Антиискусство как религия

Беседа с художником Андреем Яхниным

Современное культурное пространство, окруженное тайной и ореолом элитарности, притягивает к себе всякого искателя мистического опыта. Известный художник-авангардист Андрей Яхнин решил поделиться своим: в 1990-е годы он был активным участником крупнейших мировых форумов contemporary art, однако решил уйти из мира искусства после того, как принял крещение. В своей недавно вышедшей книге «Антиискусство» он изложил личные наблюдения над искусством в XX и XXI веке, которые представляют собой редкий образец того, как возможно переосмыслить созданный современными художниками мир с точки зрения христианина.

Загрузить увеличенное изображение. 400 x 467 px. Размер файла 76643 b.  Андрей Яхнин
Андрей Яхнин
– Известно, что в конце 1980-х годов у наших соотечественников появился огромный интерес к авангардному искусству и андеграунду. Люди узнали, что есть еще что-то кроме соцреализма. Также известно, что кого-то такие поиски привели к Церкви. Каково ваше впечатление о той эпохе? Чем вас привлек авангард?

– Я родился в семье, далекой от Церкви. Мои родители принадлежали к творческой интеллигенции, и, как это обычно было, придерживались секулярных взглядов. Но у нас в школе физику преподавал Евгений Матусов, который был широко известен в среде нонконформистов. Он был и немножко поэт, и немножко писатель, и немножко художник. К нам на уроки физики в 9–10 классе неожиданно приходили какие-то люди: например, я запомнил одного волосатого человека – это был Борис Гребенщиков. Приходил к нам и художник, один из основателей арт-группы «Мухомор», Костя Звездочетов, и другие люди из «тусовки». У нас, детей, из-за этого были мозги набекрень, но было ужасно интересно. Поздняя советская среда отличалась какой-то затхлостью, и подобные встречи были словно свежее дыхание неведомого, волшебного мира. Поступив в Московский архитектурный институт, я понимал, что архитектором быть не собираюсь, потому что у меня перед глазами была моя мама, которая его закончила и потом всю жизнь проработала в НИИ, занимаясь жутко тоскливой работой, такой как, например, проектирование зданий бани в городе Ельце. Но в институте была та самая свежая атмосфера, и поэтому я пошел учиться именно туда. Чем я собирался заниматься потом? Это сложный вопрос. Время было непростое, переломный момент конца 1980-х годов, все вокруг менялось. Мы изучали античную архитектуру, русское зодчество, но прекрасно понимали, что с вручением диплома все это закончится, и мы попадем в какие-нибудь НИИ или проектные бюро, где мы будем аккуратно перечерчивать пятиэтажные коробки.

Во время учебы в институте мы прочно срослись с андеграундом. Вместе со своими школьными друзьями Г. Абрамишвили, Б. Матросовым и К. Латышевым я образовал группу «Чемпионы мира». Мы занимались тем, чем тогда занимались все: рисованием каких-то эпатажных картинок, перформансами, которые выглядели как провокации, созданием инсталляций. Иногда это было с антисоветским и вообще с протестным подтекстом. Все мы увлекались какими-то эзотерическими учениями и практиками. Мы принадлежали к некоей субкультуре, которая была сродни панкам.

Что касается духовных поисков, то все обстояло достаточно сложно. В советском неофициальном искусстве можно выделить несколько периодов. Если говорить грубо, то первый период – это 1950–1960-е годы, время после Московского фестиваля молодежи и студентов. Это был очень узкий круг художников, они были друг с другом хорошо знакомы. По рассказам людей этого поколения можно судить, что тогда тенденции, которые в то время господствовали в западном искусстве, впервые попали в Россию. Даже в рамках фестиваля было несколько выставок авангардистов и сюрреалистов, показывалось какое-то кино, проникали другие артефакты западной культуры, в том числе и массовой. И для многих молодых людей тогда это стало открытием. Как оказалось, есть и другая жизнь, совсем не похожая на ту, что они видели каждый день. И тогда художники той эпохи, которые так или иначе противопоставляли себя советскому режиму, почувствовали, что они не одни. Это была первая волна: Кабаков, Пивоваров и другие.

В андеграунде же 1980-х годов атмосфера была очень разной, и говорить о том, что в ней присутствовали какие-то очевидные мотивы религиозных поисков или религиозности как таковой, я бы не стал.

Безусловно, интерес к эзотерике был. Но он был особым: скорее, интересовались прикладными эзотерическими практиками, а не религией как некоей устоявшейся системой ценностей, например христианской или буддистской. Говорить о том, что такие порывы носили какой-то ярко религиозный характер, не приходится. Некоторые художники чувствовали внутренний голод. Они считали своим историческим духовным истоком русский авангард начала века. И если учесть, что авангард родился в откровенно богоборческой, антихристианской среде, то и их религиозность была странной и мутирующей.

Я сейчас не имею в виду единичные примеры судеб конкретных людей, но мне ясно, что это была просто западно-ориентированная среда, которая в конце 1980-х окончательно поняла, что найти легитимность своего существования можно только в ощущении глобального контемпорари арта.

Параллельно этому кругу элитарных художников существовал и еще один, который я бы обозначил как постхиппи, и оттуда действительно вышло много людей, которые пришли к Церкви, хотя повышенный интерес в этом кругу был и к восточным духовным практикам.

Для меня показательно, что наше общество прогрессивных художников было абсолютно закрытым эзотерическим кругом с явными признаками сектантства. Туда не мог проникнуть никто чужой, там были свои коды, свои модели поведения. Мы, группа «Чемпионы мира», попали туда благодаря своей эпатажности; попросту говоря, растолкали всех локтями и сами стали членами этой секты – все обалдели, но такой фанатизм был одним из характерных признаков данной среды, поэтому мы стали полноправными членами этого закрытого клуба.

– И какие же боги были у этой секты?

– Современная французская философия – постструктурализм. Это, пожалуй, был бог номер один. Кроме того – постфрейдистские идеи и глобальное современное искусство, его эзотерическая интеллектуальная часть, например концептуализм.

– В своей книге вы большое внимание уделяете именно элитарному кругу художников, исповедующему contemporary art как религию. Но если это настолько узкий круг, может ли он как-то повлиять на культуру в целом?

– Успех неофициального искусства на глобальном арт-рынке ярко показывает, что на самом деле является его сутью. Современное искусство – это искусство, сопряженное в первую очередь не с творческим актом, а со стратегиями. Его мир, несмотря на крайнюю элитарность, представляет собой разветвленную сеть разных институтов: здесь есть промоутеры, продюсеры, кураторы музеев contemporary art и так далее… Это очень хорошо структурированная система продвижения продукта, и настоящая ее цель – обслуживание массовой культуры, на которой построена вся наша цивилизация. Художники, подобно касте программистов из Силиконовой долины, являются производителями идей и технологий для массового потребительского производства. Именно поэтому дальновидные правители разных стран вкладывают деньги не в массовую культуру, которая сама на себя заработает, а в contemporary art.

Загрузить увеличенное изображение. 700 x 464 px. Размер файла 70356 b.
Конечно, по отношению ко всему советскому народу неофициальное искусство составляло микроскопические доли процента, о нем особенно никто и не знал. Но, начиная с 1960-х годов, в этом кругу стали появляться западные дипломаты и коллекционеры, которые живо интересовались работами советских художников и вывозили их за границу. Был даже такой термин – «чемоданный формат», то есть наши художники знали, какого размера надо им нарисовать картину, чтобы человек с дипломатическим паспортом мог ее вывезти. И сейчас эти коллекции стоят миллионы долларов, поскольку являются важнейшими артефактами эпохи. Взамен эти дипломаты и коллекционеры привозили сюда информацию о глобальных тенденциях в глобальном contemporary art. Тут есть очень интересный момент, поскольку сегодня, несмотря на всю прозрачность границ, мы воспринимаем самое худшее из западных тенденций. Западная цивилизация очень разная. Там есть все. Но мы перенимаем что-то бросовое, и для многих это очевидно.

Со временем узкий круг превратился в своего рода филиал contemporary art в России и стал определять пути развития постсоветской культуры. Современное искусство показало, что является лабораторией массовой культуры, которая является синонимом современной цивилизации.

