Иеромонах Иов (Гумеров): «Без любви помочь человеку невозможно»

Иеромонах Иов (Гумеров) в своей келье. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru
Иеромонах Иов (Гумеров) в своей келье. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru
Раньше случалось, что люди шли за духовным советом к батюшке, преодолевая сотни верст пешком.

Сейчас достаточно выйти в Интернет и за пару кликов оказаться на нужной страничке. Вопрошающим, возможно, стало несколько легче, а вот пастырям — тяжелее, поскольку количество вопросов растет в геометрической прогрессии. И хотя грехи и немощи человеческие остаются прежними, ответ на вопрос конкретного человека священнику приходится каждый раз находить индивидуально. О том, как выстраивать общение и отношения с прихожанами, и о своем опыте ответов на «вопросы батюшке» рассказывает насельник московского Сретенского монастыря иеромонах Иов (Гумеров).

— Отец Иов, каждому священнику в течение многих лет приходится отвечать на одни и те же вопросы. Исходя из своего опыта, можете ли вы дать советы молодым пастырям, что необходимо учитывать при ответе?

— Человек, которого Бог поставил быть духовником, должен постоянно стяжать в себе деятельную любовь. Думаю, что самое важное, чтобы тот, кто обратился за духовной помощью, чувствовал, что в его нуждах, его проблемах священник соучаствует. Любой человек, даже не обладающий тонким устроением души, очень хорошо ощущает, как к нему относятся: либо формально, пусть при этом и очень вежливо, либо проявляют сердечное участие.

Помню, много лет назад читал небольшую книгу «58 советов афонского старца». Меня буквально захватила одна мысль, к которой я потом всё время возвращался: не упускайте возможности угодить Богу ласковым обращением с людьми. Мы нередко ищем, какое сделать добро для своего спасения. Но не задумываемся и не сознаем, что такая возможность находится рядом. Ласковое обращение с людьми есть не что иное, как проявление деятельной любви в повседневности. Об этом нужно постоянно помнить. И первое, что должен делать пастырь, когда к нему обращается человек за советом, — это проявить к нему доброжелательность и открытость. Это основание, на котором он должен строить дальнейшее общение с собеседником. Я замечал, что если это не получилось, если уже в первых словах была какая-то холодность, то чаще всего и дальше не будет положительного результата.

За каждого, кто приходит к нему, священник должен, хотя бы кратко, помолиться. Господь, видя, что мы искренне желаем соучаствовать в его проблемах, подает пастырю Свою всесильную помощь.

Важно, чтобы священник не показывал собеседнику свою занятость. Надо сделать всё, чтобы пришедший в нужде человек не чувствовал, что священник куда-то торопится или утомлен. Внимание священника должно быть полностью занято собеседником, который пришел к нему за советом. Иногда я говорю своим прихожанам: «Не смущайтесь, рассказывайте, у меня достаточно времени». И это очень помогает преодолеть человеку скованность или избавиться от мнимого опасения, что он отнимает у священника много времени.

С другой стороны, надо всё делать с рассуждением. Если не направлять, хоть и мягко, беседу в нужное русло, она может продолжаться часами. У тех, кто приходит к священнику, есть потребность выговориться. Человек считает, что если он во всех подробностях и деталях будет рассказывать о том, что его волнует, то тогда ему легче сможет священник помочь. Для многих, пришедших с тяжелыми проблемами, долгий и подробный рассказ дает психологическую разрядку. Поэтому пастырю найти необходимую меру в общении бывает очень трудно.

— Что самое сложное для священника в общении с прихожанами? Как вам удается найти верные слова? Какой литературой вы пользуетесь?

— Пастырь является соработником Бога. Господь, Который поставил его на это служение, помогает и укрепляет Своею благодатью. Без этого невозможно нести такой тяжелый крест. Святой Иоанн Кронштадтский писал: «Боже мой, как трудно надлежащим образом исповедовать! Сколько от врага препятствий! Как тяжко согрешаешь пред Богом, исповедуя не надлежащим образом! Как слово оскудевает! Как источник слова заграждается в сердце! Как язык изменяет и разум! О, сколько нужно приготовления к исповеди! Сколько надо молиться об успешном прохождении этого подвига!» (Моя жизнь во Христе. Т. 2).

Когда мне предстоит по расписанию исповедовать, я начинаю заранее молиться, чтобы Господь помог мне выполнить это послушание и принести людям пользу.

Совершение таинства исповеди, несомненно, является средоточием пастырской деятельности, поскольку душа человека очищается и возрождается. Но даже просто беседа или ответ на письмо требуют особой внутренней собранности. Начиная отвечать на письма прихожан, вначале я не представлял всей трудности этого дела. Через какое-то время я понял, что если письмо написано с болью, то надо хотя бы часть этой боли пропустить через себя, иначе не поможешь. Можно написать ответ очень точно и правильно с богословской точки зрения, но оно не даст результата, если нет сопереживания.

