Чудесная история о предательстве и покаянии

Монахиня Магдалина (Некрасова)

Матушка Магдалина (Некрасова) подвизается в православном Покровском монастыре в Бюсси-ан-От в Бургундии (Франция). В труднейшие для Церкви 1960-е ее семья жила в Вологде, обосновавшись там после тяжелейших лет испытаний и издевательств – ссылки в Казахстан, куда она была отправлена после возвращения в СССР. Но и в Вологде испытания не прекращались: верующим людям их всегда достается немало. Тем не менее, о Вологодской земле матушка Магдалина всегда хранила самые добрые и светлые воспоминания.

Предлагаем читателям рассказ матушки Магдалины об одном из эпизодов вологодской жизни времен хрущевских гонений, имевшем, впрочем, весьма «неожиданное» (неожиданное ли?) продолжение.

Монахиня Магдалина (Некрасова)
Монахиня Магдалина (Некрасова)
В то время все силы были брошены на быстрейшее завершение борьбы с «религиозными предрассудками». Н.С. Хрущев, помнится, обещал показать по телевизору в ближайшие годы последнего то ли священника, то ли вообще верующего человека в нашей стране.

В 1962 году я работала бухгалтером в Крестовоздвиженской церкви г. Грязовца. В тот памятный день 21 марта я приехала домой в Вологду, где жила моя семья, и собиралась пойти в наш кафедральный собор на вечернюю службу. Я уже выходила, когда встретилась в дверях с владыкой Мстиславом, управляющим тогда Вологодской епархией. Узнав, что я приехала на два дня домой, он стал усиленно меня уговаривать пойти в Центральный дом культуры, где в тот вечер должен был выступить нашумевший тогда антирелигиозный деятель – бывший священник Чертков. Мне совсем не хотелось туда идти, тем более что мой духовник советовал мне никогда не слушать и не читать всей этой мути, пачкающей душу. Но чем больше я сопротивлялась, тем решительнее владыка настаивал на том, что должен же кто-нибудь из нас слышать подобные выступления и знать, какими методами они орудуют. В конце концов мне пришлось повиноваться. В тот вечер у нас было дома несколько человек молодежи, и одна девушка взялась проводить меня в этот зал. Почему-то мы оказались с ней в директорской ложе, как раз напротив установленного на сцене помоста с микрофоном, к которому вскоре направились три человека. Я моментально узнала среди них отрекшегося священника, хотя внешне он, конечно, ничем не отличался, разве что некоторой елейностью, переключенной теперь, по-видимому, на иные рельсы. Молодой, лет 30 с лишним, он представился как окончивший с отличием Московскую духовную академию и с самого начала принял иронический тон (наверное, ему было легче так). Конечно, за эти годы я многое забыла из того, что он говорил. Больше запомнила свое состояние – боли, оскорбления, беспомощности и вины. Чем больше он, как говорится, овладевал аудиторией, вызывая ее смех кощунственными шутками, тем более мною овладевало отчаяние и ясное сознание, что молчание здесь равнозначно предательству. Но возражать мне представлялось совершенно невозможным не только в силу твердого наказа моей матери и владыки «не устраивать там никаких эксцессов», но главным образом из-за абсолютного неумения что-либо сказать. Хорошо помню, как во все время его выступления я мысленно пыталась аргументировать всю ложь его слов, и ничего у меня не получалось! Сознавая, что находящиеся здесь люди не имели никакого понятия ни о христианском учении, ни о Евангелии, ни о святых, над которыми так потешался этот бедный Чертков, я боялась, что любое мое возражение сможет оказаться ему на руку, будучи воспринятым как проявление фанатизма. А лектор тем временем все более расходился, издеваясь над различными евангельскими эпизодами, стараясь выявить всю «абсурдность» православных верований, таинств и обрядов и вызывая взрывы смеха публики. При этом он цинично уверял, что сам искренно во все это верил, но потом, дескать, понял всю фальшь этой веры и решился сказать правду себе и людям… Однако он все же не затронул двух тем, которых я все время со страхом ожидала. Слава Богу, он не коснулся ни таинства Причастия, ни Воскресения Христова. Не знаю, что его остановило – то ли та самая едва уловимая частичка страха Божия, затаенная в совести (дал бы Бог, чтоб это было так!), то ли предел, указанный советским законом, – «не оскорблять чувств верующих». В те годы, призывая общественность всеми способами бороться с религиозным дурманом, глумясь над святыней русского народа, советская идеология тут же лицемерно заявляла о необходимости «не оскорблять чувств верующих».