После падения Советского Союза мы перестали быть подпольщиками и через некоторое время стали вполне уважаемыми людьми. Мы участвовали в серьезных выставках, общались с влиятельными художниками и сориентировались во всех сложностях арт-рынка. Напомню, что русское искусство оказалось вовлеченным в глобальный рынок после знаменитого аукциона «Сотбис» в 1988 году, где впервые выставили русский авангард. Это событие расставило приоритеты и интересы, в соответствии с которыми арт-рынок был готов поглощать то, что мы делали. После началась активная глобализация русского искусства. Период успеха оказался довольно сжатым по времени, но за эти пять-семь лет я был в 20 или 30 странах, постоянно в разъездах. Начались продажи. В начале 1990-х годов жизнь в России была тяжелая, и эти продажи здорово помогали в материальном плане. С несколькими галереями я работал персонально, и все складывалось неплохо. Однако в какой-то момент, очевидно с Божией помощью, я стал интересоваться вещами, к которым был равнодушен ранее.

– Занятия искусством привели вас к христианству?

– Я не знаю, почему именно, но как-то так сложилось, что случилось настоящее чудо, произошла встреча с Богом. Это произошло совсем не через культуру, а через другие внутренние переживания. С культурой это вообще никак не было связано. Про церковное, христианское искусство я что-то знал, но я был к нему совершенно равнодушен. Скорее мое решение креститься было связано с личными переживаниями и потрясениями.

Настал момент, когда я перестал сомневаться, куда двигаться дальше. Хотя до этого сомнений было много, просто гигантское количество. Это было довольно мучительно, поскольку я продолжал активно заниматься современным искусством и понимал, что надо отречься не просто от какой-то профессии, а от части самого себя. А с другой стороны, я видел, что какие-то идеи не склеиваются друг с другом. И с каждым днем все больше и больше. Я не мог четко себе это объяснить. Пытался, но не мог. В 1995 году я крестился. С этого момента все стало еще больше не склеиваться, и с 1996 года я вообще перестал заниматься искусством.

Мне пришлось искать себе работу, надо было кормить семью, а я не понимал, что я могу делать. Постепенно я прошел этот непростой путь. Занимался рекламой и еще какой-то ерундой. В конце концов вернулся к своей старой профессии архитектора. Бани не проектирую и сейчас занимаюсь довольно интересной работой: реставрацией и строительством.

Когда я ушел из современного искусства, то перестал общаться со всеми его адептами – не из принципа, а потому что мне стало неинтересно. Я просто забыл про это. Вычеркнул часть своей жизни. Потому что мне все стало ясно. А потом я понял, что неясно далеко не все и раз я этим занимался, то надо все осмыслить для себя и прийти к каким-то выводам. Кроме того, я понял, что все это не так уж безобидно и проблемы, с которыми я встретился, касаются не только искусства. Плодом этих размышлений стали некоторые записи, которые я дал почитать своему духовнику. Конечно, мне и в голову не приходило, что все это может закончиться написанием книги, но вот как-то закончилось.

– А теперь вы интересуетесь христианским искусством? Каковы тенденции в современном церковном искусстве, и проникают ли в него черты авангарда?

– Мне кажется, что вообще нельзя говорить о взаимосвязи церковного и светского искусства. Сравнивать их невозможно, поскольку это принципиально разные вещи. Церковное искусство, как я сейчас понимаю, вне литургической жизни, без духовной жизни внутри Церкви бессмысленно. Говорить о церковном искусстве, не будучи человеком Церкви, бесполезно, пусть эти слова произносит даже академик-искусствовед. В этом случае искусство превращается в некий осколок ушедшей цивилизации. Так было в советское время.

Вспоминаю, когда я учился в институте, мне довелось побывать в Ярославле. Там был удивительный музей иконы. Наш преподаватель с восхищением показывал нам экспонаты: «Посмотри, какая глубина!» – а я ходил и думал: «Ну какая глубина? О чем он вообще говорит?» И только сейчас я понимаю, о чем он говорил. Из этих осколков церковного и богослужебного бытия шел какой-то свет, и действительно была глубина. Но очень сложно говорить о художественных достоинствах иконы, которая висит не в храме, а в музее.

Церковь пока не сформировала ясного отношения к современному искусству; его соотношение с христианским мировоззрением пока не осознано. Мы еще живем теми идеями, которые были актуальны в начале XX века, хотя современная культура уже переродилось в нечто иное.

– И все-таки современные приемы в церковном искусстве применимы?

– Существует собственно церковное искусство как часть литургической жизни, и в нем существуют свои сложности, о которых можно долго говорить, а есть светское искусство, которое может быть христианским, может свидетельствовать об истине в какой-то откровенной или прикровенной форме. Но это совершенно разные вещи.

Я не хочу ставить крест на современном светском искусстве и говорить, что это страшный сатанизм, который надо анафематствовать. Но основной вектор развития contemporary art таков, что все то, что не встраивается в эту систему, отбрасывается на обочину цивилизации. И также на обочине цивилизации может оказаться и христианская культура.

– Как вы можете оценить ситуацию, в которой находится художественное творчество в современной России?

– Я считаю, что она чудовищна. Достаточно зайти на «Винзавод» (это известная московская галерея) и посмотреть тонны инсталляций. Современное искусство в России не оторвано от ситуации в стране. Его я не могу назвать русским, потому что это составная часть всемирного «актуального искусства». Его даже и европейским назвать нельзя, поскольку европейское искусство имеет христианские корни. Это глобальный мир без границ. При этом российское искусство существует в этом мире на правах какой-то экзотики. За исключением, быть может, Кабакова, который провозглашен гуру современного искусства, но, впрочем, он уже давно не ассоциируется с Россией у западных искусствоведов.

При этом у нас есть христиански ориентированные направления, но это часто псевдоправославные и сусально-слащавые работы, традиционализм в самом плохом смысле этого слова. Халтура, которая паразитирует на нашей истории. Еще существуют художники, которые живут плохо и тяжело на какие-то подачки от полуразвалившегося МОСХа. Существуют еще крайне слабые попытки отстраниться или двигаться против течения. Это героические попытки, но мне кажется, что они обречены. Сейчас художник не может существовать вне индустрии. Теоретически можно только пристроиться к ней и пытаться играть свою игру, но это очень сложно. Для XX века стала неактуальной мысль, что настоящее искусство возможно, только если художник идет против течения. В XX и XXI веке агрессивные методы, которыми пользуется массовая культура и на которых построена вся цивилизация, оказывают настолько мощное воздействие на образ мыслей и жизнь человека, что, если он не способен включиться в эту индустрию, непременно погибает.

Говорить об угрозах, которые несет современная культура, не разобравшись с самим собой, просто бессмысленно. Надо понять, кто мы, откуда и куда пришли и что делать дальше. И только после этого мы можем думать о том, в какой связи мы находимся с глобальной культурой. Мы не ответили на важнейшие вопросы: что произошло в XX веке с русской культурой? что такое футуризм? что такое авангард? Я не видел большего возмущения, ненависти и других негативных эмоций, когда просто пытаешься подвергнуть сомнению, например, роль русского авангарда в культуре. Это как икона, это священное предание современного интеллигентного человека: Малевич, футуристы, Маяковский… И православные люди также мыслят этими стереотипами. А ведь это серьезные вопросы, и, не ответив на них честно, дальше двигаться очень сложно. Не сказав себе честно, что Малевич, Кандинский, Бурлюк, Татлин – это фигуры того же порядка, что и Ленин, Троцкий, Парвус. Все началось именно тогда в России. Это один и тот же круг, это персоны, произошедшие из одного и того же источника, жившие одними и теми же смыслами.

– А к каким идеалам можно возвратиться? Ведь невозможно же все время отрицать.

– Это второй вопрос. Для начала нужно определиться самому в себе, что есть темнота, а что есть свет. Я не говорю сейчас, что надо пойти вытаскивать из музеев картины и сжигать их. Но надо определиться.

С Андреем Яхниным
беседовал Антон Леонтьев

12 марта 2012 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
ivan14 марта 2015, 20:12
spasibo
Яна25 июля 2012, 19:43
Андрей, то, что Вы пишете, очень своевременно. Сегодня в заблуждении миллионы людей, имеющих отношение к искусству. На сайтах, посвященных искусству, идет обсуждение в очень отвлеченных, абстрактных терминах, многие понятия выведены за пределы их первоначальных значений. Иконография, духовность, свобода, безмерность, выражение невыразимого - ими пользуются как символами, имеющими положительный духовный смысл, и мало кто (единицы, может быть) понимают, что за ними могут стоять совсем иные понятия, что вне христианского контекста они могут означать совсем иные вещи. Но ими пользуются как заведомо равными и в христинком, и в мирском понимании. Абстрактное искусство называют истинно религиозной живописью. Его приравняли к вершинам духовности, наравне с христианской мыслью. Получается невиданная путаница. Кажется, такое происходит впервые в истории. Этот обман и подмену неприятно и больно видеть, но ей верят. У Вас ясное мышление и аргументированное изложение. Пожалуйста, продолжайте Вашу работу. Огромное спасибо!
знакомая незнакомка19 июля 2012, 18:38
Здравствуйте, Андрей! Что называется "ко времени" затеян разговор. Не буду повторяться в том, что уже сказано.Скажу следующее. Всё вне человека есть отражение его духа, как и его дух есть отражение всего. Он должен искать себя в этом отражении,не теряя себя и не выходя из себя. Добродетельное учение само подаст человеку-творцу лиру или кисть, чтобы он мог узреть строгое... развитие духа в бесчисленных формах,во всей бесконечной области деятельности человечества. В результате - мы всегда будем,обозревая прошлое, настоящее и будущее,созерцать галереи возвышенных произведений искусства. И таким образом будет преодолено противопоставление РЕЛИГИИ и ИСКУССТВА,актуального и классического или элитарного. (См: Ф.Шлейермахер. Речи о религии к образованным людям и её презирающим).
Александр 5 июня 2012, 18:44
Красавчик! Умничка! Горжусь Россией и ее Людьми.... и били,и убивали,и тотали... а они Слава Богу -ЕСТЬ!
Алексей12 апреля 2012, 14:38
Это же происходит и в музыке. Характерный пример – Карлхайнц Штокхаузен, музыка и музыкальные принципы которого активно изучаются в академических кругах. С 1977 г. почти до конца жизни в конце прошлого десятилетия он сочинял цикл из семи опер под названием «Licht» («Свет»), основанный на «Книге Урантии» (эзотеричекое учение XX века о вселенной, близкое к теософии и мормонству) и собственном мифотворчестве. Сценическое воплощение (примерно 29 часов музыки), как заявлял Штокхаузен в своем интервью в 2005 г., потребовало бы огромного исполнительского состава, ежедневных репетиций в 7 аудиториях в течение примерно 6 мес. Показательны главные персонажи цикла: Михаил, Ева, Люцифер. Уже при жизни Штокхаузен создал специальный фонд, целенаправленно занимающийся распространением его музыки и обучением исполнителей (приходят на ум аналогии и с массовой коммерческой культурой, продвигающей «звезд», и с сектами, воспитывающими адептов). Отличие его искусства от искусства христианского можно проиллюстрировать двумя высказываниями: «Добро, любовь, совесть – вот, что самое дорогое в человеке. И отсутствие этого в музыке, литературе, живописи не спасают ни оригинальные звукосочетания, ни изысканные рифмы, ни яркий колорит» (Д.Д. Шостакович). «Быть зеркалом для человека – отнюдь не первоочередная задача музыки: она понимается как искусство создавать акустические колебания неслыханным дотоле образом» (К. Штокхаузен).
Светлана 7 апреля 2012, 01:46
Спасибо. Обязательно прочту книгу. Мы всем миром деградируем: какие раньше были средства для самовыражения?: чего стоило для художника найти нужный камень, растолочь в порошок, замесить и получить нужный мазок на холсте, а холст... и т.д. архитектура как она величественна и благородна БЫЛА, какие строились храмы, дома, да даже заборы-всё -возвышало человеческое существо, заставляло затаить дыхание. Сейчас неделя дом готов и какая сейчас архитектура, чем она современнее - тем она более убогая, докатились: поставим куб и все кричат: "современная архитектура". Я с ужасом думаю: где мы будем лет через 50, кода застроим всё кубиками, изведем несметное количество бумаги и краски на чёрточки кружочки и пр. Выразить себя, оставить свой след на заборе стало доступно каждому и чем более далёк от красоты этот след- тем больше криков об искусстве. Да в современном мире инсталляций (низачто не назову "искусством", то, что сейчас таковым называется) важно не возвышение человеческих чувств а их уничижение, призыв к извращению любви, красоты, гармонии..., к низменности. А может ли вообще искусство быть современным, каковы критерии? что есть искусство тогда? эпотаж, надругательство… Пусть это "современное творчество будет интересным и через 100 лет, пусть если пожар, то из огня мы в первую очередь вынесем "черный квадрат", а не "Джаконду" Это не «современное искусство» – это идеология продаж. И мы не сопротивляемся этому, мы-деградируем.
Татьяна 3 апреля 2012, 21:31
Спаси, Господи! Прочла Вашу книгу, написано замечательно. Сердечно благодарю за труд! Может имеет смысл продолжить эту тему. По-моему, в настоящее время просто необходимо совместно с православными психологами и психиатрами провести глубокий анализ современного творчества.
игорь31 марта 2012, 17:03
Слава Тебе Боже Наш,хоть на этом сайте собрались в большинстве своём православные люди.А то на других,-вроде и сайт православный,и статьи хорошие, а вот начинаешь читать коменты и становится понятно,что люди пришли не по адресу.И ЗАЧЕМ? Что бы лишний раз доказать насколько православие плохо?Или ,что православные иеархи не туда ведут свою паству?Ведь совершенно понятно,куда целились эти 'киски',когда проводили свою кощунственную акцию.Причём тут вообще какие-то ссылки на какое-то искусство ?
Андрей Яхнин19 марта 2012, 17:59
Уважаемый Павел! Ни в коем случае не хочу и не имею права как-то влиять своим мнением на Вашу духовную жизнь. Но высказывать его все же буду. Утверждение о том, что все современное искусство началось с Черного квадрата - весьма спорно, но роль этой работы - жеста действительно огромна. И действительно у Малевича есть работы с переработанной христианской символикой - перевёрнутый черный крест и тот же черный квадрат на месте иконы на выставке 1.0 в 1915г. При случае -спросите у своего духовника что значит эта весьма прозрачная символика. Кроме того, сам Казимир Северинович достаточно последовательно и открыто постулировал свою антихристианскую позицию. Почитайте его труды они изданы в пяти томах. Ведь глупо спорить с самим автором, доказывая обратное тому, что он сам говорил о своем творчестве.
Павел19 марта 2012, 16:13
Уважаемый Андрей Яхнин! Если следовать Вашей логике, то мой духовник благословляет меня на занятия сатанизмом? Прости, Господи! Я занимаюсь именно современным искусством (contemporary art). Вам хорошо известно, что всё современное искусство началось с "ЧК" Малевича. Не вижу оснований наделять его демоническими смыслами, это произведение ничего не значит, кроме того, что это просто квадрат, геометрическая фигура черного цвета. Еще у Малевича был черный крест. Что Вы на этот счет скажете? В серии его супрематических работ он часто обращался к теме распятия и еще у него есть супрематическая Мадонна, которая является репликой традиционной православной иконы. Вспомните иконы известной авангардистки Н. Гончаровой 10-х гг. XX века. Здесь какой сатанизм Вы узрели?
Jekaterina17 марта 2012, 16:40
"Это символ, отсылающий нас в потусторонний мир и связующий нас с ним. Сам Малевич это четко постулировал. Связь, действительно, налицо. Однако Икона связывает нас с Горним Божественным миром, Черный квадрат же является окном в преисподнюю." похожие ощущения были и у моего брата - начинающего художника. Ему очень нравились авангардисты по репродукциям, а когда он посмотрел на них в "живую", ощущение было тяжелым от них,будто от них веяло негативом.
Нина16 марта 2012, 10:04
Надо доверять первому ошушению от увиденного,а дальнейшие рассуждения от лукавого. Яркий пример - черный квадрат.
Андрей Яхнин16 марта 2012, 02:22
Помимо указанной статьи Бычкова и "сотен трудов" отечественной критики, говорящих о связи авангарда и иконы, есть еще сотни трудов их западных коллег, говорящих то же самое. Это вообще устоявшееся консенсусное мнение в современном искусствознании. Это то и печально. Тема очень серьезная, но попытаюсь коротко. Итак икона по выражен о. Александра Шмемана - эпифанический символ ( от греч. "являть"). То есть она являет нам инобытие, свидетельствует о нем. В принципе, то же самое можно и сказать о работах авангарда, например о Черном квадрате. Это символ, отсылающий нас в потусторонний мир и связующий нас с ним. Сам Малевич это четко постулировал. Связь, действительно, налицо. Однако Икона связывает нас с Горним Божественным миром, Черный квадрат же является окном в преисподнюю. В этом различие. Вам оно кажется несущественным!?!?
елена15 марта 2012, 19:16
мой комментарий тоже был подобный, но его либо удалили либо не стали размещать Павел: ...есть известное исследование В. В. Бычкова опубликованное ИФ РАН в 1998 году "Икона и русский авангард начала ХХ века". В таком понимании современного искусства не возникает противоречий с православием. Странно, что Андрей Яхнин свой эзотерический сектантский опыт проецирует на всё современное искусство, явление очень обширное. Знаком ли он с указанными трудами? Кроме Бычкова есть сотни трудов по русскому авангарду и его связи с русским фольклором и традицией иконописи.
Людмила14 марта 2012, 16:16
Спасибо Андрей! Наконец-то созвучный душе моей анализ работ Малевича и др. Но как сказал Владимир,- а ну-ка скажи, что черный квадрат--это черный.....Я учитель и не специалист,а любитель и рада, что есть люди с одинаковым мнемием .
Ира О14 марта 2012, 14:15
Человек повреждён от рождения, поэтому выпускать его (нас) за рамки нельзя, но слишком много сейчас позволено,и право на высказывание своей точки зрения - есть право на искажение мира своим повреждённым взлядом. Что может произвести художник у которого глаза заплыли кровью и гноем и не отличают уже белого от черного... Художник должен быть чист сердцем, а иначе его работа инфернальна и от неё так и разит смрадом, и это он несёт в мир, а мир верит ему в силу всё той же повреждённости. Это не замкнутый круг, это начало конца. Но ещё остались люди, которые видят в этих картинках АД, я к сожалению не в их числе, но схвачусь за край их одежды и зрячий пусть ведёт слепого, а не слепой...
николай13 марта 2012, 20:51
антиискусство,как я понимаю-это что то ошибочное. в июне 2004г я собрался написать письмо митр.Клименту, взял ручку,бумагу,и вдруг чувствую,что у меня рука что то затяжелела, я тогда отложил это дело и только после Беслана вернулся к этому, было в том письме еще и стихотворение: Когда бросишь последний жребий на бездонном млечном пути, ты увидишь,как взята на небо молния Илии, словами это не передать,когда рядом стоит Божья Мать. 11сентября 2004г. отправил то письмо, а потом по радио узнал о катастрофе в Эгейском море вертолета "Чинчук" с 17 человеками на борту, включая Александрийского патриарха Петра.
Павел13 марта 2012, 19:20
Лучше всего о феномене иконы написал о. Павел Флоренский в книге "Иконостас", а параллели с русским авангардом там напрашиваются сами собой. Т.е. духовные поиски первого русского авангарда лежат в православной иконописи, как это не парадоксально звучит на фоне интервью. Также есть известное исследование В. В. Бычкова опубликованное ИФ РАН в 1998 году "Икона и русский авангард начала ХХ века". В таком понимании современного искусства не возникает противоречий с православием. Странно, что Андрей Яхнин свой эзотерический сектантский опыт проецирует на всё современное искусство, явление очень обширное. Знаком ли он с указанными трудами?
Юлия 13 марта 2012, 18:07
После прочтения интервью овладели смешанные чувства. С одной стороны современное искусство это не только Малевич и галерея винзавод. Некоторые ученики Малевича, такие как Юдин Л., Стерлигов В. пришли снова к реализму, но на новом уровне. Как бы не впасть из одной крайности в другую, т.е. полного отрицания современной культуры. Но в целом согласна с Андреем Яхниным - современное contemporary art такая тоска. Жизнь с Богом намного интереснее и полнее, полна чудес и преодолений. Но все-таки, не спешите ко всему приделать ярлыки. Я работаю в музее современного искусства. Наш директор, кстати тоже художник - воцерковленный человек. Он развивает такое направление, как работа с людьми с ограниченными возможностями, проводит с ними пленэры, выставки, уличные вернисажи. Это дает очень позитивные эмоции обеим сторонам. Жалко, что многие современные художники платят очень дорогую цену за возможность заниматься творчеством - спиваются, умирают молодыми. Конечно, посмертно сделают выставку талантливых работ, соберутся люди, что-то скажут. Но человека уже не вернешь, а ты ведь толком его так и не узнал, хотя и жил рядом. Я за то, чтобы к каждому художественному явлению подходить индивидуально и быть внимательными во всех смыслах.
Дмитрий13 марта 2012, 16:53
А мне кажется,что искусство и его восприятие столь индивидуально,что пытаться "ставить крест на современном искусстве" или признавать только разрушительную(?)силу авангарда-это попытка вновь втиснуть его в рамки-"полезно-не полезно","хорошо-плохо","нравится-не нравится".И видимо,книга будет интересна единомышленникам автора,но не широкому кругу читателей,для которых кретерием искусства не является его "воцерковлённость".Каждый имеет право на высказывание своей точки зрения,но возводить её в догму не стоит.
Ира О13 марта 2012, 11:15
Храни вас Бог! Очень близкая мне тема, книга уже лежит на столе, чувствую "проглочу" её моментально, от корки до корки.
Константин13 марта 2012, 09:52
Не знаю насчет лекций, но вроде бы заработал сайт антиискусство.Рф. Там есть и форум и блог автора.
Ирина13 марта 2012, 04:20
Спасибо Вам, Андрей! Бог Вам в помощь в Вашей просветительской работе!
Александр А.Б.13 марта 2012, 01:35
Спасибо за откровенный и искренний рассказ! Спаси Вас Господи! Согласен: нынешнее современное искусство в значительной части оторвано от своих христианских корней и мотается дефектным артефактом декаданса - мерзкого смрада гниения. Это не искусство в высоком понимании этого слова, это - дьявольский искус, соблазнение... Недавно взял в руки старую добрую Вечерку - как же я разочарован! Самая обычная заурядная газетка, коих - тонны макулатуры. Но на последней странице было такое, чего я совсем и никак не мог ожидать. Анонс какой-то выставки "арт-искусства", вот ключевая фраза оттуда: "ЧЕМ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИСКУССТВА НИЧТОЖНЕЕ, ТЕМ ОНО... ЦЕННЕЕ"!!! Вот так - ценнее. Но уверен - ценнее только в рублях или долларах.
Анна13 марта 2012, 00:26
Спасибо большое. Если возможно, хотелось бы увидеть продолжение этой темы.
игорь13 марта 2012, 00:07
Художниками всех этих представителей авангардизма назвать нельзя-скорее неумелые маляры,искажающие в своих 'произведениях' Божий мир до неузнаваемости.Как же сиё можно назвать искусством ?
Ольга12 марта 2012, 23:31
Спасибо за превосходный материал!
Владимир12 марта 2012, 19:47
Не сказав себе честно, что Малевич, Кандинский, Бурлюк, Татлин – это фигуры того же порядка, что и Ленин, Троцкий, Парвус. Все началось именно тогда в России. Это один и тот же круг, это персоны, произошедшие из одного и того же источника, жившие одними и теми же смыслами. Андрей, спасибо, спасибо, спасибо. Ещё в конце 80х,, когда Коротич в Огоньке, начал пропаганду, авангарда, душа противилась, хотя в это время был некрещён.И вот всё это время из ящика и не только, такой пресс, что даже как=то неприлично сказать, что мне Малевич с его квадратом не нравится. А если бы.....нашелся такой авторитетный человек, который бы на всю страну сказал - а король то голый...
Елена12 марта 2012, 18:42
Спасибо большое! Разрешите поинтересоваться - не работает ли Андрей также в академической сфере - с удовольствием прослушала бы курс лекций по искусству с учетом его позиции.
Вася12 марта 2012, 15:10
Спасибо! Очень нужный и трезвый голосю. Непременно куплю книгу!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×