Для ответа на разнообразные вопросы приходилось обращаться к самым разным источникам. Часто обращался к творчеству святителей Иоанна Златоуста, Игнатия Брянчанинова, Феофана Затворника, Иоанна Кронштадтского и других.

Во-вторых, я опирался также на те знания, которые у меня были. Меня можно назвать «вечным студентом». Я учился и учусь всю жизнь. В семнадцать лет у меня произошло очень важное событие: я сделал выбор жизненного пути. До этого мне приходилось принимать решения: с кем играть, куда поехать на отдых и так далее. Но ни один такой выбор не мог повлиять на мою жизнь. Окончание школы изменило коренным образом мое положение. Что делать дальше? Поскольку у меня был настоящий интерес к познанию, мне было ясно, что надо продолжать учиться.

Обозревая прошлую жизнь, я изумляюсь тому, как заботливо участвует Бог в жизни отдельного человека. Зная природные возможности каждого, Он еще в детстве и отрочестве всевает в душу семена, которые должны потом прорости и принести плоды, нужные ему для духовной жизни и спасения. Теперь я с внутренним волнением и благодарением ко Господу вижу, что Он направил мои познавательные интересы по тому руслу, которое меня привело к богословию и священству. По воле Божьей к богословию меня привела философия, которую в Средние века называли «служанкой богословия» («philosophia est ministra theologiae»). Философия стала интересовать меня еще в школе. Мы жили на окраине Уфы. В нашей районной библиотеке я обнаружил классические труды Р.Декарта, Г.В. Лейбница, Г.Гегеля и других философов и очень увлекся ими. Окончив среднюю школу, я хотел поступить на философский факультет Московского университета, но туда принимали только с трудовым стажем (не менее двух лет). Мама уговорила меня поступить на исторический факультет Башкирского государственного университета. Там я окончил четыре курса, перешел на пятый. Но мое желание оставалось неудовлетворенным, ведь второе высшее образование в Советском Союзе получить было невозможно. Неожиданно для меня ректор университета, который знал о моем увлечении философией, предложил попробовать перевестись на философский факультет Московского университета. Всё прошло без затруднений, и я был принят на третий курс. Началась очень напряженная жизнь, в течение учебного года я должен был сдать экзамены и зачеты за три курса. После окончания университета — трехлетняя аспирантура, кандидатская диссертация в области социологии.

Мои занятия философией, историей, социологией, литературой очень помогли мне впоследствии отвечать на письма. Когда я воцерковился (это произошло в апреле 1984 года), переживал, что столько лет потратил на изучение светских наук, которые, как мне казалось, мне больше не пригодятся. Но оказалось, что мои рассуждения были наивны, а Господь всё так устроил, что все мои знания мне были просто необходимы.

Иеромонах Иов (Гумеров). Фото: А. Камальдинов / Православие.Ru
Иеромонах Иов (Гумеров). Фото: А. Камальдинов / Православие.Ru
— Чей опыт помог вам в вашем духовном выборе и последующем священническом пути?

— Я думаю, что самое большое влияние на меня оказала мама, которая хотя крестилась только в старости, но по устроению души (любвеобилию, желанию жить со всеми в мире, отзывчивости ко всем) была всегда очень близка внутренне к христианству. Она не упускала ни одного случая сказать нам какое-нибудь ласковое слово. Это была ее потребность. Она никогда не ругала нас. Уже в старости она рассказала мне, что ей это запретила ее мать, моя бабушка. Папу часто переводили по службе в разные города. Когда мать моя прощалась с бабушкой (было ясно, что они уже не увидятся), моя бабушка сказала: «Об одном прошу, не бей детей и не ругай. Если ударишь хоть раз даже по руке, мое материнское благословение отойдет от тебя». Но мама никогда и не сделала бы так: она на это была просто неспособна. Мамина любовь, ее отношение к людям, конечно, составило ту основу, на которой родилась моя личная вера. Это помогло без каких-либо скорбей и потрясений мне плавно прийти к осознанию необходимости креститься и стать христианином. Я тогда работал старшим научным сотрудником в Академии наук во Всесоюзном научно-исследовательском институте системных исследований.