С самого начала лекции я горячо умоляла Бога помочь мне сказать то, что надо. Ведь Он же Сам это обещал, как мне казалось, именно в таких обстоятельствах! Но время шло, и я ничего не могла придумать. Помог мне Бог через этого самого Черткова: как только затихла овация после последних его слов, он предложил желающим задать вопросы – письменно или устно. Слава Богу, у меня оказались ручка и бумага! «Думаю, – написала я, – что даже неверующим противно слушать, как Вы позорно поносите безгласную Церковь, заведомо зная, что она лишена права какого-либо ответа. Хвастаясь тем, что с отличием закончили академию, Вы гнусно лгали, искажая Священное Писание…» Исписав тетрадную страницу, я закончила тем, что его выступление было крайне оскорбительным для верующих, и подписалась: «Верующий человек». Поскольку директорская ложа была в нескольких шагах от сцены, я передала ему эту записку из рук в руки. Он стал бойко отвечать на все вопросы (довольно примитивные). Моя записка оказалась одной из последних, и он имел неосторожность прочесть ее вслух. Она сразу вызвала бурную реакцию зала, которую я восприняла сначала как одобрение и весьма этим утешилась. Чертков постарался справиться с полученным оскорблением и сказал:

– Я очень рад, что среди вас оказался хоть один верующий. А то какой смысл говорить только для неверующих? Но я понимаю, что этот человек не хочет называть свою фамилию, поэтому буду отвечать всему залу.

Тут я вскочила и сказала, что не собираюсь скрываться. Новый возмущенный гул публики был уже мною правильно понят… Чертков на какое-то мгновение опешил. Он, по-видимому, не ожидал такой наглости от молодой, на вид вполне светской девушки. И тут началась – неожиданная для нас обоих – словесная схватка. Сдерживая обиду, он попросил меня указать, где он исказил слова Священного Писания.

– Утверждая, что Библия исполнена противоречиями, – ответила я, – вы в качестве примера насмешливо привели две фразы: «Око за око и зуб за зуб» и «Если тебя кто-то ударит в правую щеку, подставь ему и левую».

– А разве это не в одной книге написано? – перебил он меня.

– Но вам-то хорошо известно, к кому и когда были обращены первые слова и сколько веков спустя Христос заповедал, уже в Евангелии, иные отношения между людьми. Закончив с отличием духовную академию, вы прекрасно знаете то, о чем сидящие здесь люди понятия не имеют, и вы этим пользуетесь!

– Как бы то ни было, – возразил он, – я говорил правду, и оба эти изречения находятся в одной книге.

Потом он попросил меня конкретно указать, когда он издевался над Евангелием.

– А какой хохот стоял, когда вы рассказывали о воскрешении Лазаря!

– Но ведь не я смеялся – а зал!

– Конечно, потому что вы так это представили!

Антирелигиозная книга А.Черткова «Почему это страшно»
Антирелигиозная книга А.Черткова «Почему это страшно»
Наш спор становился все горячее, и в пылу его я не заметила, как прошло добрых полчаса. Внезапно влетел на сцену директор этого учреждения и, объявив залу, что в Советском Союзе религиозные диспуты запрещены, выразил горячую благодарность уважаемому товарищу Черткову за его очень интересную лекцию. После долгих аплодисментов зал начал расходиться. Неожиданное появление директора, бросившего в мою сторону злобный взгляд, вернуло меня к действительности. Мне стало очень страшно, я подумала, что меня тут же арестуют, и некоторое время я оставалась в ложе, ожидая своей участи. Но никто не подходил, и я начала было пробираться к выходу через кулуары, как навстречу мне направились явно враждебно настроенные люди. Кто-то грубо бросил мне в лицо:

– Правильно таких сажали!

– Вот они, враги-то!

– С такими надо иначе разговаривать!

Их ярость быстро росла, они подходили все ближе ко мне, и кто-то первый угрожающе размахнулся кулаком возле моего лица. Ситуация становилась критической, когда вдруг неожиданно появился сам Чертков. Народ расступился, и мой идейный противник любезно предложил мне продолжить беседу, если я этого желаю, в кабинете директора. (Впоследствии мне стало известно, что основная масса слушателей состояла из агитаторов, присланных местными заводами, предприятиями, школами и т.д. для прохождения практики антирелигиозной пропаганды.) Итак, мы вошли в просторный кабинет, куда поспешили проскользнуть за нами с десяток самых активных борцов за воинствующий атеизм, и Чертков пригласил меня сесть за директорский стол напротив него. Он начал с того, что выразил мне сочувствие в том, что я, такая молодая, гублю свою жизнь. Обрадовавшись тому, что разговор принимает более мягкий и откровенный характер, я тоже искренно посочувствовала беде, которую он сам себе натворил. Он, конечно, очень удивился моим словам. Я их объяснила, сказав, что он ведь встретится однажды лицом к лицу с той Правдой, Которую так яро сейчас отрицает, и сам увидит Того, от Кого при всех отрекся, и каково же ему тогда будет!

Тут мне хочется сказать, что дальнейший наш «диспут» стал протекать совсем в другом тоне – спокойном, искреннем и даже с некоторым уважением с его стороны, во всяком случае, мне так это запомнилось, да и последующие события подтвердили это. Он как-то мало сам говорил, а я продолжала выражать свою боль, живьем видя отрекшегося священника. Я его заверяла в том, что он, конечно, никогда и не верил по-настоящему в Бога. Мне сейчас стыдно вспоминать, насколько примитивны были мои аргументы, но говорила я очень горячо и искренно. Зачем-то приводила ему примеры из физики и математики. Помню, что сравнивала духовный уровень его сегодняшних слушателей с дикарями, смеющимися над чьим-то уверением, что не Солнце каждый день вращается вокруг Земли, а наоборот. И пусть дикарям это смешно, но как же он может этим пользоваться? В какой-то момент он напомнил мне, что он не один, да и не первый ушел из Церкви. До него был еще всем известный священник Александр Осипов.

– О, – сказала я, – это сущая правда. Первым были не вы, да и не Осипов!

– Как? Разве Дарманский был раньше Осипова?

– Да я не про Дарманского говорю!

– А кто же? Дулуман? Но он был позже!

– Да не о нем речь!

Меня смущало присутствие за моей спиной совсем притихших слушателей, и я перешла на полушепот. Но Чертков не унимался:

– Нет, а кто же был первый? Скажите!

Не ответить было уже невозможно. И я сказала совсем шепотом, но глядя ему прямо в глаза:

Иуда!

Этой минуты я никогда не забуду. Он вздрогнул так, что толкнул что-то лежащее на столе. Мне самой стало страшно от такого прямого попадания. Партия была явно закончена. Последовали какие-то малозначащие фразы, и Чертков мне предложил продолжить наш спор письменно. Он написал и передал мне свой адрес. В тот момент я была уверена, что меня арестуют прежде, чем я вернусь домой. О каком моем адресе могла быть речь? Все же я его написала и передала ему, и мы стали прощаться. Молодчики наши тоже вмиг разошлись, и Чертков помог мне найти мое пальто и проводил меня до двери. Отчетливо помню звенящий мороз на улице и яркие звезды. Вконец продрогшая, так никого и не дождавшись, я решилась идти домой, предчувствуя скандал. Так оно и было. Когда все разумные сроки моего возвращения истекли, мои родители стали звонить в дом культуры. Им сказали, что лекция была как-то скомкана, а предполагавшийся после нее фильм отменен. Впоследствии мы узнали, что Чертков был отозван из Вологодской области. Немного, правда, повеселила нашу семью одна молодая работница епархиального управления, которая с упоением рассказывала о том, «какой красивый бывший поп выступал, и как хорошо он говорил, а потом пришла какая-то дура и все испортила» – эта фраза вошла в семейную историю. Но для меня осталось загадкой, почему меня не арестовали, тем более что за последний год в вологодских газетах стали появляться статьи о «некоей семье, приехавшей из капиталистической страны и растлевающей советскую молодежь». В те годы подобные статьи бывали предвестниками ареста. Возможно, мне помог и тот факт, что месяца два спустя я уехала на год в Грузию по настоянию моей матери и с благословения моего духовника, чтобы постараться выхлопотать квартиру нашей семье как пострадавшей от сталинских репрессий. Но возвращение в Вологодскую область мне было запрещено, и, чтобы продолжать работать в Церкви, мне пришлось переехать в Эстонию.

***

Страница из написанной А.Чертковым антирелигиозной книги «Почему это страшно»
Страница из написанной А.Чертковым антирелигиозной книги «Почему это страшно»
История на этом не заканчивается. И слава Богу! Дело в том, что через почти полвека мать Магдалина узнала о судьбе бывшего священника. Она должна была проходить курс лечения в Риге, где и познакомилась с дочерью священника Серафима, служившего в этом городе.

Эта милая женщина рассказала мне о том, что ее отец был сначала – в советское еще время – псаломщиком в одном из рижских храмов и что в том же храме псаломщиком был и… Чертков. Как это случилось? Об этом рассказал отцу Серафиму сам Чертков, а что не досказал, дополнили старые прихожане.

Оказывается, когда волна хрущевских гонений схлынула, когда на бывших «искренно заблуждавшихся, но потом прозревших» бедняг, разъезжавших по стране с атеистическими лекциями, махнули рукой как на использованную никчемную ветошь (как страшно умирали некоторые из них – не приведи Господь!), в церквах Риги стал появляться странный молодой человек. Не больного вида, вовсе нет – скорее, измученного. Во время литургии он стоял у стены притвора, не крестился, плакал. А когда начиналась Херувимская, в то время, когда священник читает тайную молитву о собственном недостоинстве, этого молодого человека начинало буквально трясти, и он в слезах уходил из церкви. Так продолжалось некоторое время. Потом, – рассказал своей дочери отец Серафим, – этот человек пришел на прием к тогдашнему архиепископу Рижскому, назвал себя – да, так и есть: Чертков. Он рассказал свою историю и… каялся. Просил о восстановлении в сане. Архиепископ оповестил об этом патриарха Алексия (Симанского), от которого был получен такой ответ: раз этот человек публично отрекся от веры, от Христа, то публично же должен и принести свое покаяние. Тут стоит задуматься над тем, мог ли Чертков покаяться публично по чисто техническим причинам: вряд ли у него была такая возможность, да вряд ли бы и государство с радостью откликнулось на такой его шаг, предоставив ему возможность для него. Так или иначе, священником Чертков не стал, но всю свою оставшуюся жизнь посвятил искреннему, стоит надеяться, служению Христу и Его Церкви в качестве псаломщика. А псаломщики в то время были очень нужны!

Говорят, что умер этот псаломщик в начале 1990-х годов, похоронен на рижском кладбище. Царствие ему Небесное!

Все эти долгие годы та история оставалась для меня какой-то незаконченной. Печальной, трагической, загадочной, но – незаконченной. С одной стороны, я увидела собственными глазами отрекшегося христианина, но с другой – я увидела и великую милость Христа к кающемуся человеку.

Чертков мог совершенно без всякого труда отправить и меня, и всю нашу семью снова в тюрьму или ссылку – достаточно было только положить нужную бумажку на нужный стол в нужное время. Он этого не сделал. Во время своей встречи с атеистическими активистами он не позволил себе глумиться над таинством Причащения – значит, было же что-то, что позволило ему воззвать к Христу, протянуть Ему руку, а уж Самому Христу его за эту руку и вытащить. Значит, через полвека я смогла вживую прочитать евангельский рассказ о спасении Петра из глубин Галилейского моря, о покаянии Петра! Неисповедимы пути Господни, но как же они благи! Конечно, я молюсь за этого человека.

Монахиня Магдалина (Некрасова)
Материал подготовил Петр Давыдов

28 мая 2013 г.

Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Сражение» длиной в полвека «Сражение» длиной в полвека Памяти патр. Алексия I «Сражение» длиной в полвека «Сражение» длиной в полвека Памяти патриарха Алексия I Мария Дегтярева Патриарху Алексию I выпала задача исключительная по своей сложности – укреплять Церковь в период сталинской диктатуры и хрущевской «оттепели». 17 апреля – день памяти этого предстоятеля Русской Церкви. Имя Божие похулившие.
Годы хрущевских гонений: судьбы отступников
Имя Божие похулившие.
Годы хрущевских гонений: судьбы отступников
Оксана Гаркавенко Мы остановимся на трех случаях отречения, на судьбах трех людей, упомянутых в тексте анафемы. Внешне эти судьбы сложились вполне благополучно. Небосвод не раскололся громом над христопродавцами, они не спились и не удавились, один жив по сей день и активно воинствует против Бога и Церкви. Итак, Александр Осипов, Павел Дарманский, Евграф Дулуман.
Прощайте и прощены будете Прощайте и прощены будете Слово перед исповедью вечером в пяток 1-й седмицы Великого поста Протоиерей Валериан Кречетов Самое последнее мытарство, которое проходит человеческая душа и с которого низвергается в преисподнюю, даже если человек оказался чист при других испытаниях, – это мытарство немилосердия: если не был милосерд, если не прощал другим, если не был снисходителен к немощам других, то не жди себе снисхождения, не жди прощения от Бога. Вот самое главное условие. Поэтому нужно всеми силами стремиться к тому, чтобы ни на кого никакого зла не было в душе, так как это – первый залог погибели.
Комментарии
Галина16 декабря 2015, 21:00
Спаси Господи!
Галина И.15 октября 2015, 13:00
Ольге: " ...А ведь этих танцовщиц скоро выпустят из заключения....У меня дети!" Эти танцовщицы тоже чьи-то дети, и в вашем экс- эмоциональном комментарии нисколько не проглядывается боль за них, а только другая боль, похожая на истерию,- по поводу осквернения храма.Совершив беззаконие, эти девчонки были наказаны по закону, все правильно. Но ведь Христос умер и за них, и до Страшного Суда никто еще не осужден, не так ли? "Милости хочу, а не жертвы".Надо молиться за этих танцовщиц, за их падшие души, дабы Христос помиловал их и направил на правильную стезю, даровал им дух покаяния и сокрушения о своих грехах. И не надо кидать громкий "соборный" клич на их проклятие и закидывание камнями, а надо возвысить голос за их духовное освобождение и перерождение. Это будет по -христиански, по истинному, святоотеческому православному, а не с тем экстремистским оттенком, который имеется у вас. Господь за ваше жестокосердие может дать вам нелегкое испытание и с вашими детьми, пути Господни неисповедимы. "Страшно впасть в руки Бога живого".
Наталия12 июля 2015, 10:00
Хочу вступиться за Юлию! "Божественные мельницы мелят медленно". Злые гении Ленин, Сталин,Гитлер...явились не сразу. Деградация веры, потом "свято место пусто", потом на это место является определенного вида правитель. Т.е.правитель - это только следствие, зеркало состояния умов. "Смеются дьяволы и псы над рабьей свалкой, Смеются пушки, разевая рты... И скоро в старый хлев ты будешь загнан палкой, НАРОД, не уважающий святынь!"(З.Гиппиус 1917) А на счет нравственности..кто-то из комментаторов упоминал (и эта мысль не нова)- пока живы были молитвенницы (старшее поколение), сохранялся дух, ушли они - ... Потому не устаю повторять - когда все наши малые (пусть домашние) молитвы стекаются вместе - это есть та самая (такая необходимая) сила.
Валерия15 марта 2014, 04:00
Здравствуйте! Я лично знаю матушку Магдалену. Я реально бедная студентка или иммигрантка и она в последний раз, когда мы видились, она бежала, чтобы мне дать денег, которых у нее итак не много было. Сейчас она в Москве в монастыре. Очень скучаю по ней.
Ольга12 сентября 2013, 01:00
"...запомнила свое состояние – боли, оскорбления, беспомощности и вины. Чем больше он, как говорится, овладевал аудиторией, вызывая ее смех кощунственными шутками, тем более мною овладевало отчаяние и ясное сознание, что молчание здесь равнозначно предательству. Но возражать мне представлялось совершенно невозможным не только в силу твердого наказа моей матери и владыки «не устраивать там никаких эксцессов», но главным образом из-за абсолютного неумения что-либо сказать. Хорошо помню, как во все время его выступления я мысленно пыталась аргументировать всю ложь его слов, и ничего у меня не получалось!" Вот эта цитата - точное описание моей личной боли во время истерии сми по поводу богохульства в Храме Христа Спасителя! - после этих событий я заболела, словно отравилась чем, как будто сотрясение мозга было и ножевое ранение - все и сразу, такая скорбь. Вот недавно оправилась... А ведь этих танцовщиц скоро выпустят из заключения. На фоне наступательного джихада содомистов эти саломии могут быть выбраны фетишем агитации против Церкви, или того еще - популярным шоу. Это надо предотвратить, православные!!! Смотрите, что делается в странах, где христиан вырезают, как две тысячи лет назад! У меня дети! Пресвятая Богородица! Спаси нас!
Лариса29 августа 2013, 13:00
Чудесная история. Большая благодарность матушке Магдалине, что поделилась этими воспоминаниями. Дай нам Бог такой же твердости в вере в нашей повседневной жизни. А все это и сейчас продолжается. Война против Христа и Его Церкви не прекращается, только методы другие. Изощренные.
Алексей20 августа 2013, 10:00
В.Крылову: просто интересно стало, как вы понимаете "каждый вправе... переходить от веры к вере...", иными словами - каждый вправе верить во что угодно. Просто любопытно, как, по вашему, это право возникло? Кто этим правом уполномочил каждого и всех? Если вы не атеист, то должны знать, что человеку дарована свобода во всем (а не право - !) ни кем иным, а Богом. Ну так, знаете же - "вольному - воля, а спасённому - Рай". Жаль, нельзя в рамках этого обсуждения полемизировать с другими вашими тезисами.
Ирина 28 июля 2013, 21:00
Уважаемый Пётр, спасибо за рассказ о таком замечательно сильном человеке как монахиня Магдалина. На меня произвело большое впечатление её поведение в споре с Чертковым. В ней есть что-то от первых христиан, которые умирали за веру. А Чертков... трагическая фигура. Что его подвигло отказаться от Христа? Страх перед советским режимом? Выгода? Разочарование? Видать, до последней черты дошёл человек. Но остановился. Значит, не совсем потерял себя. Теплилась ещё в нём вера. И Господь его не оставил. И дал ему эти слёзы... Насколько же милостив Господь! Он спасает нас, утопающих, если в нас остался хотя бы маленький огонёк веры. Слава Тебе Господи! Прости нас, грешных.
Михаил30 июня 2013, 02:00
Я согласен с мнением Юлии. Полемизировать на эту тему можно сколько угодно, но факт есть факт: Росиия была духовно сильна, людей порядочных было больше. Моё мнение: истинно верующих сейчас, в благоприятных в целом условиях, меньше, чем тогда.
В.Крылов27 июня 2013, 01:00
Если повнимательнее приглядеться и к статье, и к комментариям, совершенно отчётливо проступает политическая подоплёка. Вера есть нечто весьма индивидуальное и интимное. Каждый вправе верить или не верить, переходить от веры к неверию и от неверия к вере. При желании и наличии слушателей вы можете повествовать о себе в этих аспектах. Обсуждение и оценка третьих лиц в этом плане сродни сплетне, она неприлична. Даже если вы поддаётесь этому искушению для демонстрации торжества религиозного мировоззрения. Но данный конкретный форум совершенно отчётливо ориентирован на закрепление ненависти к "совку", при всей благостной риторике участников. В этом, к слову, тоже проглядывают признаки иудства. Причём, не в отношениях между богом и человеком, а в межчеловеческих отношениях. О том, что хуже, мнения могут быть различные. Но вывод напрашивается. Если (если!) большинство населения вновь изберёт социалистический вектор своего развития, Церковь, и клир, и причт, вновь будут бить в спину. История не учит. Едва ли такой текст пропустят на этом сайте. Пусть хотя бы модератор прочитает.
Олег 3 июня 2013, 16:00
для Юлия))))): Типичные аргументы человека защищающего совок, не раз их приходилось слышать. Но это от малого количества информации, при поверхностном взгляде. Если рассмотреть более детально видно, что поколение построившее сверх державу, победившее в Великой Отечественной войне, как вы говорите девушки девственницы, и высокая моральность, это все поколение выросшее до 1917 года, в царской России. Не так ли? А вот поколение выросшее уже при СССР, видим сейчас, красота не правда ли? Так что не путайте мух и котлет, уважаемая Юлия))))): видно конечно что вы не защищаете совок, но правильные делайте выводы.
Мария 2 июня 2013, 20:00
Спасибо редакции "Православия" и матушке Магдалине за такое живое и интересное свидетельство! Это особенно важно для студентов духовных образовательных учреждений. Молодые люди часто не представяют себе реалий той жизни, когда за веру можно было лишиться всего: получить срок, потерять "доброе имя", публикации, возможность учиться в институте, друзей потерять. Поступок матушки в юности - это истинное свидетельство веры, требовавшее большого мужества, честности и цельности. Важно давать побольше таких материалов, чтобы у противников Церкви не было поводов манипулировать людьми, чтобы не было никакой идеализации положения Церкви в послевоенный период. К сожалению, теперь появляются мифы о возможности "культурного синтеза нашего наследия": Православия и коммунистической идеологии. Коммунисты, как нас известили перед выборами на одном сайте, "дорогие члены прихода", и как будто невдомек, что есть случаи индивидуально разрешимые, - действительно, надо объяснять людям новоначальным, в чем различие Православия и коммунизма, помогать им понять, - а есть идеология марксизма, неизменная в своих основах и с теми же "авторитетами", с тем же атеизмом. И как замечательно, что матушка поминает этого несчастного, но раскаявшегося человека. Вот пример христианской правды и христианского отношения к ближнему: ни "права суда", ни превосходства. "Блаженны милостивые..." Спасибо большое!
Марина 1 июня 2013, 23:00
Добрый вечер всем! Прежде всего доброго здоровья матушке Магдалине за рассказ. Мое детство пришлось на 70-е -начало 80-х гг. Лет в 12 я тоже прочитала книгу из серии атеистической пропаганды "Про то, чего нет". На долгие годы она испоганила мне душу, посеяв большие сомнения. Хотя росла я в семье, где иконы никогда не убирались, соблюдались Праздники. И бабушку я свою тоже пыталась "просвещать". В храм с ужасом зашла в первый раз: пионерка ведь была, не положено. Что интересно, хоть и пионеры были, а Рождество и Пасху ждали, по крайней мере я и мои друзья. Так и выросли в противоречиях. А однажды я попыталась "вразумить" бабушкину родственницу, глубоко верующую женщину. С жаром доказывала ей про ее заблуждения. Она меня внимательно выслушала, ни разу не перебила, при этом смотрела на меня с такой любовью и жалостью одновременно. До сих пор помню ее добрый взгляд и какое-то светлое одухотворенное лицо. Царствие Небесное обеим моим бабушкам! Вымолили нас у Господа! Трудным было возвращение. Скольким бедам надо было случиться, чтобы мы прозрели! Господи, прости нас! Простите, за корявость слога. Писала все от души.
Дмитрий (Железнодорожный)31 мая 2013, 12:00
Аж слезу прошибло. Вы только представьте, что было в душе у этого Черткова. Да простит его Господь и всех нас, грешников.
Ксения30 мая 2013, 17:00
Чудесная история! Спасибо за статью!
Игорь29 мая 2013, 20:00
велика милость Божия к нам грешным ! спаси вас Господи!
Таня29 мая 2013, 13:00
Уважаемая Марина, Спаси Господи за Ваш рассказ о папе. Именно так все сейчас и в моей семье, как в Вашей - до болезни отца. Ваш рассказ укрепил надежду. Как и эта замечательная статья..
Михаил29 мая 2013, 09:00
Спасибо, матушка Магдалина. Вы далеко от нас, а Ваше повествование наполнено тем же духом, что и у монахов которые мне знакомы. Хорошо, что есть монахи - всегда успокоят покажут - Господь рядом. p.s. Трудно себя представить на Вашем месте тогда, но ясно что испытание выпало Вам нелегкое. Вспомнились Жены Мироносицы. Никто вокруг не верит, а приходится быть первым, кто говорит правду.
Ольга29 мая 2013, 02:00
Я помню, как читала эту книжку в 3-4 классе, то есть в 1973 или 1974 году. Помню обложку,картинки. Чёткий шрифт, лёгкий стиль. Текст прошел перед глазами, не затронув память, как один из сотен текстов, которые я бесконечно заглатывала, читая всё свободное от школ время. Живя у бабушки каждое лето, ходила с ней в храм, любила храм; читала дома старинные православные книги и журналы. И, как странно, и Черткова с таким же удовольствием прочла. Было немного неприятно, что смеётся над хорошим, но в общем, ведь всё это было неважно, просто чтение. Так казалось... А оказалось, что всё-всё впитывалось в душу - и то, и другое. Запомнила фамилию автора, потому что как-то она подходила к этой книжке. Столько всего забыто, а это - помнится, удивительно. Хорошо, что он всё-таки вышел на свет...
Николай29 мая 2013, 01:00
Надеюсь,имя матушки изменено и она ничем не выдала себя лично. Т.к.иначе "украла" у себя этот чудесный поступок.
Борис29 мая 2013, 00:00
Благодарны матушке за эту живую историю! Детям своим расскажу, их у меня четверо. Спаси Вас Бог!
ольга29 мая 2013, 00:00
А я в детстве читала такую ужасную книгу или похожую на нее и верила написанному! Еще и пыталась верующую свою бабушку "просвещать". Какая же мерзкая эта книга, как я гадко говорила, как тяжело было слушать бабушке, боясь возражать, потому что я могла рассказать в школе. Всегда со стыдом это вспоминаю. Но сейчас понимаю, что этот человек был под властью темной силы, в подчинении.
Елена28 мая 2013, 22:00
Спаси Господи!Прошло всего два дня как я имела счастье слышать этот рассказ из уст самой матушки Магдалины перед отьездом домой и так жалела,что не записала его.Открываю в дороге интернет,а там этот рассказ.Ну разве не Чудо это!
Леонид28 мая 2013, 20:00
3ья часть(весь текст не влез). Но тем не менее в местной газете нет да и появиться заметка, ответ на вопрос читателя или что в этом роде, что из себя представляет та или иная секта. Подпись под такими заметками, за редким исключением, была - А.Чертков. За несколько лет, когда вменялось в обязаность следить за прессой, я не помню ни одной заметки, даже вскольз касающихся Православия.В нашей группе экскурсоводом учились девушки из канцелярии политехнического института.Несколько раз я зашел к ним(тогда уже работал на кафедре) и обратил внимание на просто гору писем, разных размеров, тогда такие встречались не часто, и лежащую отдельно. Так как они тоже были на лекциях Черткова и его знали, то мне рассказали, что это все ему, что это от сект, с угрозами, поношениями и это еще мало, бывает и больше, все зависит от того что где напишет или скажет... Где-то в середине 90-х один знакомый священник из Риги рассказал что А.Чертков просился вернутся, сан не вернули и служить не разрешили, но в воскресной школе преподавал. Притом, когда я поделился своими воспоминаниями изложенными выше,как бы повис вопрос почему же это произошло? он как-то грустно и многозначительно сказал:"Ведь с ними работали? Искали где тонко...нашли!" Еще я знаю что его сейчас нет на этом свете.
Леонид28 мая 2013, 20:00
2оя частьПотом я столкнулся с ним на его лекциях для экскурсоводов(Рига-тогда ехали по городу летом не пройти, а студенту возможность заработать). Лекции проводили тогда в планетарии(бывшем Кафедральном соборе, теперь, Слава Богу, наоборот: то есть теперь Кафедральный собор, а то что здесь был планетарий уже никто и не помнит). Тогда, кажется, рассказал о себе. Что из потомственной семьи священников,начинал служить вот здесь то есть в Кафедральном соборе. А потом как-то вот так и там...Но сказал это быстро, в нескольких словах, что хотелось спросить, а что иногда,нет-нет да и послужите? И вот тут было сказано о МГУ, кафедре философии и что-то там с атеизмом.Может какие-то связи и были? Просто не помню. Но вот еще одно наблюдение: в Риге тогда столько действующих церквей сколько и в Москве. Даже, кажется больше. Тогда округляли говорили 50 и там и там, но при уточнении в Риге 49, а в Москве 47-48. Разница небольшая, но в Риге 700 тыс. населения, а в Москве? Большая часть церквей принадлежала Лютеранской, Католической и Православной Церквям.Но по одной имели адвентисты, баптисты и так далее. И не просто имели, а по тем временам использовали малейшую возможность и невозможность, хотя, конечно с нашим временем не сравнить
Леонид28 мая 2013, 20:00
В середине 80-ых я учился в Рижском политехническом институте.На 2ом курсе "Атеизм"-один семестр-нам преподовал Алексей Чертков. Лекции не запомнились-технический ВУЗ,кому это тогда было нужно? Но что врезалось в память уже тогда: знание Библии назусть,и читал по памяти почти страницы, моментально определял место одного-двух слов и приводил целый обзац, а то и два.Это все в аудитории,при всех. Тогда это впечетляло, но далеко не многих.Ведь Рига - окраина, задворки СССР и еще технический ВУЗ. Почему хотя бы не Латвийский университет, где кафедра атеизма была куда мощнее,чем в политехническом. Его лекции были одна пара в 2 недели, где собиралось, наверное, половина 2 курса.До сих пор помню группу авто-механического факультета, которые кроме автомобилей и иже с ними, ничего не видели и не слышали. А еще было практическое занятие, тоже один раз в 2 недели, на них была только наша группа - 30 человек.Здесь преподаватель как бы дообъяснял что не понятно в лекции.Вот представте себе: на первом занятии преподаватель просит каждого студента встать и назвать свое имя.Например: Татьяна, Юлия, Олег. И на следующем занятии(это через 2 недели!)обращается к Вам -Танечка,Юлечка, Олежка!Может кого-то забывал, на на 2, тем более на 3 совершенно без ошибки. Надо добавить, что он и тогда выглядил как священник. Все это производило сильное впечатление и до сих пор в памяти, как яркая достопримечательность жизни.
Татьяна28 мая 2013, 17:00
Господь всегда поможет, лишь бы мы этого хотели!
Ольга28 мая 2013, 16:00
Спасибо, матушка! Сильная статья, особенно момент про Иуду, я и сама вздрогнула. Царство Небесное псаломщику Черткову!
читатель для Юлии28 мая 2013, 15:00
Уважаемая Юлия, какой нравственный уровень был, видно из слов автора статьи : " ...кто-то первый угрожающе размахнулся кулаком возле моего лица." Ещё Вы пишите -- "виноваты мы". А я вот думаю, что не надо перекладывать ответственность с палачей на их жертв. Не все " разрушали храмы, убивали священников зверскими методами". Это было организовано конкретными людьми, а не всеми "нами". Или Вы думаете, что в уничтожении верующих Серафим Вырицкий, например, тоже виноват? Матрона Московская тоже виновата?
галина 28 мая 2013, 15:00
Юлия,в то время, когда железный занавес не впускал мерзость в нашу страну,где нравственность былла высокая,как вы пишете,народу вбивали атеизм,что и привело к тому что сегодня имеем,а была бы крепкая вера,то она и была-бы железным завесом от мерзости,что посеели,то и пожинаем.А матушка Магдалена редкий и яркий пример бесстрашного настоящего христианина,дай Бог здоровья и низкий поклон ей!
Виктория28 мая 2013, 14:00
очень сильно! спасибо, матушка!
Надежда28 мая 2013, 14:00
Для Юлии > "А с другой стороны, нравственный уровень людей был гораздо выше, чем сейчас у нас." Юлия, а кто же тогда написал 15 миллионов доносов за годы советской власти? Люди с высоким нравственным уровнем? А огромное количество абортов, а эпидемии венерических заболеваний в 70 - 80-е г. (мне рассказывала знакомая врач венеролог)? Замуж-то может выходили и девственницами, вот только потом многие мужьям начинали изменять. Не идеализируйте прошлое. Русский народ начал нравственно деградировать как только утратил веру, а произошло это еще в конце 19-го века.
elena28 мая 2013, 13:00
A na schet togo, chto ranyshe uroveny morali bil visshe, eto potomu chto eshe balgodat teh kotorie molilis do nas esche oshuschalas...seychas hot i podem duhovnosti s odnoy storony, s drugoy oshchuschaetsya i upadok, moraly v tom chisle ...pora naverstyvat upushchenoe vremya...pora molitsya spasibo za potryasayus rasskaz...ved pravda vsegda volnuet bolyshe vsego
Светлана Константиновна28 мая 2013, 13:00
Я - коренная вологжанка. Сейчас у нас совсем другая картина В праздник в храм не зайти, народ стоит молится на улице.
Марина28 мая 2013, 13:00
Как много таких историй, об отречении - и возвращении, покаянии. Мой отец был замечательным человеком, изобретателем, лауреатом многих премий, но - атеистом, причём воинствующим, хотя вырос в верующей семье. Когда я крестилась перед едой, дом сотрясала буря. Когда выяснялось, что была в храме, - воздвигалась стена молчания. Но вот папа заболел и слёг. Лежал и смотрел в окно. А прямо за окном началось восстановление храма. Каждый день после настоятель и его матушка, бывшие однокурсники и по первой специальности инженеры-строители, неустанно трудились: поднимались на самый верх, очищали крышу от мусора.Страшно было смотреть, как они забираются по приставленной к стене, такой ненадёжной лестнице. Папа смотрел и удивлялся:"Ну и парень! Давно не видел, чтобы так трудились!" А когда узнал, что это батюшка, задумался. И всё смотрел, смотрел... И всё слабел. А однажды робко так попросил: "Мне бы с ним поговорить, да не дойду, жалко!" На следующий же день батюшка был у моего папы. Проговорили они час два. Потом батюшка снова пришел, причастил папу. А ещё через неделю отец сам пришёл в храм - для всех неожиданно. Увидев его на всенощной, я глазам своим не поверила. Вскоре он умер, пособоровавшись, исповедавшись, причастившись. По-настоящему христианская была кончина, безболезненная, непостыдная, мирная.
олег28 мая 2013, 12:00
Все так, матушка. Спаси Вас, Господи. Святейшее место - земля Вологодская - за короткий период советской власти была превращена в атеистическую пустыню. И все это - нашими руками. Стоит Бог посреди этой жути, плачет. Как и прежде, протягивает нам неблагодарным свои руки.
Юлия)))))28 мая 2013, 12:00
Немного не по теме. С одной стороны, годы советской власти ужасны. Разрушали храмы, убивали священников зверскими методами, у крестьян отбирали честно нажитое имущество. Система доносов, беспредел, творившийся при Ленине, психоз Хрущёва по поводу кукурузы. А с другой стороны, нравственный уровень людей был гораздо выше, чем сейчас у нас. Железный занавес не пускал в страну всю ту мерзость, которая льётся на нас сейчас. Ценности были правильные: старших уважать, малышей не обижать. Был низкий уровень преступности. Большинство молодых девушек были девственницами не то, что сейчас. А сейчас храмы открыты, но война против священников не прекращается. Она идёт на более тонком уровне. Например, моя подруга ненавидит священников, с которыми ни разу не общалась и ни разу не была в храме на службе. Но она свято верит написанному непонятно кем и непонятно где. Думаю, не надо переносить ответственность на времена, как это делал герой произведения "Дом на набережной". Виноваты мы, люди. Мы делаем времена. Не будем праздновать победу над собой ни в годы советской власти,ни сейчас, когда нравственное здоровое считается ненормальным. Будем жить с Богом))) всегда)))
Татиана28 мая 2013, 10:00
В конце 1970х начале 80х в Московском государственном университете принимал зачеты по научному атеизму Чертков, о котором среди студентов ходили слухи, что он - "поп-расстрига", окончил Московскую духовную академию. Есть ли между ними родственная связь, может быть кто-то знает?
Здесь Вы можете оставить свой комментарий к данной статье. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке