€х вместо колосьев пшеницы, похожих на золотую парчу, Ч бурь€н и выжженна€ земл€. ÷еркви сто€т с поломанными крестами. ¬место богослужени€ из алтарей донос€тс€ крики скота; церкви обращены завоевател€ми-монголами в конюшни. ѕо предсказанию јндре€, ’риста ради юродивого, раскрылись медные ворота, которые јлександр ћакедонский воздвиг на ¬остоке, и орды из пустыни  ара- ум и √ималаев хлынули на «апад, уничтожа€ все на своем пути, как снежный обвал.

”мерла царица “амар, как тихо опускаетс€ солнце за горизонт. ќплакав свою госпожу, царский двор “билиси предалс€ пирам и веселью, как будто хотел превзойти блеском Ѕагдад.  азалось, что цари и царедворцы играют страной; как маленький ребенок Ч алмазом, подбрасыва€ вверх и лов€ на лету.

ќдин из немногих оставшихс€ в живых соратников царицы “амар Ч ахалцихский кн€зь Ўалва предупреждал грузинское правительство о наступающей опасности Ч настойчиво, но безуспешно, как Ћаокоон Ч тро€нцев.  азалось, что он слышит гул копыт монгольской конницы, который потр€сал мир, как подземный гром Ч ѕомпеи, когда
еще безмолвствовал ¬езувий.

» вот на границе √рузии по€вилс€ хорезмийский царевич ƒжалал-эд-дин с огромным войском, как јттила под стенами –има. ѕобедоносный меч “амары в руках ее преемников оказалс€ мечом с золотым эфесом, но с дерев€нным клинком. «ато кинжал измены поражал без промаха. “билиси пал. “олько цитадель »сани продолжала сопротивл€тьс€ хорезмийцам, подобно крепости ћасада, котора€ отражала штурмы римских легионов при зареве пылающего »ерусалима.

ƒжалал-эд-дин решил одержать еще одну победу: обратить жителей “билиси в ислам или превратить “билиси в чашу крови. — —ионского собора сбросили купол и на кровлю поставили трон, где сел ƒжалал-эд-дин.  азалось, что он, как Ќимврод, хотел дот€нутьс€ рукой до неба, а ногой попрать св€тыни √рузии Ч так гладиатор становитс€ на грудь поверженного противника и приставл€ет острие клинка к его горлу.

»з —обора вынесли на ћетехский мост иконы. ¬доль перил стали хорезмийцы с обнаженными мечами. ’ристиане “билиси должны были р€дами переходить по мосту на другую сторону реки и в знак отречени€ от ’риста плевать на лики икон, которые они всю жизнь почитали благоговейным лобызанием, перед которыми с детских лет молились и просили у Ѕога благословени€. ’ристиане шли по мосту, как мученики Ч по арене  олизе€, окруженные стаей голодных зверей, которые бросались на них и разрывали на части их тела. ’орезмийцы рубили христиан мечами и сбрасывали с моста раненых и мертвых. »коны были залиты кровью мучеников. ѕо трупам можно было перейти с одного берега на другой, не замочив ног в воде.

¬оевода Ўалва был захвачен в плен. ƒжалал-эд-дин уговаривал его прин€ть ислам, обеща€ большее богатство и славу, чем он имел в своей молодости. Ќо получив отказ, приказал пытать его и бросить в темницу.  н€з€ заключили в подземелье, как в волчье логово, Ч там не было ни тепла, ни света, Ч подвергали побо€м, морили голодом, а затем задушили веревкой.

ћес€ц находилс€ ƒжалал-эд-дин в “билиси, мес€ц продолжалось побоище, превосход€щее жестокость ассирийских царей, которые писали число убитых пленников на скалах, как бы в назидание потомкам. ¬олны  уры были алыми от крови.

¬ истории имеютс€ поразительные совпадени€: таковы судьбы јшота  уропалата и цар€ ƒимитри€ —амопожертвовател€. ќдин управл€л страной после арабского нашестви€, другой Ч после вторжени€ монголов. ќба подн€ли из руин и пожарищ √рузию, как «оровавель после вавилонского плена Ч »ерусалим и его св€тыню Ч ’рам. ќба кротко терпели обличени€ от своих духовных отцов: јшот  уропалат Ч от св€того √ригори€ ’андзойского Ч мужа пророческого духа, а ƒимитрий —амопожертвователъ Ч от преподобного ѕимена юродивого, названного ЂЌафаном √рузинской ÷ерквиї. јшот  уропалат был изменнически убит в храме, как пророк «ахари€, между жертвенником и алтарем, а царь ƒимитрий Ч самого себ€ принес, словно жертву за √рузию, монголам, чтобы своей кровью утолить их €рость, как голод волчьей стаи. Ќарод назвал его —амопожертвователем, самым прекрасным из имен.

ј вот им€ Ўах-јббаса народы «акавказь€ вспоминают с прокл€тием.  азалось, целью его жизни было уничтожить √рузию или превратить ее в татарское ханство, как целью жизни  атона Ч сравн€ть с землей  арфаген, а камни стен его вырыть из основани€ и бросить в море. ћного бед испытала за свою историю √рузи€. ќгнепоклонники мстили даже мертвым: разрывали могилы, выбрасывали трупы и кости на съедение птицам и звер€м; монголы уничтожали все живое на своем пути, а Ўах-јббас не только превращал города и села в руины, но и приказывал вырубать деревь€, выкорчевывать виноградники, вытаптывать и сжигать посевы на пол€х, словно хотел превратить  ахетию Ч сад √рузии Ч в долину ћертвого мор€.

ƒл€ него все христиане были врагами, которых он заранее приговорил к смертной казни. Ѕольше всех людей на земле Ўах-јббас ненавидел картлийского цар€ Ћуарсаба, не раз побеждавшего его на поле битвы и в сост€зани€х: в искусстве метать копье и управл€ть конем. Ўах умел выжидать. Ќенависть и зависть, кипевшие в его сердце, он скрывал под маской друга, как убийца пр€чет кинжал в складках своей одежды. Ўах-јббаса персы называли Ђльвом ¬остокаї. Ќо царь пустыни и лесов никогда не кидаетс€ из засады сзади. ќн благороден даже к своим врагам. Ўах скорее походил на змею, затаившуюс€ у дороги, чтобы неожиданно вонзить свои зубы в тело путника, влить смертоносный €д в его кровь, а затем смотреть неподвижными холодными глазами, как ее жертва бьетс€ в судорогах агонии. Ќо в отличие от змеи, тиран считает смерть слишком легким наказанием дл€ своей жертвы. ќн хочет провести противника через ад унижений, сломить его волю, сделать презренным в глазах народа. ƒл€ тирана высша€ победа Ч видеть, что его враг умер не как мученик, а как пес. ѕерсидский царь —апор, вз€в в плен цезар€ ¬алентиниана, не убил его, а назначил на новую должность при своем дворе: в праздники цезарь должен был опускатьс€ на колени, преклон€ть голову, и —апор наступал сапогом ему на шею, как на подножие, когда садилс€ на кон€.

Ўах-јббас хитростью заманил цар€ Ћуарсаба в свой лагерь, как птицелов заманивает сокола в сеть игрою на свирели. ÷арственный гость стал его пленником. Ўах знал, что никакие пытки не застав€т Ћуарсаба отречьс€ от христианства, и поэтому решил сломить его дух постепенно, как берут осажденную крепость. ћалые грехи подобны малым щел€м в борту корабл€; они расшир€ютс€ под напором воды, и корабль, захлебыва€сь, будто обессилевший пловец, идет ко дну, как в могилу. √рехи лишают христианина благодати; он становитс€ беспомощным, как —амсон с остриженными волосами, в которых заключалась его прежн€€ исполинска€ сила.

Ўах на пиру стал упрашивать Ћуарсаба нарушить пост из уважени€ к нему. Ћуарсаб пон€л, что над ним хот€т посме€тьс€, как над трусом, что это Ч начало конца, а затем последует повеление прин€ть ислам. ќн встал и вышел из шатра шаха, обрека€ себ€ на пытки и смерть, как восьмой ћаккавей, ради отеческих законов. —емь братьев ћаккавеев выпили огненную чашу пыток сразу, не отнима€ ее от своих уст; Ђ»верский ћаккавейї пил эту чашу в течение многих лет, счет которым он потер€л в подобной склепу темнице.

Ћезвие режет, копие колет, огонь жжет, а св€та€ великомученица царица  етеван была подвергнута казни, в которой, казалось, все виды пыток соединились воедино. ≈е тело резали раскаленными лезви€ми, вырывали груди клещами, которыми кузнец вынимает из горнила искр€щеес€ железо. ≈е бросали на раскаленные гвозди, но дух царицы был крепче пламени и стали. Ќи крика, ни мольбы не вырвалось из ее уст. ќна тихо молилась: Ђ¬о им€ ќтца и —ына и —в€таго ƒухаї, пока не изнемогла от пытки, и только струи ее крови с шипением текли на раскаленное железо. »м€  етеван стало символом мужества дл€ грузинского народа Ч как боевое знам€.

ќднажды в ночь под ѕасху персы увидели в горах √ареджи движущиес€ огни. Ўах-јббас удивилс€, что еще остались в живых люди там, где проходило его войско, как если бы остались нетронутыми цветы на поле, которое покрыла туча саранчи. ≈му сказали, что это монахи обход€т Ћавру крестным ходом с зажженными светильниками и свечами. Ўах приказал убить их всех до единого. ¬ойско персов окружило √ареджи подобно тому, как римские легионы внезапно вз€ли в кольцо осады »ерусалим в дни празднества ветхозаветной пасхи. ќтр€д конницы подъехал к монастырю; навстречу вышел игумен јрсений и просил, как великой милости, позволить им закончить литургию.

ѕерсы согласились. ћонахи исповедали грехи, испросили друг у друга прощени€ и причастились в последний раз.  азалось, что вс€ их жизнь сосредоточилась в этой молитве, они вложили в нее все силы, как раненый орел Ч в последний взмах своих могучих крыльев. ѕричастившись, монахи выходили из храма; смерть ждала за двер€ми: воины рубили их на части и бросали в глубокое ущелье. ¬последствии их кости были собраны и положены в пещерной часовне в одну гробницу, как сокровище, сокровенное в сердце скалы. √ареджийска€ гора, осв€щенна€ молитвами и слезами монахов, была напоена их кровью, как гора —ион Ч утренней росой; она убелена благодатью, как вершины Ћивана Ч снегами; над ней разливаетс€ невидимое си€ние, как Ѕожественный —вет, озаривший ‘авор.

ѕосле смерти Ўах-јббаса I на персидский престол вступил Ўах-јббас II Ч словно дл€ того, чтобы √рузи€ не забыла прокл€того ею имени. ѕри нем тюркские кочевые племена, под защитой персидских войск, наводнили  ахетию. Ќа месте садов и виноградников паслись табуны коней и стада овец. ÷елые села кочевники захватывали в плен и продавали в рабство на рынках —тамбула и “рапезунда. ѕогасли светильники алтарей. јлавердский храм Ч краса  ахетии Ч стал обиталищем летучих мышей. ¬место завесы над алтарем висела паутина. ¬ непогоду в опустевший храм пастухи загон€ли скот. »з обломков иконостаса и досок икон разводили костры, чтобы согретьс€ и приготовить пищу. —в€щенный жертвенник алтар€ превратили в стол, за которым пировали и играли в кости. —в€щенные дл€ кахетинцев могилы были покрыты слоем гр€зи, которую оставл€ли за собой стада; в темные и пустые, как глазницы черепа, окна с пронзительным свистом врывалс€ зимний ветер, а летом был слышен похожий на плач и причитание крик совы Ч ночной птицы Ч точно женщины, оплакивающей мертвеца.

¬ это врем€ кн€зь€ Ѕидзина, Ўалва и Ёлизбар решили спасти  ахетию или умереть. — небольшим войском и отр€дом горцев  санские кн€зь€ стремительно, как отр€д √едеона, напали на полчища персов и татар. –ешающее сражение произошло около јхметы. —в€той √еоргий, покровитель јлавердского собора, был виден на небе над сражающимис€ войсками. √онимые необъ€снимым ужасом кочевники, побросав оружие, бежали, как сирийцы от стен —амарии, где молилс€ пророк ≈лисей. “е, кто недавно попирали ногами грудь  ахетии, как своей пленницы, теперь искали спасени€ в бегстве Ч так кидаютс€ люди с разбитого бурей тонущего корабл€: кто на лодках, кто обхватив обломок мачты, кто Ч вплавь. Ѕушующие волны хорон€т их в своей пучине, и только один пловец достигает берега и с ужасом смотрит на море, ставшее могилой его спутников. »з всего войска кочевников только один султан спасс€ живым Ч благодар€ своему арабскому скакуну, а также тому, что он догадалс€ первым покинуть поле бо€.

Ўах потребовал суда над кн€зь€ми. „тобы предотвратить новое нашествие персов, они добровольно отправились в »сфахан; так христианские мученики при Ќероне, приговоренные к смертной казни, сами бесстрашно шли навстречу голодным львам и в огонь пылающих костров. Ўах предал трех кн€зей в руки родственников убитых татар.

ѕо обычаю магометан, им предложили отречьс€ от ’риста и прин€ть ислам, обеща€ прощение и свободу. ѕо закону шариата, прин€вший магометанство освобождалс€ от вс€кой ответственности за прежние де€ни€. ƒл€ этого надо было в присутствии свидетелей прочитать первую суру  орана. “ри кн€з€ в ответ громко прочитали —имвол веры и ќтче наш... ќсенив себ€ крестным знамением и обн€в друг друга на прощание, они приготовились к казни. “атары сорвали с них одежды до по€са, и, обмазав тела медом, посадили на землю посреди городской площади, так что тучи ос и шмелей окружили их. ќт €довитых укусов и пал€щих лучей солнца тела кн€зей распухли и почернели. Ёта пытка, похожа€ на сожжение на медленном огне, продолжалась целый день. —олнце казалось дл€ мучеников беспощадным палачом, а рои ос, которые кружились над ними и заползали в рот и ноздри, Ч ста€ми змей, обвившими их и вонзающими зубы в тела. Ёлизбару и Ўалве отрубили руки и ноги. Ёта честь была предоставлена самим близким родственникам убитых татар. «атем обрубки тел были выставлены, как мишени, и каждый из татар мог считать, что исполнил долг мести, пустив в них пулю.

ј дл€ Ѕидзины приготовили пытку, котора€ в древней ѕерсии предназначалась дл€ тех, кто оскорбил ќрмузда или его Ђземное воплощениеї Ч персидского цар€; подобной пытке был подвергнут великомученик »аков ѕерси€нин. ѕалач клещами выдернул у Ѕидзины ногти из пальцев рук и ног, затем стал резать тело по суставам. ¬о врем€ такой пытки несчастна€ жертва от боли, забыва€ человеческий €зык, кричит, как дикий зверь; но даже стона не вырвалось у кн€з€. ќн тихо читал ¬ерую... и ќтче наш.., пока последние силы не оставили его. «атем палач привычным движением рассек ему грудь, вырвал сердце, словно алую розу, и бросил на землю. ќно лежало под ногами толпы, как сердце »гнати€ Ѕогоносца на арене цирка среди диких зверей.

»кона Ђ—лава √рузинской  атоликосской ÷ерквиї Ч не только великое прошлое, но и будущее √рузии. —в€тые √рузии предсто€т ∆ивотвор€щему —толпу, как воины Ч боевому знамени, как јнгелы Ч Ќебесному ѕрестолу. ќни озарены лучами, исход€щими от ’итона √осподн€, как от солнца, стру€щего тихий свет из гробницы —идонии, из недр земли. —гущаютс€ сумерки. “ени апокалипсиса, как тучи, нависли над миром. —в€тые погружены в безмолвную молитву.

јрхимандрит –афаил ( арелин)

јрхимандрит –афаил ( арелин). ’ристианство и модернизм. Ч ћ., ћосковское ѕодворье —в€то-“роицкой —ергиевой Ћавры, 1999.

27 августа 2001 года

“акже в этом разделе
“рансл€ци€ в формате RSS 2.0