К священству же я пришел по послушанию духовнику. Когда я воцерковился, мой духовный наставник священник Сергий Романов (сейчас он протоиерей) спустя четыре года после этого сказал, что я должен преподавать в Московской духовной академии. Такая мысль никогда не могла прийти мне в голову. Но поскольку я с полным доверием относился к его словам, то легко согласился. Всё произошло довольно быстро и устроилось без каких-либо препятствий. Я встретился с проректором Московской духовной академии и семинарии профессором Михаилом Степановичем Ивановым, который предложил мне курс под названием «Христианство и культура». Он попросил написать программу. В назначенный день мы вместе с ним пришли к архиепископу Александру (Тимофееву), тогдашнему ректору академии. Видимо, решение им уже было принято, поэтому беседа была недолгой. После нескольких вступительных фраз он взглянул на листочки, которые были у меня в руках, и спросил: «А что это у вас?» Я сказал: «Это программа курса». Он взял листы, положил палец на какой-то строчке и спросил, как я понимаю данный вопрос. Я сразу ответил, и это его удовлетворило. Вопросов больше у него не было. Повернувшись к Михаилу Степановичу, с присущей ему энергичностью владыка сказал: «Готовьте на совет».

При владыке Александре было обязательное требование: преподаватели, пришедшие из светских институтов и не имевшие духовного образования, должны были экстерном окончить семинарию, а затем академию. Семинарию я закончил в мае 1990 года, а экзамены за академию сдал в следующем учебном году. Осенью 1991 года защитил диссертацию на степень кандидата богословия. С сентября 1990 года я стал преподавать в академии Священное Писание Ветхого Завета, а в семинарии — основное богословие.

В конце мая 1990 года отец Сергий Романов сказал, что мне надо подавать прошение о рукоположении в диакона. Я вновь без всяких колебаний и сомнений ответил: «Хорошо». Через несколько дней я встретил в коридоре архиепископа Александра и попросил принять меня. Он спросил: «По какому поводу?» «По поводу рукоположения». Он назначил день. Когда я пришел, он сразу же без вступительных слов произнес: «В день Святой Троицы». Затем добавил: «Приезжайте дня за три. Поживите в лавре. Помолитесь».

В сентябре начался второй год моего преподавания в академии. Отец Сергий говорит, что пора подавать прошение на священника. И я с той же готовностью согласился. Прошло некоторое время. И вот однажды (это было в субботу около полудня) мне позвонил проректор по воспитательной работе архимандрит Венедикт (Князев). Он сказал: «Приезжайте сегодня на всенощное бдение, завтра вас уже рукополагают». Я сразу же собрался и поехал. В воскресенье, в неделю перед Воздвижением, между двумя праздниками, Рождества Пресвятой Богородицы и Воздвижения Креста Господня, 23 сентября, меня рукоположили.

— Каким был ваш путь в монастырь?

— Мне было уже шестьдесят лет. Постепенно старел и стал вспоминать о своем давнем желании принять монашество. Пока дети были маленькие, конечно, и речи об этом не могло быть. Но теперь они выросли. Кроме того, хотя я всю жизнь был здоровым человеком, началась полоса постоянных болезней. Было и еще одно обстоятельство: сын попал в армию, воевал в Чечне в наступательной группировке. Думаю, Господь специально посылал мне все эти испытания, которые побудили меня размышлять о монашеском пути.

Я решил 40 дней читать акафист Матери Божией. Перед чтением и после просил Пресвятую Богородицу открыть Божию волю мне через архимандрита Тихона (Шевкунова), так как я преподавал тогда в Сретенской семинарии и он был единственным наместником монастыря, с которым я тесно общался. И Божия Матерь в точности исполнила мою просьбу: дней через десять я шел из семинарии домой и обошел храм с южной стороны, чтобы идти к воротам монастыря. Навстречу мне шел отец Тихон, мы поздоровались, и первыми словами, которые он мне сказал, были: «Когда вы переселитесь к нам? Мы вам подготовили келью». После этого я вернулся домой и рассказал своей супруге о случившемся. Матушка мне сказала, что это воля Божия. Она прибавила: «Мне хорошо только тогда, когда тебе хорошо. Если тебе будет в монастыре хорошо, то поступай, а я потерплю». Через месяц я приехал в Сретенский монастырь. Постриг я принял в апреле 2005 года.

— Много лет вы преподаете в духовных школах, а сами пришли получать духовное образование, уже будучи кандидатом философских наук. Какие изменения вы видите в системе образования и воспитания будущих пастырей?

— Для меня это очень важная и даже болезненная тема. При архиепископе Александре много говорили о нравственном состоянии студентов, о качестве преподавания. Структурные преобразования сами по себе повысить уровень духовного образования не могут. Ведь, как говорил священномученик Иларион (Троицкий), духовные школы сильны традицией и близостью к Церкви.

Самая серьезная трудность состоит в том, что студенты попадают в семинарию не с какого-то необитаемого острова, а из окружающего нас мира, из нашего больного общества, пораженного многими недугами. Некоторым не хватает не только христианского, но и общего воспитания. Человека, который в 18 лет пришел в семинарию, за пять лет учебы перевоспитать невозможно, он уже имеет вполне сформировавшийся духовный облик. А в общежитии жизнь такая, что порой они друг у друга берут не лучшее. Всё это приводит к тому, что некоторые семинаристы очень легко попадают под влияние духа времени. Это сказывается потом и на их служении. Чаще всего это проявляется в стремлении соединять высокое служение Богу и людям со служением себе, не упуская возможности что-то приобрести, завести друзей среди состоятельных людей. Вот в этом мне видятся серьезные последствия разрушения традиций.

Иеромонах Иов (Гумеров). Фото: А.Поспелов / Православие.Ru
Иеромонах Иов (Гумеров). Фото: А.Поспелов / Православие.Ru
— В течение нескольких лет вы вели рубрику «Вопросы к священнику» на сайте «Православие.ру», которая была очень востребована и помогла прийти в Церковь многим. Какое место этот проект занимал среди ваших священнических послушаний?

— Рубрика была создана в 2000 году, еще до моего прихода в Сретенский монастырь. В это время я преподавал в Сретенской духовной семинарии Священное Писание Ветхого Завета. Тогда редакция сайта «Православие.ру» нередко просила меня отвечать на некоторые письма. Затем я стал насельником нашей обители и мое участие в рубрике стало регулярным. Наряду с исполнением священнических обязанностей отвечать на «вопросы к священнику» стало моим основным послушанием. Необходимо сказать, что подготовка и публикация ответов на вопросы на сайте была лишь малой частью трудов. Постепенно росло количество писем. Приходившие письма в своем подавляющем большинстве были сугубо личные, и ответы посылались авторам по их адресу. Сколько было направлено ответов, сказать затрудняюсь, потому что никогда не считал. Может быть, более 10000. Время шло. Сайт «Православие.ру» стал самым посещаемым из всех религиозных порталов. В последние годы в месяц приходило 1500-1800 писем, а Великим постом и в праздники количество писем возрастало вдвое. Ответы на вопросы, которые представляли общий духовный интерес, ставились на сайте. На личные письма мы отвечали вдвоем с иеромонахом Зосимой (Мельником). Молодой и энергичный, он брал львиную долю писем на себя, за что я ему благодарен.

Когда удается кому-то помочь, всегда испытываешь радость. Но у меня была и постоянная боль. Большая часть писем оставалась без ответа: невозможно дать больше того, что имеешь. Нарастающий поток писем буквально накрыл нас с головой. Это послушание сильно ограничивало мое монашеское делание, за которое мне предстоит дать ответ Господу на Суде. К этому времени в архиве рубрики «Вопросы к священнику» было около 1370 ответов. Поэтому был прекращен прием писем. Теперь я больше времени общаюсь с прихожанами лично. Приход наш насчитывает около 900 человек.

— О чем чаще всего спрашивают? Какие вопросы для вас особенно радостны?

— Невидимая аудитория, с которой приходилось общаться, была очень неоднородной. Многие авторы писем имели опыт духовной жизни. Они просили объяснить определенное место из Священного Писания, дать богословскую оценку какому-нибудь произведению или явлению культуры. Так, например, одного из авторов писем интересовало православное отношение к «Божественной комедии» Данте. Другой просил прокомментировать с точки зрения православной духовности образ юродивого в «Борисе Годунове» А.С. Пушкина. Был, например, вопрос: как относиться к творчеству религиозного философа Льва Карсавина. Ответы на подобные вопросы потом составили целый раздел моей книги «Тысяча вопросов священнику».

Немало приходило писем от тех, кто недавно пришел в Церковь. Встретившись с первыми трудностями в духовной жизни, они просили пастырской помощи. Почти у каждого пришедшего к вере в сознательном возрасте возникают проблемы в отношениях с близкими, которые далеки от веры. Авторы этих писем просили совета, как поступить в сложной, порой болезненной жизненной ситуации.

Наибольшей радостью для меня было получать письма от людей, которые просили помочь им войти в храм. Порой эти письма были очень короткие и простые: «Я никогда не исповедовался, посоветуйте, что сделать». И я всегда, как бы ни был занят, как бы много писем ни приходило, старался обязательно ответить на эти вопросы, ведь было заметно, что в душе человека зарождается что-то значительное, Господь пробудил какой-то росток веры, который может легко засохнуть, если о нем не позаботишься. Испытываешь какое-то трепетное расположение к такому человеку. На эти письма я старался ответить очень подробно, несмотря на любую степень усталости.

—А были ли письма, которые огорчали, вызывали тревогу?

— Мне, прожившему тридцать лет в очень счастливом браке, всегда тяжело слышать о семейных нестроениях, которые часто кончаются распадом семьи. Это трагедия. Старец Паисий Святогорец сказал: «Единственная ценность жизни — это семья. Как только погибнет семья, погибнет и мир. Покажи свою любовь прежде всего в своей семье». И еще сказал: «Когда разрушится семья, будет разрушено всё: и духовенство, и монашество». Создается впечатление, что семья оказалась буквально раздавлена пороками и грехами нашего больного общества. Тяжело видеть, что государство не делает никакой попытки обуздать развращающее действие телевидения, радио, Интернета, низкопробной печати. К сожалению, священнослужители не напоминают нелицеприятно представителям власти об ответственности их за нравственное здоровье народа. Глубоко убежден, что представители Церкви на всех уровнях иерархии должны соблюдать дистанцию в отношении власти. Иначе их совесть оказывается связанной земными отношениями.

— В этом году вам исполнилось 70 лет. Как вы переживаете этот возраст?

— Представления обыденного сознания о старости крайне примитивны. В действительности каждый возраст Творец наделил замечательными достоинствами. Слава юношей — сила их, а украшение стариков — седина (Притч. 20, 29). Священный писатель седину называет венцом славы (Притч. 16,31), имея в виду человека, который в жизни выбрал стезю правды. На старость сетуют обычно люди, которые в возраст вступили с пустыми руками, не собрав духовно-нравственных богатств.

В старости испытываешь ту радость, которая наполняет мореплавателя, когда его корабль совершил опасное плавание и вошел в спокойные прибрежные воды. Приходит то спокойствие, какое известно человеку, на которого был возложен нелегкий труд, и он видит, что работа подошла к концу. Жизнь — особый труд, который возлагает на каждого Бог. Желать променять старость на молодость значит уподобиться царю Коринфа Сизифу, который почти поднял на вершину горы тяжелый камень, а он сорвался. Надо спуститься вниз и начинать всё заново. Помню, в декабре 1996 года, когда я преподавал в Московской духовной академии, у проректора академии профессора Михаила Степановича Иванова было 55-летие. Был будний день. В перерыве между лекциями он угостил нас (было несколько человек) какой-то выпечкой, приготовленной в нашей трапезной. Говоря о своем 55-летии, он, обязанностью которого было следить, чтобы у студентов не было двоек, сказал: «Это единственный, наверно, случай, когда две двойки лучше двух пятерок». Я промолчал, но внутренне не согласился: вернуться к 22-летнему возрасту значит скатить уже поднятый на гору камень, а потом 33 года вновь его поднимать.

Однако старость старости рознь. В Библии встречается выражение: умер в старости доброй (Быт. 25, 8; Пар. 29, 28), насыщенный жизнью (Быт. 25, 8; 35, 29; Иов 42, 17), с миром (Лк. 2, 29). Это относится к тем, чья жизнь была праведной и угодной Богу. Человек, который не стремился жить с Богом, а провел дни суетно, не будет иметь в старости плода. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную (Гал. 6, 7-8).

С иеромонахом Иовом (Гумеровым)
беседовала Антонина Мага

Журнал Московской Патриархии

15 июня 2012 г.

СПРАВКА

Иеромонах Иов (в миру Афанасий Гумеров) родился в 1942 г. В 1966 г. окончил философский факультет МГУ, затем аспирантуру. Защитил кандидатскую диссертацию в Институте философии по теме «Системный анализ механизма изменения социальной организации».

15 лет работал старшим научным сотрудником во Всесоюзном научно-исследовательском институте системных исследований Академии наук.

В 1984 г. принял крещение. В 1990 г. экстерном окончил Московскую духовную семинарию и Московскую духовную академию. Кандидат богословия.

В 1990 г. рукоположен во диакона, в том же году — в иерея. Служил в храме святого равноапостольного князя Владимира в Старых Садех, Святителя Николая Чудотворца в Хамовниках, Иоанно-Предтеченском монастыре в Москве. Преподавал в Московской духовной семинарии основное богословие и в Духовной академии — Священное Писание Ветхого Завета.

С 2003 г. — насельник Сретенского монастыря. В апреле 2005 г. принял монашеский постриг.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Достойный священник — друг Божий» «Достойный священник — друг Божий» Иером. Иов (Гумеров) о пастырском служении «Достойный священник — друг Божий» «Достойный священник — друг Божий» Беседа с иеромонахом Иовом (Гумеровым) о пастырском служении Антон Поспелов Священник — соработник Богу, и когда человек принимает священство, он делает прямой вызов демоническим силам. При этом он может явно об этом и не задумываться. Человеку приходится преодолевать и внешние препятствия, и внутренние. То враг искушает и соблазняет сойти с этой стези, то обнаруживаются человеческие немощи, а иногда нужно иметь мужество, чтобы поступить по совести перед лицом трудностей и опасностей. И еще прибавлю: священник должен быть абсолютно свободен от корыстолюбия. Схиархимандрит Илий (Ноздрин): «Господь не ломал волю учеников, и никакой духовник не может» Схиархимандрит Илий (Ноздрин): «Господь не ломал волю учеников, и никакой духовник не может» Духовник может что-то объяснить, но, как сказано в евангельской притче, сеятель сеет, а затем прилетают воробьи и галки, клюют зерна и человек опять остается пустой. Человек и его духовник должны сотрудничать, выступать соработниками друг друга. Только тогда можно будет говорить о подлинном духовном росте человека.
Комментарии
Cофия19 марта 2014, 10:00
Когда хочу получить ответ на жизненный вопрос, всегда ищу ответы именно Гумерова. А читая ответ, так увлечешься, что хочется и другие прочесть, там и история, и философия, какой слог красивый. Будто чистой воды напьешься. Какие познания! Какой пастырь! Спасибо Вам, батюшка Иов.
Сергей17 сентября 2012, 18:00
Господи и иеромонах Иов из ВНИИС . Где же нет людей оттуда? Очень странно.
Oleg14 сентября 2012, 18:00
Добрый день иеромонах Ивов! Прошу Ваших молитв! Сам из Омска,но живу в Италии, пытаюсь ухаживать за девушкой итальянкой, но против меня все её родственники ополчились, да и наш общий знакомый настраивает против меня.) Отсебячину не горожу советуюсь с о.Владимиром(Кучумовым). У меня всё в точности, как у Исаака и Ревеки также молился и встретил, но прошёл год и только сейчас начинаю общаться т.к она живёт в соседнем городе. Делаю всё с благословления о. Владимира! Стою на распутье или ехать домой или пробиваться к ней. Остановился на втором, прошу молитв, чтобы Господь укрепил! На воскресенье готовлюсь к причастию. Здесь у меня ни кого нет, надеюсь только на Бога, пусть Господь сделает, как Ему угодно! Я за Вас тоже молюсь, по Вашим молитвам мне уже раз Господь помог!!! Меня зовут Олег, её Манита, она не крещёная в Православной церкви!!! Если можно, не показывайте мой комментарий, просто не знал, куда Вам написать! Спасибо, Вам!
Светлана28 августа 2012, 15:00
Елене М. "Кроме того, почему же мы с вами считаем осуждение пусирайт (кажется так) верным на основании того, что простить их можно только лишь тогда, когда они осознают и раскаются, а других , значит, должны прощать без их раскаяния? Какая-то двойная мораль получается" Почему же их можно простить лишь тогда, когда они раскаются? Необходимо простить в любом случае. То, что они сделали - возможно, Господь попустил для нашего назидания и спасения. А то, что они понесли наказание за это - возможно, Господь попустил для их назидания и спасения. Только Ему одному ведомо, какими путями человек придет к раскаянию и спасению. Нам остается только молиться о себе и обо всех вокруг. В том числе и об этих девушках. И почаще разглядывать бревно в своем глазу.
Валерий19 июня 2012, 23:00
Елене М. Из контекста можно предположить, что речь в каноне идет о злых помыслах и делах, но, всё-таки, не о ближних. "Ум мой твоею молитвою направи, творити ми Божия повеления, да получу от Бога отдание грехов, и НЕНАВИДЕТИ МИ ЗЛЫХ "дел и помыслов" НАСТАВИ МИ, молюся ти."
Лариса19 июня 2012, 14:00
Низкий поклон Вам, отец Иов, за вашу любовь, молитвы, за ваше служение! За хранит Вас Господь!
Елена М19 июня 2012, 07:00
Сергий: Елене М "ПРАВА причащаться не имеет никто, только Господь может нас "допустить". " Благодарю вас, Сергий, за уточнение. Правда допускает нас священник, которому мы исповедуимся, а как это воспринимает Господь, того мы не ведуем....
Наталия18 июня 2012, 19:00
Благословите, отче! Дорогой батюшка Иов, вот и снова увидела Ваши добрые глаза, как будто, услышала Ваш характерный говор... Спасибо Вам за Ваши труды, внимание и сопричастие. Вы и меня учите жить с любовью во Христе (хотя дистанционно). Дороги Ваши книги, Ваша теплота и скромность. Храни Вас Господь на многая лета! Наталия Петрова
Мария18 июня 2012, 17:00
Спаси Господи, О. Иова! Мне тоже очень интересно как бы ответил О. Иов на вопрос Елены М. У меня он тоже часто в душе. Я задавала вопрос монахине, как быть если тебе хамят,.... Она сказала лучше промолчать. А Батюшка (с др.монастыря) сказал,что если замечание будет во спасение души другого человека,то ответить. Но думаю,что все нужно делать с любовью. А когда мочишь или улыбаешься, а в душе обида и раздражение- это лукавство и грех для собственной души. Поможи Господи быть великодушной.
Елена М18 июня 2012, 13:00
И я вообще считаю, что , если ты можешь своим отношением, своим осуждением привести другого человека к покоянию, направить его, таким образом, к пути истинному, то это перевесит твой собственный грех непрощения уже потому, что не о себе и своей душе, а о душе другого человека больше думаешь, беря на себя ради этого грех.Почему надо потакать бессовестным? Заразного человека от остальных прежде изолируют, а потом начинают лечить, а, если бы его не изолировали по доброте душевной, то к чему бы это могло привести остальных?
Елена М18 июня 2012, 13:00
Спасибо всем, кто откликнулся на мой вопрос. Только вот сказать, что всех простил гораздо легче, чем почувствовать это внутренне, а говорить не чувствуя этого, на мой взгляд, грех ничуть не меньший, поскольку это ложь и перед собой, и перед священником и перед Богом. Кроме того, почему же мы с вами считаем осуждение пусирайт (кажется так) верным на основании того, что простить их можно только лишь тогда, когда они осознают и раскаются, а других , значит, должны прощать без их раскаяния? Какая-то двойная мораль получается. И потом, почитайте хотя бы Акафест Спиридону. Он был действительно настоящим святым и христианином, но даже он наказывал зло, а не прощал его: "радуйся, яко нераскаянная грешница, по глаголу твоему, в тяжких болезнях умре", "радуйся, непослушанием козлища, яко бы разум имущаго, купца, утаившего цену его, обличивый, радуйся, утаившего сребренники твоя а покоянию приведый", "радуйся, воеводу латинскаго лютою смертью поразивый; радуйся, молнией изображение его в доме в Венеции сожегший" То есть даже святые не всегда считали, что прощение может помочь человеку исправиться.
Валерий18 июня 2012, 11:00
"Ум мой твоею молитвою направи, творити ми Божия повеления, да получу от Бога отдание грехов, и НЕНАВИДЕТИ МИ ЗЛЫХ НАСТАВИ МИ, молюся ти."
Андрей18 июня 2012, 11:00
Спаси, Господь, отца Иова и его молитвами, нас, грешных. P.S. Елена, в молитве священника перед исповедью есть строки, которые открывают отношение Христа к замолченным нами, грехам.
Алена18 июня 2012, 08:00
Елене М. "Нужно любить всякаго человека и в грехе его и позоре его, не нужно смешивать человека — это образ Божий — со злом, которое в нем." (Св. праведный Иоанн Кронштадтский.) "Никак, ни под каким предлогом, не осуждай никого, даже не суди ни о ком, хорош ли он, или худ, имея перед глазами того одного худого человека, за которого ты должен отвечать пред Богом, - себя." (св. Игнатий Брянчанинов) Нам, конечно, трудно бывает так себя настроить, но нужно просить помощи Божией и потихоньку будем меняться...
Сергий18 июня 2012, 00:00
Елене М ПРАВА причащаться не имеет никто, только Господь может нас "допустить". Если мы имеем хоть малейшую обиду на кого нибудь-мы не можем причащаться, так как во многих молитвах мы обязаны простить ближних (напр., Отче наш). Пожалей и не осудишь, так говорили старцы.
Любовь17 июня 2012, 21:00
Елене М Извините, что высказываю свое мнение. Но конечно мы должны прощать всех, кто нам причинил зло. Это же по Евангилию, в том суть и есть, что нужно прощать тех, кто нам сделал зло. Как Господь простил распинающих его. Об этом многов Евангилии говорится, например: "И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши.Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших." "..любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас,да будете сынами Отца вашего Небесного.." а насчет "НЕНАВИДЕТИ МИ ЗЛЫХ НАСТАВИ МИ" под врагами и злыми понимаются враги рода человеческого - дьявол и бесы,а так же страсти и грехи.
Марина17 июня 2012, 14:00
Многая лета , отец Иов! Доброта и мир душевный исходит от ваших слов.
Лысенко Игорь17 июня 2012, 07:00
Спаси Вас Бог, батюшка! Много хорошего Вы делаете людям! Храни Вас Бог!
Елена М17 июня 2012, 04:00
(продолжение)Так неужели же я не имею права принять причастие после исповеди только потому, что на моей душе остается непрощенная мною, нанесенная мне другим человеком обида, поступок, который тот человек исправлять не собирается? Этот вопрос у меня возник после того, как священник, исповедовщий сотни к нему пришедших, сказал, тем не менее, что к причастию должны подойти лишь те, кто во всем полностью искренне раскаивается и всех прощает, ни на кого не держит обид. Тогда получается, что я никогда не смогу подойти к причастию? Может быть, я могу хотя бы собороваться? Почему я задаю этот вопрос отцу Иове, а не тому священнику? Потому что "Без любви помочь человеку невозможно" - как сказал отец Иов. В словах же того батюшки я почувствовала строгость, но не любовь.
Елена М17 июня 2012, 04:00
Вот в канонах Ангелу Хранителю есть такие строки:"Ум мой твоею молитвою направи, творити ми Божия повеления, да получу от Бога отдание грехов, и НЕНАВИДЕТИ МИ ЗЛЫХ НАСТАВИ МИ, молюся ти." Эти строки я всегда понимала так (возможно ошибалась), что я имею право не каяться на исповеди в том, что не прощаю того человека, который поступил не по-христиански и мог бы исправить положение,но не делает этого, а, напртив продолжает творить ЗЛО. Разве не могу я его ненавидеть?Разве я обязана его прощать? Заискивать перед ним ради восстановления видимости добрых отношений (т.к. даже, если с моей стороны эти отношения и будут добрыми, то со стороны того человека этого никогда не произойдет, если он не имеет потребности исправить свой поступок). Мне кажется, что налаживание отношений с таким человеком, только укрепит его в мысли того, что он поступает правильно и что ему и в дальнейшем всё сойдет с рук.
Елена М17 июня 2012, 04:00
(продолжение)При этом, я всегда сознавала, что исповедуюсь я и причащаюсь, имея при этом на душе и то, в чем не раскаялась по причине того, что считаю свою обиду и свой гнев на какого-то человека вполне законным и справедливым и готова простить того человека по-настоящему и искренне только при одном условии, когда он сам исправит свой грех своми действиями. Ведь есть грехи совершенные, которые человек и хотел бы исправить да не может, например, умер человек, которого ты обокрал, но даже осознавая свой грех ты не сможешь ни вернуть украденное этому человеку, ни воскресить его, хотя, может быть, именно твоя кража настолько потрясла этого человека, что он умер, потеряв всё свое имущество. Ведь бывает и такое, к примеру, ты кого-то обокрал, потом осознал и у тебя есть еще возможность прийти к обокраденному и вернуть ему тобою украденное. Если же ты этого не делаешь, а бежишь к священнику и говоришь ему: благословите, я осознал и каюсь, а краденные вещи при этом оставляешь себе, то какое это раскаяние?
Елена М17 июня 2012, 04:00
Благодарю вас, за то, что Ваши ответы дали многим людям надежду. Жаль, что Вы уже не даете таких ответов и прием писем прекращен в рубрику "Вопросы к священнику". Но, может быть, мне повезет и Ваша , отец Иов, отзывчивость снизойдет и на меня. А у меня очень серьезный вопрос. Вот раньше я понимала необходимость исповеди как не только возможность поделиться чем-то наболевшем, что мучает, в чем раскаиваешься, поступив в каком-то смысле, например, против собственной совести, но и для того, чтобы священник, выслушавший твою исповедь, благословил к причастию и можно было причаститься. А, чтобы быть честной перед Богом и самой собой, перечисляла, исповедуясь, те грехи, в который искренне раскаялась и впоследствии, если была возможность их исправить, неприменно их исправляла, а, если в дальнейшей жизни невольно и повторяла такой грех, неосознанно, то снова в нем раскаиваясь исповедовалась, а приняв благословение от священника - причащалась.
Алексей17 июня 2012, 04:00
Таким теплом веет от этой беседы! Спаси Господи служителя Твоего иеромонаха Иова.
Андрей16 июня 2012, 10:00
Спасибо за интересное интервью. Спасибо батюшке за подвижнические труды в проповеди христианства. Спаси Господи.
Евгений16 июня 2012, 03:00
Спаси Вас Господи, батюшка!
Галина15 июня 2012, 22:00
Низко кланяюсь дорогому нашему батюшке Иову за его неизменные любовь и отзывчивость! Храни его Господи! А по секрету скажу:на Лик Богородицы отец Иов смотрит точно младенец - с великим умилением, доверчивостью и безграничной любовью - самой довелось не раз это видеть.
о. Максим15 июня 2012, 21:00
Спаси вас Господь батюшка. Рад за вас и ваше служение Богу и людям, благодарен за молитвы. Часто прибегаю к вашим ответам на вопросы. Помощи вам Божией. иерей Максим Антонюк.
р.Б.нтоний15 июня 2012, 20:00
С юбилеем, отец Иов! Многая и благая лета Вам! Очень интересное интервью!
игорь15 июня 2012, 17:00
Очень хорошее впечатление от слов иеромонаха Иова!
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке